RSS

Владимир Скрипов: Сирия, как бы не заиграться

  • Written by:

 

В мире политике, особенно многосторонней и многослойной, искать азимут очень сложно. Это все равно, что пользоваться компасом, шагая надо залежами руды или подземным трубопроводом, то есть — по магнитной аномалии, не ведая об этом. Когда бодаются государства и их лидеры, а ты хочешь и способен слышать все стороны, не так- то просто принять чью-то сторону безоговорочно. Можно конечно встать на одну из них – что мы, чаще всего и делаем. Но это уже позиция шкурного интереса, а не аналитика. Когда стремишься принять, приходится снимать множество оберток, в том числе – и с себя самого – в виде идеологической субъективности или просто эстетического инстинкта. Ну, вот не нравится мне его фейс или манера говорения!

Это краткое введение напрашивается, когда пытаешься оценить российско-американские терки. В частности, в новом сюжете – из-за Сирии и вокруг нее.

Логику и пафос Вашингтона, только что озвученные Бараком Обамой с трибуны ООН, можно свести примерно к следующим ценностным и юридическим мотивировкам. Посыл первый: Асада надо убрать, потому что он является причиной гражданской войны. Посыл второй: война возникла из-за того, что попираются свободы и имеет место политический террор с признаками геноцида, что противоречит международному праву и Уставу ООН. Посыл третий: к тому же в Сирии имеет место узурпация власти религиозным меньшинством – алавитами, которые правят 90% суннитов. А это значит, что во вспыхнувшей гражданской войне реализуется святое право народа на самоопределение.  При таком раскладе режим Асада не является легитимным, и, следовательно, внешнее вмешательство в этот конфликт не только оправдано, но и необходимо.

Согласно путинскому кредо, легитимна любая власть, выбранная в соответствие с теми или иными процедурами, предусмотренными конституцией страны. Следовательно, власть Асада законна, и ее смена возможна только посредством тех же процедур. Поэтому любой силовой сценарий – переворот, бунт, революция, тем более – внешняя экспансия – это насилие, террор и хаос, который должен осуждаться международным сообществом. По этой мерке любой режим имеет право на существование, а всякая попытка его изменить, губительна и неприемлема. На практике она ведет к деградации государства и условий жизни, поскольку любой порядок лучше бардака. И свежих примеров тому немало: Ирак, Афганистан, Ливия, Судан…И в Сирии будет то же, если убрать Асада. Вот почему незаконно все  «оранжевое». А вмешательство во внутренние дела в любой форме – идеологической, денежной, силовой – есть нарушение суверенитета. И, напротив, помощь в защите законной власти – оправдана и соответствует духу международного права.

Вот такие столкнулись платформы. И у каждой, на первый взгляд есть свои резоны. Просто потому, что с какой стороны не подходи, есть противоречия в основах. Взглянуть через юридическую призму – оно в несостыковке двух принципов: права наций на самоопределении (США) и незыблемости суверенитета государства (Россия). Взглянуть с ценностных позиций – в универсальности демократических критериев (США) и в праве на самобытность, на особый путь развития (Россия).

 Что в обертке?

Однако, все это лишь словесная оболочка, мармелад для дипломатов и политологов. В нее заворачиваются более прозаические и конкретные вещи – интересы и личные амбиции.

Начнем с интересов. По одной из версий, вброшенной в российские СМИ из лондонского источника, от него сильно тянет газом. Причем – сжиженным (СПГ). Интрига в том, что Катар вынашивает планы стать стратегическим поставщиком его в Европу. И «Газпром», у которой доля производства СПГ на сегодня не превышает 4-5%, здесь ему не конкурент. Ведь на долю Катара приходится свыше 30% мирового экспорта СПГ, и с 2006г. он удерживает в нем ветвь мирового первенства. Но дело не только в количествах: опираясь с помощью таких партнеров, как  «Exxon Mobil» и «BP» на самые современные технологии добычи, он способен держать самые низкие цены. Поэтому нависает угроза катастрофического удара по могуществу «Газпрома» и главному козырю Кремля в своем давлении на ЕС.

Для реализации этих планов прорабатывается проект строительства магистрального газопровода через Сирию и Турцию. Реализации этих планов мешает пожар войны и давняя зависимость Асада от Москвы. Вот почему Доха заинтересована в падении его режима, а Москва, напротив, готова защищать любыми средствами.

Притом, что версия эта выглядит вполне правдоподобно, это не снимает и личностного фактора – персональных  амбиций кремлевского правителя. Спектр чувств и целей тут может быть разнообразен. Это и восприятие свержения очередного диктатора как звонок-напоминание  в свой адрес. И надежда сторговаться с Западом по поводу санкций ценой бросания в сирийское пекло российских военных. И уязвленное самолюбие, яростное стремление  вернуться в клуб вершителей мирового порядка. И необходимость найти новую тему в оратории «Вставания с колен», переведя стрелку общественного внимания с Украины на Сирию и Исламский халифат(ИХ). Впрочем, все эти мотивы не игнорируют, а только дополняют и одновременно – маскируют тревогу ВВП за судьбу газовой иглы.

Принцип симметрии требует упомянуть и о личных интересах Обамы. Но какими бы они не были, в его положении их роль близка к нулю, потому что в политической системе Америки пространство для личных капризов весьма ограничено. Слишком повязано оно политическими институтами и игрой соперничающих сил.

В это, кстати, трудно поверить другой стороне. Поэтому через психологический механизм проекции (приписывания своих мотивов другому человеку) Путин полагает, что Обама с ним неискренен, демагогичен, прикидывается Ванькой и пытается дурачить.

Как бы не заиграться

Именно несравнимо большая свобода личных капризов позволила кремлевскому засидельцу пойти ва банк и сделать атакующий шаг. Пока этот вызов подан как призыв к боевому товариществу, союзничеству в борьбе с общим врагом. Более того, в нем и содержательно – без слов – присутствует мотив полезности для Запада: воевать чужими солдатами.

Но одновременно это и демонстрация угрозы, тон которой  по-русски звучит примерно так : пока я спокоен, но не доводите меня до греха!

Именно флером своей непредсказуемости оперирует ВВП, когда пробует попугать. Вброшенная пропагандистскими холуями страшилка на тему ядерного конфликта будоражит фантазии западного обывателя. Видя, несколько амбициозен и обидчив российский вождь, легко нарисовать в своем воображении старца, который способен весь мир с собой в могилу утащить. А сам темп агрессивности по восходящей, которую он демонстрирует, такой тревоге способствует. Сначала был Крымнаш  с  веселыми зелеными человечками, потом уже «добровольцы», сумевшие организовать триумфальный Дебельцевский котел, а теперь уже открытая демонстрация самого современного оружия на арене, за которой наблюдает весь мир. Вопрос возникает автоматически: что же будет на следующей фазе? Ведь при такой концентрации всевозможных сил и интересов роковое столкновение практически неизбежно даже без злого намерения. Не тех разбомбили, не тот истребитель сбили, чужую границе не заметили…И пошло-поехало.

Кроме того, у всякой войны есть своя внутренняя логика, которая начинает диктовать генералам и политикам. Жертвы неизбежны, а когда они начинаются, нарастают эмоции. Если люди гибнут, значит нужна победа. Иначе – за что? Победу бомбардировками не достичь – генералы потребуют наземные операции. А это – новый Афганистан.

Если взглянуть на ситуацию с другой стороны – тоже плохо. При отсутствии россиян война в Сирии продолжала бы тянуться  в вялотекущем режиме неопределенно долго — до тех пор, пока ситуация не разрешилась бы, что говорится, сама собой. Или режим Асада пал. Или ИГ навис над Дамаском, и Запад начал бы воевать по-настоящему. Российская же активность поставила вопрос ребром. Или уходите, воспользуйтесь возможностью задавить ИГсилами тех, где жизнь сограждан не сильно ценится. Европейцы, возможно, на это бы и клюнули. Но вряд ли такое позволит себе Америка. Скорей наоборот: свое присутствие в Сирии она усилит, поскольку в Вашингтоне нет никаких иллюзий, на чьей стороне в первую очередь там воюет Москва.

И чем очевидней будут противоречия сторон, тем опасней лобовое столкновение. Карибский кризис легкой интрижкой покажется!

PS

Написал последнюю строку и заглянул в новостную ленту. В ней сообщается о том, что российский военный самолет второй раз нарушил воздушное пространство Турции. А ведь еще и недели не прошло с начала операций в Сирии. Отмечается, что турецкие истребители уже собирались его атаковать. После первого инцидента в понедельник  НАТО отреагировало жестко – на уровне чрезвычайного заседания своего Совета.

Владимир СкриповВладимир СКРИПОВ

Комментарии

Комментарии

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v