Одна из важнейших особенностей нынешних российских властей заключается в том, что долгосрочных последствий своих шагов они никогда не просчитывают. Стратегическое планирование в их исполнении носит исключительно формальный характер. Думается, что это особенность спецслужбистской ментальности. Кремль всю свою политику реализует в режиме спецопераций. Вот сейчас у него, например, спецоперация под названием «думские выборы». Цель – их выиграть. Что будет после – выходит за пределы горизонтов кремлевских политических менеджеров. Поэтому они легко принимают решения, которые облегчают им задачу проведения данной спецоперации, напрочь убивая при этом остатки их легитимности. Но это ничего, закончится эта спецоперация, начнётся другая – вот тогда и будут думать, что им с порушенной легитимностью делать.

В принципе, нормальный подход – для исполнителей. Если над ними есть начальство, которое стратегически мыслит. Беда нынешней России в том, что такого начальства в ней сейчас нет. Люди, функционирующие в режиме спецопераций, главные.

Именно поэтому тот колоссальный потенциал, которым обладал режим к началу правления Путина, оказался так безнадёжно растрачен. Ведь у него поначалу было всё – колоссальный кредит общественного доверия; отсутствие необходимости проводить непопулярные реформы (их провели предшественники); постоянно растущие мировые цены на сырье, обеспечившие властям возможность профинансировать любое проводимое ими мероприятие. И чем всё это закончилось? Полностью разрушенной институциональной средой, умирающей экономикой, неработающей социальной сферой, внешней изоляцией и деморализованным населением.