В деталях сейчас никто не знает, как все сложится в дальнейшем, но вот в общем и целом предсказать будущее, наверное, можно. Пока Кремлю, конечно, хватит сил удержать власть, сотни тысяч протестующих его не остановят. Действия по подавлению инакомыслия, однако, будут выглядеть столь отвратительно, что заметно ускорят процесс делегитимизации режима. Гайки ведь можно закручивать когда ты молод, люди в тебя верят и уровень жизни в стране растёт. А когда у тебя вся бухгалтерия в минуса ушла, людей твои репрессии будут только злить. Короче, дальше отчуждение между властью и обществом будет нарастать, административный беспредел усиливаться. Поэтому когда-нибудь на улицы выйдет миллион человек. Тогда режим и парализует.

Это, так сказать, главное. Дальше – некоторые нюансы.

Знаете, чья позиция окажется решающей? РПЦ. «Бог мне дал власть и я не могу, не имею права ее отдать», – примерно так думает Путин. Я в этом уверен, потому что никаких других объяснений, почему он должен оставаться президентом, выдумать невозможно. Только Бог, только хардкор. Так вот, когда напуганная количеством протестующих церковь, наконец, заявит о том, что гражданский мир превыше всего, вот тогда Путин и сломается.

Кстати, случится этот главный – на миллион участников – протест по какому-нибудь частному, скорее всего даже неполитическому, поводу. Правда потом он быстро политизируется. Вся политическая инфраструктура оппозиции ведь будет разгромлена и привычки протестовать по политическим поводам у людей вообще не будет. У нас почему-то принято считать, что революцию обязательно надо долго готовить. На самом деле, не обязательно. Мексиканская и Китайская (Синхайская) революции, например, начались в значительной степени спонтанно, без чьей-бы то ни было руководящей и направляющей руки. Конечно, какие-то лидеры на каких-то этапах там появлялись, но роль их не была столь судьбоносной, как роль Ленина или там Троцкого в нашей революции, или, например, роль Ататюрка в момент крушения Османской империи.

Не обязательно даже наличие какой-то альтернативной идеологии. Со времён Берка и Токвиля принято считать, что у революции должна быть мощная интеллектуальная предтеча, такая, какой для Великой Французской революции стала философия Просвещения, а для революции российской – марксизм. Названные выше революции в Мексике и Китае обошлись без философии. Нельзя сказать, что никакой интеллектуальной работы в их рамках не велось, однако роль интеллектуалов в деле создания предпосылок к ним была не очень велика.

Главный урок тех событий заключается в том, что если противоречия между властью и обществом нарастают, резьбу рано или поздно сорвёт.

Выше я написал, что поводом для начала массовых протестов станет какое-то неполитическое событие. Я забыл про 2024 год. Решение о выдвижении Путина на следующий срок может стать таким поводом. Мексиканская революция как раз и началась после попытки правившего более тридцати лет и изрядно всем поднадоевшего диктатора Порфирио Диаса переизбраться в очередной раз.

Оригинал:  https://t.me/abbasgallyamovpolitics/60