Слава Рабинович

Итак, мы являемся пассивными бессловесными свидетелями кадров замедленной съёмки попытки второго убийства Алексея Навального – на этот раз в тюрьме, при помощи пыток: лишением сна и недопуском врачей, в то время, как у Алексея развивается целый комплекс проблем со здоровьем, вследствие тяжёлого отравления боевым химическим ядом «Новичок», который Путин, в нарушение международных норм, применил к нему, в качестве международно-запрещёного химического оружия и, одновременно, способа попытки убийства своего главного политического оппонента. Алексей объявил голодовку 31 марта, с требованием допустить к нему врачей (это его базовое право даже по путинским законам, и выполнение этого требования абсолютно элементарно достижимо), и сегодня, 16 апреля, соответственно, идёт 16-й день голодовки. И здесь я вам объясню, к чему сейчас всё идёт.

4 августа 1986 года, уже при Горбачёве, правозащитник, известный советский диссидент и политзаключённый, писатель Анатолий Марченко объявил голодовку с требованием освободить всех политзаключённых в СССР. С 12 сентября 1986 года его каждый день, кроме воскресенья, насильственно кормили, из-за чего Марченко обращался с письмом к Генеральному прокурору СССР, обвиняя медицинских работников Чистопольской тюрьмы в применении пыток.

Вот, что тогда писал сам Анатолий Марченко:

«…Питательная смесь приготавливается умышленно с крупными кусочками-комочками из пищевых продуктов, которые не проходят через шланг, а застревают в нём и, забивая его, не пропускают питательную смесь в желудок. Под видом прочистки шланга мне устраивают пытки, массажируя и дёргая шланг, не вынимая его из моего желудка. <…> Как правило, всю эту процедуру проделывает один медработник. Он поэтому не в состоянии при заливке смеси размешивать её, так как у него уже заняты обе руки: одной он держит шланг, а другой он заливает в неё из миски смесь. Повторяю, что в данном случае под видом гуманного акта советские власти в лице медчасти тюрьмы подвергают меня физическим пыткам с целью принудить прекратить голодовку».

Голодовку Марченко держал 117 дней. Через несколько дней после выхода из голодовки он почувствовал себя плохо и был из тюрьмы направлен в местную больницу. 8 декабря 1986 года, в 23 часа 50 минут, на 49-м году жизни, Анатолий Тихонович Марченко скончался в больнице. Он был похоронен в могиле № 646.

Олег Сенцов и Надежда Савченко тоже держали голодовки, в путинской тюрьме. До воли доносились обрывочные сообщения о «питательных смесях», «соках», капельницах с глюкозой, и т.д. Не знаю, что из этого – реальность, а что – путинская пропаганда. Но, судя по количеству дней голодовки в обоих случаях, это была несколько другая голодовка, не абсолютно «химически чистая», как в данный момент у Навального.

Пока я писал этот пост, прямо сейчас, и имел план своего текста у себя в голове, появился пост самого Алексея в его Инстаграме. Прямо в это же время! Его я приведу ниже, после моего текста. Поэтому продолжаю свои мысли, которые у меня были до прочтения только что вышедшего текста Навального.

Так вот, рассуждал я, история Анатолия Марченко – это не про Навального, скорей всего. Неужели Алексей Навальный даст возможность путинским гестаповцам себя кормить принудительно? А как? Только после принудительного седативного укола, что ли?

Истории с питательными смесями, соками, капельницами с глюкозой, и т.д. – это точно не про Навального. Ничего, кроме воды. 100% абсолютно ничего, кроме воды – всё по-честному.

И тогда на 40-й или 50-й день голодовки наступает СМЕРТЬ. Или даже чуть раньше.

Сейчас соратниками Навального на сайте https://free.navalny.com/ собрано 440 тысяч регистраций. До необходимых объявленных 500 тысяч остаётся большая работа – не достаёт 60 тысяч, и собрать их довольно трудно (потому что «самое ядро» уже зарегистрировались). Допустим, понадобится ещё неделя-другая, чтобы достичь 500 тысяч, и только тогда (и только тогда) будет объявлена дата всероссийских протестов с требованием освободить незаконно посаженного в тюрьму Навального. «Неделя-другая» – и мы уже упираемся в конец апреля, т.е. подбираемся к критически опасному порогу в 30 дней голодовки.

Но соратники Навального, после достижения 500 тысяч регистраций и объявления даты акции, собираются ещё подавать уведомления «властям», во всех городах и иных населённых пунктах по всей России, для соблюдения как духа, так и буквы этого антиконституционного путинского «закона», противоречащего 31-й статье Конституции. И они правы – ведь даже этот антиконституционный путинский «закон» имеет строго только лишь уведомительный характер, и они хотят продемонстрировать, как он НЕ работает, при митингах любого масштаба.

Но уведомление надо подавать заранее – чуть ли не за две недели, что ли… И значит, самой акции не будет – самое раннее – до середины мая.

Но в середине мая Алексей Навальный, если будет продолжать ту же голодовку, в абсолютно таком же формате – скорей всего, просто умрёт.

В этом плане соратников Навального, и того, сколько Навальному осталось жить, есть существенный «разрыв по времени», не правда ли? Они это понимают? Думаю, что да. Но я ни разу не слышал от них, что они думают по этому поводу.

Я поднимаю этот вопрос прямо сейчас, публично, чтобы мы все всё понимали одинаково.

*******

А теперь, как и обещал, сегодняшний текст самого Алексея – вот он:

Жизнь удивительно ходит по кругу.

Вот сегодня утром надо мной стояла женщина-полковник и говорила: ваш анализ крови свидетельствует о серьезном ухудшении здоровья и риске. Если вы не откажетесь от голодовки, то мы готовы перейти к принудительному кормлению уже сейчас.

И дальше расписывала мне прелести принудительного кормления. Смирительная рубашка и прочие радости.

А я слушал и возвращался в детский сад. Мне 3 года, и похожая женщина заставляет меня есть кожу вареной курицы. А я сквозь слезы, но говорю нет. А женщина тоже обещает меня накормить силой, спеленать и руки связать.


Но и разница большая. В детском саду я инстинктивно понимал, что не имеют права меня кормить мерзкой вареной куриной кожей. А сейчас я просто показываю пальцем в пункт закона и говорю: извините. Не надо меня кормить принудительно. Я и сам поем. Вот ведь мое абсолютно гарантированное право: на осмотр независимым гражданским врачом. Почему же вы отменили это право в отношении именно меня, и добиваться его нужно голодовкой?

А ответ-то простой, хоть и состоит из двух частей:

а) они боятся, что выяснится, что происходящая потеря чувствительности конечностей может быть связана с отравлением. Тем, старым. Или каким-то новым, я уж не удивлюсь
б) общее правило заключения в том, что человек для системы – раб. Тем более политзаключенный. ему всегда и во всем положено отказывать. А если протестует, то лучше принудительно кормить, чем выполнять законные требования.

Так что еще раз понимаю: не только за себя протестую, но и за сотни тысяч таких же бесправных. Только у них еще и инстаграма нет, чтобы туда написать. Вот.

Голова моя сильно кружится, но пока хожу, потому что чувствую вашу поддержку. Спасибо! 😉

https://www.instagram.com/p/CNucykqFS_s/

 

Слава Рабинович: https://www.facebook.com/slava.rabinovich.9/posts/3946327032095248