RSS

Алексей Рощин: Предвестник наступления «новой журналистики» – более боевой, менее сервильной и намного более общественно значимой

Веллер-3. Тип скандала

Занятно проследить, что за довольно короткий срок мы тут в соцсетях видим уже ТРЕТЬЮ ПОДРЯД истерику блогерской общественности на, в сущности, одну и ту же тему: назовем ее «наглый журналист-интервьюер». Расставим по порядку.

Итак, первым был в апреле, собственно, сам Веллер: на «Эхе Москвы» он внезапно распсиховался и досрочно сбежал с собственной авторской передачи, вроде как обидевшись на свою визави, журналистку Ольгу Бычкову. Бычкова, по мнению Веллера, вела себя с ним на эфире чересчур вольно и задавала слишком много непочтительных вопросов. Поступок Веллера обсуждали в Сети неделю, большая часть общественности склонилась к осуждению Бычковой – она, мол, никто и «должна знать свое место», а Веллер – это ого-го, и Бычковой надо было «иметь к старичку уважение».
Надо отдать должное руководству радиостанции – Венедиктов целиком и полностью встал на сторону своего журналиста.

В канун Дня России был второй случай «журналистской наглости» – на этот раз публику возбудило интервью, которое брала журналистка Ксения Собчак у Алексея Навального для телеканала «Дождь». Навальный с интервью не сбегал, но после него к Собчак высказывались похожие претензии: она, мол, держала себя с Навальным слишком вольно и непочтительно, перебивала вождя оппозиции, нагло с ним спорила, дерзко ставила под сомнения его утверждения – в общем, вела себя так, как будто не понимала, «кто тут главный». По поводу Собчак тоже неделю кипело расширенное партсобрание в сетях, и, хотя Собчак, в отличие от тихой очкастой Бычковой, трудно назвать «никем» и «малоизвестной», в целом публика, особенно из числа «навальнистов», тоже оказалась к ней неблагосклонна: ее массово обвиняли в глупости, хамстве, невежестве, неумении «правильно разговаривать» и «правильно брать интервью», а чаще всего – опять же в наглости и отсутствии должного уважения. Также многих бесило, что Собчак пыталась высказывать в интервью какие-то собственные мысли и суждения – тем самым, как говорили критики, «отвлекая» слушателей от главного героя вечера – Навального. «Знай, собака, с кем разговариваешь!»

Ну и наконец, третий случай, произошедший буквально только что: на этот раз в беспримерной наглости, хамстве и опять же в «неумении брать интервью» прогрессивная общественность обвинила некоего Гуркина – журналиста, беседовавшего с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич. Тут тоже не обошлось без скандала: интервью было прервано раньше времени респонденткой, а потом Светлана Алексиевич безуспешно пыталась запретить его публикацию, добившись, впрочем, увольнения непочтительного журналиста с его основного места работы. Интервью вышло на «запасной площадке» – на портале Регнум.

«Опчество» предъявило Гуркину все тот же стандартный набор: непочтителен, дерзок, не склонен соглашаться с собеседником, все время с ним спорит, имеет какие-то собственные идеи и убеждения, которые не стесняется высказывать – в общем, наглец и охальник.

Что еще общего у этих трех «кейсов»? Пожалуй, то, что во всех трех главные герои вечера – Веллер, Навальный и Алексиевич – по итогам бесед имели довольно бледный вид. Во всяком случае, выступили куда менее убедительно и триумфально, чем ожидала от каждого преданная армия поклонников. Собственно, в этом и заключалась главная претензия к интервьюерам: они, дескать, не дали своим собеседникам блеснуть, проявить себя во всей красе.

Мой природный оптимизм, однако, заставляет увидеть в этих трех разрозненных случаях предвестник наступления «новой журналистики» – более боевой, менее сервильной и намного более общественно значимой. Потому что почтительное придыхание в отношении к «великим» – это даже не прошлый, это позапрошлый век, деревенская серость и пыльная Азия. Современные журналисты и должны быть на равных с «кумирами», особенно исходя из очевидного обстоятельства, что все нынешние «кумиры» в реальности банкроты в той или иной степени. К сожалению, это слово можно отнести даже к нашему нобелевскому лауреату – ибо, при всем уважении, ее слава носит все же исключительно внешний, зарубежный характер.

В этих условиях «наглость» журналистов – собственно, спасательный круг, который они бросают самозваным «кумирам», чтобы вытянуть их на поверхность общественной жизни. Только конфликт, столкновение позиций, спор смогут превратить муляжи «мыслителей» в что-то живое и интересное.

К сожалению, на пути нового оказывается… сама публика. Наша внутренняя азиатчина, коей оказались подвержены в большой степени самые, казалось бы, «передовые и прогрессивные» юзеры соцсетей. «Западники» и «славянофилы» последнего отечественного разлива почему-то до сих пор массово уверены, что реальное дело журналиста – подобострастно кормить раздувшегося от собственной важности вип-деятеля «оппозиции» рахат-лукумом, словно какого-нибудь среднеазиатского чинушу.

Это время прошло.

оригинал – https://www.facebook.com/alexey.roshchin/posts/1586355844770281

автор – Алексей Рощин

Комментарии

Комментарии