Альфред Кох о фильме Дудя «Колыма»: автор «попал в ловушку, в которую попадают почти все, кто рассказывает о репрессиях»

Про фильм Дудя о Колыме.

Сразу наперед скажу: мне фильм очень понравился. И хорошей, человечной интонацией. И попыткой честно во всем разобраться. И мощной фактурой, которой там навалом. Впрочем, Дудь вообще редкий человек: он сильно растет прямо на глазах и пока не видно пределов его роста.

Это такой (начинайте в меня бросать гнилые помидоры) — современный интернет-Чехов. Тоже начинал с каких-то хиханек-да-хаханек, а потом раз … и с Юрой Шевчуком довольно тяжелое интервью, с Чечней, трупами, слезами. А потом еще и с парнем из юриного видео времен чеченской войны…

А потом — опять смехуе…ки, подъе…ки: а сколько ты зарабатываешь, а дрочишь ли ты… А потом раз … и Колыма… Это его «Остров Сахалин». Так бывает. Что-то щелкнет в голове и становится ясно: надо ехать. Нельзя не ехать. Надо это увидеть. Поговорить с людьми. Рассказать об этом. Показать всем.

После этого уже никогда не будет так как до. Начнется русская тоска. «Спать хочется», «Палата №6», «Черный монах», «Володя большой и Володя маленький» и т.д.

Захвалил? Ничуть. Думаю с Дудем все будет совсем непросто. Непросто и очень интересно. И очень для нас всех важно. И Зеленский тому пример… Как-то так, да. Именно. Вот увидите.

Теперь — о плохом. Мне фильм не понравился. Это ведь не фильм о Колыме, правда? Это ведь заявка на фильм про сталинские репрессии и вообще — про то, что значит сегодня для нас всех Сталин. А вот это как раз и не получилось.

Юра очень хорошо подготовился. Выучил статистику, проштудировал Шаламова. Поговорил с важными для этой темы людьми. Я, например, в полном восторге от Ефима Шифрина. Он был необычайно искренен и открыт. Я такой манеры в людях давно уже не видел. Он буквально повторял все мои мысли. Как телепат…

Но Юра попал в известную ловушку, в которую попадают почти все, кто рассказывает о репрессиях по тем лекалам, которые изготовил для них Хрущев на ХХ съезде. А лекала эти просты: Шахтинское дело — Убийство Кирова-Большой террор 37-38 г.г. — Ленинградское дело — врачи-вредители (ШД-УК-БТ-ЛД-ВВ). Фсе. Сколько ни считай-пересчитывай плюс-минус 2 миллиона расстрелянных и умерших в лагерях.

В голове у большинства людей есть точка отсчета: Холокост. 6 миллионов трупов. Если меньше — нестрашно. Цинично говорю? Конечно. Теперь самое время про «слезинку ребенка» что-нибудь ввернуть. Но увы, так устроены мозги у людей: им задали планку мирового рекорда. И если этот рекорд не превзойден, то серебряные и бронзовые призеры не попадают в фокус нашего внимания…

Этими двумя миллионами уже весь нос у нас Зюгановым истыкан. Он же все время твердит: где вы взяли массовые репрессии? Да, были перегибы на местах. Но за тридцать лет 2 миллиона? 66 тысяч в год? Да у нас в год на дорогах больше гибнет! А сколько мы в войну потеряли? Да Сталин — святой. Он победил в войне… И понеслось…

Читайте также:  "Залитое кровью белье": Слава Рабинович о сталинских и путинских репрессиях

Вот что я вам скажу: вранье все это. Наглое вранье, начало которому дал Хрущев. Который хотел себя выгородить. Потому что главные репрессии — это не ШД-УК-БТ-ЛД-ВВ. Главные смерти — это коллективизация и последовавший за ней и из-за нее Голодомор.

Зафиксированных на бумаге расстрелов (пусть даже беззаконных) — десятки тысяч. Капля в море. Но миллионы т.н. кулаков и подкулачников — сосланы. Осенью в зиму. Без одежды. Без пищи. В суровую архангельскую и сибирскую тайгу. Просто в чистое заснеженное поле. Половина сдохла от голода или просто замерзла. Никаких расстрелов. Никакой статистики. Просто сгинули люди — как не бывало.

Потом, у согнанных в колхозы крестьян отнимают урожай. Сельские районы оцепляют войска и никого не выпускают. Никаких троек, никакого приговора, никаких расстрелов, никаких посадок. Просто голод. Самый лучший сталинский палач. 10 (десять) миллионов смертей. По всей стране. Самые житницы: Украина, Дон, Кубань, Северный Кавказ, Поволжье, Казахстан. Люди сдохли как собаки.

Тоже — никакой статистики, никаких переписей. Никаких следов. Ничего не осталось. Только память людей. И демографические исследования. Которые открывают страшную картину непоправимых (!) потерь.

Вот мемуар Черчилля (первый его визит в Москву летом 1942 года) о том, как сам Сталин понимал, что такое коллективизация: «….Среди прочего, я спросил Сталина, когда тому было тяжелее: сейчас, во время войны, или же раньше, во время коллективизации. Сталин признался, что коллективизация была «страшной борьбой», тяжелее для советского руководства, чем война с Германией.»

Откровения Сталина любопытны тем, как вождь пытался оправдать (в своих глазах или же в глазах заморского гостя) свою репрессивную политику: «…Это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами… Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам, но с ними было бесполезно спорить…».

Черчилль уточнил: «Это были люди, которых вы называли кулаками?» «Да, — ответил Сталин. — …Некоторым из них дали землю для обработки в Томской или в Иркутской области, или ещё дальше на север. Но основная их часть… была уничтожена своими батраками».

Никакой Колымы. Никакого Гулага. Никто никуда не едет. Люди умирают по месту жительства. И валяются на дорогах. Их трупы гниют и разлагаются. И никто этого не видит: никого в оцепленные районы не пускают.

Прибавьте к этим десяти миллионам еще и всегда сопровождающие голод эпидемии холеры и тифа. Число жертв этих эпидемий — неизвестно… На кого списывать эти жертвы? Опять Сталин не виноват? Опять: покажите бумажку! Где подпись Иосифа Виссарионовича! А? Нету подписи Иосифа Виссарионовича! Клевещите вы!

Конечно все все знают. Информация просачивается. Но тогда, в начале тридцатых, совестливая и принципиальная советская интеллигенция предпочла сделать вид, что она не знает о том, что творится у нее в стране. И когда пришли за ней в конце тридцатых — сделала круглые глаза: «Товарищ Сталин! Произошла чудовищная ошибка! Мы ни в чем не виноваты!»

Читайте также:  Олега Сенцова приговорили к 20 годам лишения свободы

Еще в добавок: голод 46-47 года. Теперь всякие говноеды пишут: засуха. Херасуха, бл..дь! С сорок второго года страна жрала американскую тушенку. Американское зерно. Сухое молоко. Картофель. Шоколад. Смешно, когда мне рассказывают, что русские бабы в колхозах (!) кормили фронт. Да, русские бабы пахали на коровах, надрывали пупок. Но кормили они едвали себя и чуть-чуть тыл. Основная жратва поступала по ленд-лизу. А в 46 году ленд-лиз по понятным причинам прекратился.

А Сталин продолжал держать в Европе огромную оккупационную армию. Как тут не начаться голоду? Никак! И он начался. Еще пару миллионов кладите. И опять Сталин не при чем, правда, Геннадий Андреевич?

Кстати, о ленд-лизе. Там у Дудя в фильме один милый дядя рассказывал нам, что колымское золото, что мыли лагерники во время войны, шло американцам в оплату ленд-лиза. Это — вранье. Вот факты: первые выплаты по ленд-лизу СССР сделал в 1972 году. И всего по сей день он уплатил 0,4% от всей суммы предоставленной американцами помощи. Ноль, сука, целых, сука, четыре, сука, десятых, сука, процента! Всего. И сегодня вопрос уже закрыт. США к нам не имеют никаких претензий. Вопрос: куда шло колымское золото?

А 20 миллионов лагерников в детородном возрасте? Вот Ефим Шифрин сетовал в фильме, что жаль, что его отец родил его в 46 лет. А ведь не каждый решится в таком возрасте на это. Сколько из этих двадцати миллионов не продолжили себя в детях? Вон, у упомянутого в фильме С.П. Королева до посадки была дочка. А после — никого уже не родилось…

Кто в этом виноват? Сталин? Где подпись? Где приговор? Где отметка ЗАГСа? Нету? Наговариваете вы на нашего дорогого вождя…

Я специально обхожу вопрос об умелом ведении нашим генераллисимусом войны. Не пишу про Ржев, про заградотряды, про чудовищные децимации, про идиотский штурм Берлина к Первомаю. Почитайте Астафьева «Прокляты и убиты». Там все исчерпывающе описано.

И еще я про миллионные сталинские депортации целых народов, когда умер каждый второй, — тоже не пишу. А это уже напрямую — моя тема, ибо я родился в такой ссылке…

Короче, тема сталинских репрессий не может быть охвачена одним взглядом. Эта тема — тема реальной Катастрофы. Солженицын специально ограничил себя только Гулагом потому, что понимал: всей темы ему не поднять и не вытянуть. Нет такого взгляда, нет такого места, откуда можно одним взглядом все охватить.

И только вечный Бог, что сегодня воскрес над Русью, все это видит и помнит. И воздаст всем по заслугам. На то и уповаю.

Оригинал: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2449071381793239&id=100000712037223

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии