И еще Лукашенко. Он распорядился закрыть с 24 августа все бастующие предприятия. “Потом разберемся, кого пускать на работу”, – сообщил Лукашенко.

В принципе, если предприятие бастует, то вроде бы закрывать его особого смысла нет. Однако здесь, скорее всего, речь о том, что всех без исключения работников фактически увольняют (понятно, ни о каких нормах КЗоТ тут речи не будет, решение сугубо политическое). Возвращать будут через проверку на лояльность. Или не возвращать. Угроза вполне прозрачна.

Правда, такая мера может дать и обратный эффект – во-первых, люди уже по-настоящему пойдут на улицу, а во-вторых, тем самым Лукашенко создает политическую силу – забастовочные комитеты. Если угроза будет воплощена, стачкомы будут вынуждены объединяться и идти уже строго с политическими требованиями. История “Солидарности”, которая снесла режим в Польше, где-то неподалеку.

Возникает, конечно, вопрос, кто оплатит убытки белорусской экономики. В целом ответ известен – российские пенсионеры, как обычно. Но в этот раз помощь будет явно небезвозмездной, и Кремль обусловит ее целым списком того, что Лукашенко должен будет сделать. На что не пойдешь, чтобы удержаться у власти.