Фото: t.me/babchenko77.

Сергей Ковалев – один из совсем уже последних единиц, кто еще называл вещи своими именами. Кто был не имперским либералом, а именно либералом. Настоящим диссидентом. Кто называл войну войной. Оккупацию – оккупацией. Россию – преступником.

И давно. Еще с Первой чеченской. Кто, в отличие от остальной пиздобратии, которая “главное не впускать в себя войну”, войну впустил в себя полностью, принял сторону – и боролся и за Чечню, и за Грузию, и за Украину. Против России. Поэтому и занял место, которое в оркостане занимают все честные, с негибким позвоночником, люди – в сегменте маргинальной ненависти. Рядом с Новодворской. Как же орки их ненавидели…

Мы пересекались пару раз. Когда я стоял рядом с Сергеем Адамовичем, я испытывал те же ощущения, которые испытывал впоследствии рядом с Мустафой Джемилевым – рядом с тобой кусок кремня. Несломанной твердейшей звенящей породы. От которой отскакивают любые снаряды. Они были сделаны из одного теста. Закалены в одних лагерях.

R.I.P, Последний Могиканин.

Спасибо за всё.

Babchenko