«Бессистемность становится системой»: «Малюта Скуратов» о домашнем аресте для Калви

Почти все комментарии в СМИ и блогах про смену меры пресечения Кириллу Серебренникову с домашнего ареста на подписку о невыезде, а основателю фонда Baring Vostok Майклу Калви с содержания в СИЗО на домашний арест, сводятся к одному – это могла бы быть оттепель, но это совсем не оттепель. А что это тогда? Больше всего все аресты, освобождения, смягчения условий содержания свидетельствуют об одном – бессистемность становится системой. Все башни, кланы, круги и окружение в условиях предтранзита получили возможность настоящей битвы скорпионов. Есть, спасать, сажать, выторговывать поблажки – становится важна не столько близость к президенту, сколько наличие связей в силовых кругах и умение их использовать. Предугадать, кого арестуют следующим – невозможно, но можно точно сказать, что посадки будут и будут они неожиданными. Разве что точно можно определить, кто в зоне риска и кто – пока еще в касте пока еще неприкасаемых.

Чисто человечески можно порадоваться за Серебренникова и Калви, но радость может быть преждевременной. Смягчение меры пресечения не исключает возможности жесткого приговора. Как и времени, проведенного в заключении (не важно, дома или в СИЗО) без особых на то оснований. Пока это означает только, что в каждом случае одна околовластная группа взяла тактически верх над другой, и это не одна и та же группа. Причем абсурдно выглядит и сам арест, и решения о смягчении. Например, в случае с Калви основания для смягчения меры пресечения выглядят издевательством над Калви, над другими подследственными (которые остались в СИЗО), и над самими следователями. Итак, два месяца потребовалось следствию (и это вызывает вопросы о профпригодности следователей), чтобы установить, что Калви обладает устойчивыми социальными связями в Москве, имеет постоянное место работы, занимается развитием инвестиционных проектов в РФ, оказывает благотворительную помощь различным фондам, в том числе больным детям, что у него есть недвижимость в России и трое малолетних детей на иждивении. При этом в СИЗО остались другие подозреваемые по тому же делу, что и Калви, у одного из них – четверо малолетних детей. Но это – не аргумент. Поэтому, когда в СИЗО остаются, по сути, заложники – это признак не оттепели, а того, что система не изменяет своим традициям. Просто сейчас – разгар подготовки Петербургскому международному форуму, который может оказаться и под бойкотом. И это – дополнительный аргумент в разборках башен.

Читайте также:  Илья Константинов: Неужели за 40 лет ничего не изменилось? По большому счету - ничего

Телеграм-канал «Малюта Скуратов»

https://t.me/mskuratov/1017

Комментарии

Комментарии