Константин подробно рассказал как устроены порядки в покровской колонии и чем именно администрация запугивает заключенных, что к политическим заключенным администрация колонии относится с особым пристрастием

В эфире Настоящего Времени бывший политзаключенный Константин Котов прокомментировал репортаж “Дождя” и добавил подробности:

— Расскажите, что вам известно об этом специальном отряде, в котором сидит Навальный? Вы вообще слышали, чтобы для одного заключенного подбирали целый отряд соседей? Правильно ли я понимаю, что для Навального буквально создали в колонии такие эксклюзивные условия?

— Я слышал то же самое, что и другие люди после публикации репортажа. Но я это услышал несколько раньше, потому что я знаком, так получилось, с главным спикером, Нариманом Османовым, который, собственно, рассказал об этом отряде. Мы с ним вместе находились в ИК-2 большую часть моего срока. Когда я там находился вместе с ним, конечно, никакого специального отряда для отдельного осужденного в ИК-2 не было, потому что таких осужденных там просто не было. Это именно эксклюзив для Алексея Навального. Путин говорит, что у нас отношение к заключенным одинаковое, на самом деле нет, оно очень и очень разное.

— Вы тоже политический заключенный. Как с вами там обращались?

— Со мной тоже было достаточно пристрастное отношение администрации. Я вспоминаю многое из того, о чем рассказывают бывшие осужденные, например, полная изоляция внутри колонии – с тобой никто не говорит, ты находишься в тюрьме, которая находится внутри другой тюрьмы. Но, конечно, под меня особый отряд не делали. Я находился в достаточно обычном отряде, я не ходил на работу, но тем не менее я находился в колонии в более-менее обычных условиях. А для Алексея Навального сделали условия совершенно особые.

— Но такого, чтобы люди преследовали вас, даже в туалете, с вами не было?

— На самом деле было. Было специальное отношение со стороны других осужденных, как потом мне говорили, это было санкционировано администрацией. Такие похожие методы, конечно, более легкого давления я тоже испытывал.

— А для чего? Какая задача? В случае с Навальным можно хотя бы как-то предположить эти мотивы. Но в вашем случае?

— Потому что мой случай тоже был достаточно известный. Ко мне часто приезжали адвокаты, и администрация колонии таким образом пыталась на меня надавить, чтобы, например, я отказался от услуг адвокатов, ко мне никто не приезжал и то, что творилось в колонии, оставалось внутри нее.

Мы из этого репортажа слышали, например, о постоянных нарушениях и трудового законодательства в колонии, когда люди работают, а их зарплату отдают активистам. Для того, чтобы я об этом не узнал, чтобы не рассказал об этом адвокатам, на меня в том числе оказывали давление.

— Заключенные в фильме телеканала “Дождь” говорят о том, что Навального фактически подводили к тому, чтобы он ударил кого-то из заключенных. В вашем случае это было то же самое?

— На самом деле да, были похоже ситуации, когда со мной осужденные разговаривали на достаточно неприятные темы, выводили меня из себя. Я вспоминаю свой путь нахождения в колонии, когда смотрю этот репортаж.

— Расскажите о роли так называемых дневальных. В материале “Дождя” бывший заключенный рассказывал, что они выполняли какие-то услуги за еду из “Макдоналдса”. Какие это могут быть услуги для администрации? Вам эти дневальные досаждали?

— Да, дневальные досаждали, в том числе этот человек, который был в интервью “Дождя”, я его знаю – мы с ним находились некоторое время в одном отряде. Он был моим дневальным, контролировал мои перемещения, контролировал мою жизнь в лагере. Дневальные – это те осужденные, которые работают на администрацию, конечно неформально, которые следят за всем тем, что ты делаешь, которые приказывают тебе что-то делать. То есть они фактически следят за тем, чтобы режим, который установили в колонии, соблюдался всеми. Они всегда с тобой. Ты даже в туалет иногда не можешь уйти без разрешения того же дневального.

— И Навальный тоже должен спрашивать у дневального разрешения выйти в туалет?

— В случае с Навальным, как я понимаю, они даже сделали так, что другой осужденный всегда в туалете находился. Он вообще даже не мог скрыться от их взгляда.

Почему они это делают? Причины разные. Конечно, это не только еда из “Макдоналдса”. Во-первых, администрация находит таких осужденных, на которых можно давить. Они могут, например, угрожать им возбуждением какого-то еще уголовного дела либо говорить: “Если ты не будешь с нами сотрудничать, ты не выйдешь условно-досрочно из заключения”. Поэтому этих людей заставляют работать на администрацию, и они это делают.

— Можете рассказать, кто такие “угловые”? Заключенные в этом фильме тоже рассказывали про “угловых”, одного из них подселили на соседнюю кровать с Навальным. Что это значит?

— “Угловые”, “опущенные”, “петухи” – это каста, которая существует во всех российских изоляторах, в том числе в ИК-2, которая считается колонией, где всем управляет администрация. Конечно, они не предусмотрены законом – у нас по закону все осужденные равны между собой. [Но по факту] угловые вынуждены выполнять самую [грязную работу]. Им даже нельзя пожать руку, потому что если ты пожмешь руку угловому, ты и сам окажешься угловым, человеком низшей касты.

Администрации учреждения очень удобно использовать этих угловых. Например, тебе могут угрожать, что если ты не будешь сотрудничать с администрацией, с начальником колонии, тебя заставят перейти в [карцер]. Как я понимаю, в случае с [Навальным] использовали именно этот механизм угроз.