Что это было? Единственный вопрос, который возник у меня после вчерашней пресс-конференции Владимира Путина. Ради чего столько людей в середине рабочего дня потратили 4 часа на то, чтобы не услышать ничего нового? Если это была пресс-конференция, то где новости? Не трансляция потока речи, а именно новости? Показательны в этом плане сегодняшние газеты. Каждый изощрялся, как смог. «Ведомости» – посчитали отклики в социальных сетях. «Коммерсантъ» отработал в традиционном режиме репортажа Колесникова. В РБК нашли выход в виде нарезки цитат. Стабильность настолько законсервировалась (ну или консервация застабилизировалась), что новостей просто нет. Сохраняется приемлемая для нас инфляция. Сокращается безработица, что отрадно. Растёт профицит торгового баланса. Укрепляются наши финансы. Вы почувствовали, как похорошела жизнь? Нет? Странно. Общий рефрен пресс-конференции: у нас – это не то, что там, у них. Там – бунты, аресты невинных иностранных агентов, наращивание военной мощи, планы по захвату мира, и вообще – проблемы с демократией. У нас – патриотизм, справедливость, рост могущества.
Чтобы пресс-конференция стала событием, она должна содержать если не крупную новость, то представлять из себя шоу. Вы себе представляете шоу с Брежневым в главной роли? Нет? Вот его и не было. Только отеческие наставления, толкования с ленинским прищуром, доклад об успехах. Роль пелевинских клоунов, чья задача создать эффект шоу, традиционно отводится журналистам. Все эти костюмы, таблички, крики и прочая мишура. Однако надоело и это. Особенно печальную картину представляли собой ветераны кремлевского пула. Сложно вообразить даже: 18 лет своей жизни люди потратили на то, чтобы информационно обслуживать Путина.
Все это погружает в сон и скуку. Возможно потому, что 90% пресс-конференции – это было про прошлое и настоящее. Про будущее три упоминания. Необходимость совершить прорыв. Угроза ядерной войны. И обещание жениться. Усилия, страх, неопределенность. И 200 мусоросжигающих заводов. А в настоящем – умеренный рост, какие-то успехи. В прошлом – так вообще сплошной героизм. Даже говоря о молодежи, Путин умудряется сконцентрироваться на прошлом: «Вы знаете, когда мне говорят о молодёжи, я всё время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы нашей современной истории. Ну, давайте вспомним роту десантников – 96 человек, парней (19–20 лет), которые прямо чуть ли не со школьной скамьи оказались в Вооружённых Силах, 96 человек против двух тысяч. В живых осталось шесть. Почти трое суток бой шёл, несколько раз переходил в рукопашную, дрались лопатами и ножами. Вот герои, вот молодёжь, 19–20 лет ребята». Второй пример – волонтеры. Вот они, задачи молодого поколения: бесплатно работать на государство и быть готовыми за него умереть.
Совершенно логично, что при таком настрое возникает вопрос: а что, мы собственно говоря, строим и куда движемся? И риторика, и события, и действия власти и ожидания народа складываются так, что сам по себе начинает маячить призрак СССР. «Мне представляется, что глубинные изменения общества таковы, что реставрация социализма в том смысле, какой Вы, по-моему, в это вкладываете, невозможна. Возможны элементы социализации экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов, и, в конечном итоге, с тупиком в экономике. Вот с чем связано», – ответ Путина, который за всю пресс-конференцию цитировал только одного человека – Карла Маркса. Собственно примерно там, в этом тупике, мы, судя по всему, и находимся. Потому что очень сложно создавать будущее, вылепливая его из кусков прошлого.

Оригинал – https://t.me/mskuratov/811

Автор – Телеграм-канал “Малюта Скуратов”.