Честно говоря, меня поразила реакция некоторых старых оппозиционеров на мою вчерашнюю публикацию о причинах поражения оппозиции в России. Стоило только поставить под сомнение эффективность методов, используемых российской оппозицией на протяжении десятилетий и не приводящих к успеху, как старые товарищи по оппозиционному цеху набросились на меня в ярости, буквально разрывая на части в комментах.
И это при том, что я, собственно, ничего плохого о них не сказал. Напротив, не раз подчеркивая в комментариях, что я в общем-то хорошо отношусь ко всем этим ребятам. В моей публикации не было ни оскорблений, ни наездов. Я просто попытался осмыслить причины того исторического поражения оппозиции, которое мы наблюдаем сейчас своими глазами.
А разве это не поражение!? Давайте попробуем разобраться. Начнем с того, что сохранить себя в качестве организованной силы вплоть до недавнего времени смогла только лишь либеральная оппозиция. Левый и правый (националистический) фланги были раздавлены еще раньше, а частично и самоуничтожились, либо погрязнув в склоках по украинскому вопросу, либо растворившись среди системной оппозиции.
Оставалась только либеральная оппозиция, но и она несла потери. Убийство Немцова, потом грязная кампания против Касьянова, развал и поражение Демократической коалиции на выборах. Затем многочисленные попытки участие в выборах и организации протестов по тем или иным поводам. Разгром “Открытки”, которую уничтожали медленно, но последовательно.
В итоге в 2020 году Кремль, видимо, решил окончательно покончить уже и с либеральной оппозицией и пошел на попытку убийства Навального. Попытка провалились, но после его возвращение и посадки, спровоцировавшей волну протестов, власть взялась и за ФБК, фактически лишив их возможности продолжать свою деятельность. Финальным аккордов прозвучали репрессивные законы о запрете баллотироваться на любые выборные должности лицам, связанным с “экстремистскими организациями” и о запрете сотрудничества с нежелательными организациями.
Что мы имеем теперь?! Лидеры оппозиции в большинстве своем либо сидят (Навальный, Пивоваров), либо уехали за границу (Леонид Волков, Владимир Милов, Дмитрий и Геннадий Гудковы и все, кто уехал еще раньше). Организационное структуры разгромлены. Открытка фактически запрещена и уже самораспустилась. ФБК и штабы Навального стоят на грани признания их экстремистскими организациями и тоже уже самораспустились.
В России фактически остались два известных либеральных оппозиционных политика (Яшин и Рыжков), которые не нашли ничего лучше, чем выдвинуться в одном округе и конкурировать друг с другом. Все, больше никого и ничего нет!
Что же это такое, если не поражение. А раз мы признаем этот факт, то надо понять и причины. Их, конечно, много. Сказывается и постоянная запрессовка властями, и бесконечная пропаганда, и послевкусие 90-х, отталкивающее многих людей от демократических идей. Но есть еще и тот момент, который я описал в своей прошлой публикации.
Неправильная оценка режима и применение против него тех методов, которые не способны сокрушить диктатуру: выборы, мирные протесты, всевозможные pr-акции, “добрые машины пропаганды” и “умные голосования”.
И совершенно неважно, что я лично предлагаю и что лично я готов организовывать. Вопрос не в этом, а в том, чтобы дать оценку ситуации. И я ее дал. Максимально откровенно и честно, чем вызвал бурю негодования.
А зря. Прежде чем ставить перед собой цели, необходимо правильно оценить ситуацию и понять, с чем мы вообще имеем дело. Это я и попытался сделать.
Удивительно, но главная претензия, которая была озвучена в комментариях к моему прошлому посту, звучала так: “А что ты вообще предлагаешь? Готов ли ты лично участвовать в ВОООРУЖЕННОМ ВОССТАНИИ!?”
О, как! В вооруженном восстании. Как будто бы арсенал средств борьбы с диктатурой, а мы имеем дело с диктатурой, ограничивается только вооруженным восстанием.
Люди, видимо, не понимают, что можно еще много чего делать, кроме вооруженного восстания. Выходить на улицы и не расходиться потом, как это обычно делает российская (и не только) оппозиция, занимать и удерживать площади и улицы, организованно сопротивляться силовикам, когда те незаконно и необоснованно применяют к ним силу, и даже (о, боже!) занимать административные здания (мирно, мирно!). А еще есть забастовки, но это уже для нашей оппозиции что-то из области фантастики. Прежде всего, в силу отсутствия у оппозиции какого-либо влияния в рабочей среде.
Как видите, вариантов действий много. И сопротивление тирании, права на которое зафиксировано во многих конституциях мира и даже в международно-правовых актах, может проходить в разных формах.
А что до вопроса о том, что “именно я предлагаю”, то я бы ответил так. Хотя бы не сливаться. Не сливаться в следующий раз, если он наступит. Оставаться на улицах, если людей будет действительно много, не расходиться, сопротивляться насилию и стоять до конца.
А готов ли я лично присоединиться, если появится такой шанс. Да, готов. Вы себе лучше этот вопрос задайте.