Все, поставлена точка. Эра легальной политики в России закончилась. Вчерашнее решение суда о запрете фбк стало последним аккордом в этой игре в гибридную демократию. Отныне никаких формально легальных политических и общественных движений, прямо противостоящих Кремлю не допускается.
Команда Навального продолжит свою деятельность. Она и так ее продолжает, судя по вчерашнему фильму. Но деятельность эта будет вестись за пределами России и уже никогда не достигнет таких размахов, как прежде. А тот актив, который остался в России, начнет постепенно рассасываться, гонимый антиэкстремистским законодательством. Ведь схема разгрома “экстремистских организаций” уже давно обкатана на других. Она предусматривает не только уголовную ответственность за организацию и участие в такой организации, но и блокировку счетов “экстремистов”, лишая таким образом людей возможности получения легальных доходов (стипендии, зарплаты, пенсии). Между тем, уже звучат голоса, призывающие приравнять сбор средств для компенсации штрафов на митингах к финансированию экстремистской деятельности. А значит и эта форма деятельности может быть в дальнейшем запрещена. Есть и другие, ещё более абсурдные формы борьбы с экстремизмом. Мне, например, известно о случаях, когда переводы денег на счета заключённым, осужденным за экстремистскую и террористическую деятельность квалифицировался как финансирование экстремизма и терроризма. Правда я не знаю, чем заканчивались эти дела. Возможно, что такая практика не устоялась. В любом случае понятно, что у государства есть огромные возможности для подавления т.н. экстремистских организаций. Ясно, что продолжать деятельность в России уже не получится.
Правда, выезжать за пределы России, чтобы принять участие в каком-нибудь невинном тренинге и семинаре тоже станет опасно. Законодательная база под это подведена в виде закона о запрете сотрудничества с нежелательными организациями за пределами России. При желании эту норму можно развить до абсурда, внеся все мало-мальски политизированные зарубежные организации в список нежелательных и начав преследовать граждан России после того, как они осмелятся куда-то выехать и с кем-то посотрудничать.
Думаю, что актив крупнейших запрещенных оппозиционных организаций начнет постепенно расползаться по разным нишам. Кто-то попробует прислониться к системным парламентским партиями. Другие постараются начать свои собственные проекты, масштаб которых будет невелик. Многие и вовсе уйдут из этой сферы, погрузившись в обывательскую жизнь. Ведь далеко не всем людям хочется проходить через суровые испытания диссидентства. Большинство людей, в том числе в оппозиции, хотят нормальной жизни и саморазвития, а не угрюмой карьеры подпольщиков и политзеков. Вполне понятное человеческое желание.
Ну а тем, кто найдет в себе силы остаться и продолжить борьбу, придется искать новые формы деятельности в этой новой политической реальности под названием “диктатура”.