RSS

Дело Белова (Поткина) политическое: адвокат задержанного

  • Written by:

Известный активист оппозиционного движения, постоянный участник протестных акций на Болотной Александр Белов (Поткин) не так давно задержанный представителями Следственного комитета РФ, которые обвиняют его в участии в хищении средств «БТА Банка» и первоначально помещенный под домашний арест, сегодня был отправлен Тверским судом города Москвы в СИЗО. Интервью, данное адвокатом задержанного Игорем Поповским, оппозиционному казахстанскому  сайту “Республика” проливает свет на подробности этого дела.


Автор: Алексей ТИХОНОВ

Напомним, Александр Белов был задержан 15 октября в рамках расследования в России “дела БТА Банка”. Вменяемая ему ст. 174 УК РФ (легализация преступных доходов) не подразумевает содержания в СИЗО во время следствия, поэтому представители МВД сообщили СМИ, что ведомство будет ходатайствовать во время суда о домашнем аресте. Однако popovskуже в ходе суда 17 октября ситуация могла измениться: представитель прокуратуры неожиданно попросил судью отложить заседание на 72 часа. По его словам, незадолго до начала заседания следствие получило документы из Казахстана, из которых выяснилось, что в этой стране в отношении Поткина расследуется дело об экстремизме. Однако суд отказал прокурору, отправив националиста под домашний арест. О нюансах этого дела — читайте ниже в интервью Игоря Поповского.

Игорь, как все происходило?

– Я не был на месте задержания и приехал уже сразу в следственный департамент, куда к этому времени доставили Александра. Его поместили в изолятор временного содержания. На следующий день к нему пришел следователь и допросил его, а в пятницу в Тверском районом суде города Москвы было принято решение о помещении его под домашний арест.

– Какие обвинения сейчас предъявлены вашему подзащитному?

– Пока он подозревается в легализации денежных средств, добытых другими лицами преступным путем.

– Но были еще и обвинения в экстремизме?

– В ходе судебного заседания, когда рассматривался вопрос об избрании меры пресечения, прокурор делал все, чтобы оставить Александра под стражей. В какой-то момент он пытался представить в суд запрос правоохранительных органов Казахстана по возбужденному якобы в Казахстане делу по экстремизму в отношении Александра. Что это за дело, непонятно. В самом запросе никакой конкретики нет, там только номер статьи уголовного кодекса Казахстана – статья 164. Это, как мы понимаем, по УК Казахстана — возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды.

На основании этих материалов из Казахстана, прокурор просил продлить срок задержания еще на 72 часа. Такая мера есть в российском УПК. Он обещал представить какие-то материалы в связи с этим уголовным делом из Казахстана по экстремизму. Но суд отказал прокурору в приобщении этих материалов и в ходатайстве.

– Какая вообще связь может быть между этими делами?

– Материалов по обоим делам пока у меня нет. Но я думаю, что связь есть самая простая – оба дела являются частью политического преследования моего клиента. Мое предположение: дело по экономике – это прямое следствие дела по экстремизму. А дело по экстремизму, в свою очередь, это следствие активной общественно-политической деятельности Александра. На наш вопрос, какая связь между политической деятельностью и хищением в виде легализации, следствие ответить не смогло. Но мотив проглядывается. В самом ходатайстве об избрании домашнего ареста в качестве одного из оснований этой меры было указано в том числе и то, что Александр занимается активной общественно-политической деятельностью. Интересно также, что оперативное сопровождение его домашнего ареста возложено на 2-ю службу ЗКС ФСБ РФ. Ни для кого не секрет, что эта контора является политической полицией в нынешней России.

Я так понимаю, что в Казахстане Александра обвиняют в призывах к свержению Назарбаева и действующей власти в Казахстане. Это, конечно, абсурд.

– Означает ли с юридической точки зрения, что меня, к примеру, могут арестовать за призыв свергнуть Барака Обаму?

– Ну теоретически да, у нас экстремизм же стал широким понятием. Любая жесткая критика власти – это уже экстремизм. Сейчас это уже вот так вот выглядит.

– Но даже если казахи смогут каким-то хитрым образом предъявить Белову обвинение, они же не смогут его получить в Казахстан? Согласно нормам российской Конституции?

– Это правило работает. То есть российских граждан не выдают другим государствам, и я думаю, что этого не случится.

– А в чем тогда смысл этой амальгамы – сплетения экономического и политического дел?

– Сложно сказать. Но когда дело изначально политическое, все эти проблемы сразу появляются. С разных сторон. Пока нам это непонятно. Но, к сожалению, в нашей стране это расхожий способ преследования лиц из оппозиции – под предлогом общеуголовных обвинений, зачастую «хозяйственных» статей УК. Можно в качестве примера привести преследование Навального в деле по «Ив Роше».

– Почему в качестве меры пресечения был избран домашний арест?

– Домашний арест избирается в отношении лиц, которые подозреваются либо обвиняются по статье 174 Уголовного кодекса России. При условии, что человек не имеет намерения скрываться, угрожать свидетелям, каким-то образом воспрепятствовать расследованию дела. Суть домашнего ареста – в полном запрете общения с внешним миром. То есть запрещено пользоваться телефоном, интернетом, различными почтовыми серверами. Одним словом, изоляция.

Это сделано еще к тому же накануне 4 ноября. В этот день каждый год проводится так называемый Русский марш. То есть люди, которые себя считают русскими националистами, проводят шествия, естественно, разрешенные властью. Шествия проходят, как правило, в центре Москвы. Александр был на протяжении нескольких лет одним из организаторов такого шествия.

– То есть Вы считаете, такая мера пресечения, как домашний арест, была выбрана еще и в связи с Русским маршем?

– Да. Сейчас же он фактически не может выходить из дому. Он даже не может выйти на прогулку, должен сидеть в четырех стенах, грубо говоря.

В прессе обсуждался еще отказ Белова вербовать добровольцев для участия в войне в Украине. Это можете прокомментировать?

– Я так понимаю, речь идет о предложениях, сделанных лидерам русских националистов летом этого года. Им предлагалось осуществить переброску добровольцев в Украину. Была такая версия, что эти люди должны были воевать на стороне Украины и внедряться там в различные структуры украинские и соответственно давать информацию в компетентные органы России. Якобы такое «предложение, от которого невозможно отказаться», поступило всем. Александр отказался от него. Он, как общественный деятель, выступает за политические методы решения различных проблем, а не военные.

– А как можно интерпретировать запрет на общение ему с Мухтаром Аблязовым, который вообще-то сам находится в изоляции?

– Я согласен, что это звучит абсурдно, потому что Аблязов находится во французской тюрьме и запрещать им общение – смешно…

– Какой-то черный юмор…

– Да, можно так расценить. Но это как раз доказательство того, что речь идет не об экономическом деле, а несколько другом – политическом и связанном с Казахстаном.

– Спасибо за комментарии.

ОТ РЕДАКЦИИ: Александр Поткин (псевдоним – Белов), родился в 1976 году. Окончил Российский государственный гуманитарный университет. С 16 лет активно участвовал в деятельности движения «Память». Был пресс-секретарем этой организации.

В начале 2000-х принимал активное участие в создании неправительственной организации «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ). В 2005 году возглавил ДПНИ. В декабре 2006 года Белов вошел в руководство воссозданной Дмитрием Рогозиным организации «Конгресс русских общин» (КРО). С 2011 года активно участвует в создании и руководстве Этнополитического Объединения «Русские».

Много раз задерживался полицией во время общественных шествий и несанкционированных маршей. Обвинялся по статье по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды по признаку национальной и религиозной розни»). В мае 2009 года был осужден по этой статье на полтора года лишения свободы условно с отсрочкой на два года.

Республика

Комментарии

Комментарии