Когда-то многочисленные и весьма шумные политические движения русских националистов в сегодняшней России полностью сошли со сцены благодаря жестким репрессивным мерам, которые путинский режим обрушил на них после массовых беспорядков на Манежной площади и московских общегражданских протестов 2011—2012 годов. Власти небезосновательно опасались, что именно националисты могут стать силовым отрядом непримиримой уличной оппозиции, в случае возникновения системного кризиса в стране. А после событий украинской Революции Достоинства 2013 – 2014 годов, в которых националисты сыграли ключевую роль, власти видимо убедившись в своей правоте, и добили остатки «правых» организаций, отправив по тюрьмам большую часть лидеров и видных активистов. При этом социологические службы фиксирует опасный рост антиимигрантских настроений в обществе. Корреспондент «Русского Монитора» поговорил с одним и ветеранов русского национального движения, экс лидером трёх ныне запрещённых объединений, действовавших четверть века в РФ, в том числе крупнейшей националистической организации – ЭПО «Русские», в недавнем прошлом политзаключенного, Дмитрием Демушкиным.


Дмитрий, как ты оцениваешь ситуацию с правым движением в России сегодня? Оно вообще существует?

– Если мы про правое движение России сейчас беседуем в организационном плане – партий и политических объединений – то его не существует. Оно было тотально уничтожено силовиками по команде власти – непосредственно с самого верха было распоряжение зачистить националистическое и фанатское движение после аналитических записок, которыми их напугали после украинского Майдана.

Был большой доклад, мне удалось его почитать. Там даже абзац конкретно про меня был написан! И, собственно, судьба националистов была предрешена, потому что в этом докладе эксперты заявляли, что движущей ударной силой Майдана были националисты, фанаты и почему-то афганцы. Был сделан вывод, что подобное может грозить и РФ, главной угрозой сделали слияние агрессивных радикальных националистов, там, упоминался Демушкин, Белов (Александр Поткин, создатель и лидер запрещенного ДПНИ, а также один из лидеров ЭПО “Русские” – прим. Ред.).

Беспорядки на “Манежке” в 2010 году. Фото: varlamov.ru

В докладе шла речь об объединении националистов с “манежки” (беспорядки в центре Москвы после убийства кавказцами футбольного фаната Егора Свиридова. – Прим.ред.) «Рассерженных горожан» Навального, которых либералы выводили на Болотную площадь. Главной темой доклада – было не допустить, чтобы националисты («боевики Манежной площади»), как о них там писали, не объединились с Болотной площадью и не стали, «ударным отрядом для раскачивания ситуации. И силовикам была дана прямая команда: зачистить националистическое движение, причем независимо от лояльности Кремлю. По большому счету тогда зачистили всех – конечно, первым делом тех, кто все же был нелоялен. А лояльных хоть и не пересажали, но их организации тоже уничтожили, они тоже остались не удел.

То есть, можно сказать, что на сегодня русского национального движения не существует?

Национализм стал политически неформатным. Конечно, люди никуда не делись – националистические настроения в обществе очень сильны (по данным Левада-центра в той или иной степени антииммигрантские настроения разделяют 70% населения. – Прим.ред.), особенно на фоне тяжелой миграционной и экономической ситуации. Многие люди потеряли работу, а их места занимают мигранты. До такой степени, что в некоторых районах Москвы вы фактически находитесь в для себя чужом социуме. Складывается ощущение на окраинах, что это не столица государства, которое в своё время построили русские, а столица другого государства в Средней Азии. Запрос на националистов есть, и отклик есть, потому статьи и темы на националистическую повестку, как у независимых «левых», так и у либералов, постоянно затрагиваются. Но организованного именно националистического движения на сегодняшний день действительно нет, начать подобную деятельность сегодня, обречь себя на гарантированный арест. Лидеры националистов были посажены по сфальсифицированным политическим делам или вынуждены были покинуть Российскую Федерацию, или, как я, освободились и находятся под постоянным контролем и прессингом. Любой подъем знамени и попытка организовать националистическую организацию для меня и моих близких людей означает возбуждение уголовных дел. Я понимаю, что всем тем людям, которых я сегодня привлеку для создания такой структуры, а они все остались и никуда не делись, я фактически должен объявить, что они, скорее всего, через полгода, ну максимум через год, окажутся в СИЗО под судом, и сядут – вероятно, надолго. Сядут, потому что сейчас никто не будет давать маленькие срока. По экстремистскому сообществу – от шести до десяти лет, это стала тяжкая статья, первая ее часть. Поэтому вот такая ситуация.

Суд над Дмитрием Демушкиным. Фото: meduza

Не успев выйти, я сразу получил два штрафа в 10 и 200 тысяч рублей с предписанием, о возбуждении уголовного дела в случае нового задержания. Суд понимания фальсификацию, всегда поддерживает силовиков.

– Преодолен ли идейный раскол, который вызвал украинский вопрос, отношение к аннексии Крыма, агрессии на Донбассе и так далее, который тоже, как я понимаю, сильно ударил по националистическому движению?

– Ты знаешь, не соглашусь с тобой – не ударил, потому что весь этот якобы раскол был скорее в интернете, а не в жизни. Тролли писали много, но я не видел ни одного стоящего националистического движения, которое проводило хоть какие-то публичные мероприятия в поддержку войны. Ну никто их не видел. Не собрали они ни одного митинга.

Мы были против войны на Украине. Я не видел никаких националистов, которые проводили бы успешные митинги за войну.

– А как же НДП Константина Крылова, например?

– После этого они и перестали быть политическим движением, потеряв своих сторонников, уйдя с улицы в интернет. Если объединение ЭПО Русские разгромили силовики, сначала запретив, а потом пересажав или выдавив из страны всё руководство, то НДП исчезло само, без посадок и запретов, превратившись в литературный кружок – потеряв структуру и поддержку улицы. Ниша НДП была национал-демократия, их успешное взаимодействие с либеральным полем привлекало определённый контингент людей, для которых Дёмушкин и Белов с Басмановым были слишком одиозными националистами. На поле имперцев державников места НДП не нашлось, его делили прокремлевские проекты. Подчеркиваю, что  – это мое личное мнение, видение участников проекта НДП может отличаться.

Колонна сторонников мифической “Новоросии” на последнем Русском Марше в 2014 году была самой малочисленной.

Запрет объединения «Русские» состоялся в конце 2015 года. Бурление по украинскому вопросу, которое бы повлияло на людей и организованные структуры – я не увидел. Были, конечно, настроения, были люди, которые спорили на эту тему и активно ее обсуждали, но все понимают, что наша цель – это спасение и отстаивание прав и интересов русского народа и других коренных народов, а вовсе не украинская тематика. Я считал, что война с Украиной интересам русских не отвечает, кто-то считал, что отвечает. Пропаганда “Русской весны” с войной, была какое-то время популярной, но все вышло в итоге, как я пересказывал в самом начале.

Мы объединялись не из-за Украины, а вовсе по другому вопросу, и этот вопрос оставался! Раскола по структуре, по организационным каким-то моментам, не было! Не было никаких значительных митингов за войну.

 – Что должно произойти, чтобы организованное русское национальное движение опять вернулось на политическую арену?

– Чтобы в РФ начали соблюдать Конституцию и законодательство, наступила  свобода и вернулась демократия… а профильные силовые подразделения перестали заниматься политическими преследованиями оппозиции, рисуя уголовные дела на политических активистов.

В целом наше законодательство де-юре либеральное и свободное, по закону, чтобы зарегистрировать партию националистов (как и любую партию в России) нужно 500 человек в региональных организациях. В ЭПО «Русские», ты знаешь, что у нас не было никогда проблем с численностью. Но имея 25 тысяч человек и 64 региональных представительства, мы не могли зарегистрировать партию. Как не смог ее сделать никто из националистов.

Для нас и ещё нескольких движений, если бы в стране эти законы действовали де-факто, зарегистрировать партию и принять участие в выборах не составило бы никакого труда.  Однако партию националистов, объединению «Русские» зарегистрировать не дали, Навальному не дали, да что там объединению «Русские», не дали и НДП Крылова, лояльность в вопросах Украины ничем не помогла.

Так, собственно, упразднены многие статьи нашей Конституции, которые сегодня переписывают. Она сама по себе-то очень свободная, правильная, либеральная – даже более либеральная, чем многие европейские Конституции, однако это нивелируется тем, что все это не исполняется.

Все свободы Конституции упраздняются антиэкстремистским законодательством, указами, законами, подзаконными актами, прямым произволом.

С одной стороны, по закону, вы можете в порядке уведомления подавать любые митинги, шествия, пикеты, мирно и без оружия собираясь, а с другой, вы этого не можете.


Получая отказы, запреты, репрессии и противодействие.

У нас равный доступ к СМИ, свободные выборы, и все имеют право избираться, но, как показали выборы в Мосгордуму, не могут, потому что всех кандидатов от несистемной оппозиции власть не допустила к выборам. И так во всём– с одной стороны, вы все можете, а с другой – не можете ничего, потому что Конституция в стране де-факто упразднена…

 – Что должно произойти, чтобы это положение изменилось, и возможно ли это вообще?

– Такой день может наступить и обязательно наступит. Система не может давить вечно, наступает момент разрушения, саморазрушения если хотите. Когда верхи уже не могут, а низы не хотят. Любые глобальные перемены сегодня придут на волне свободы, запрос на свободу в обществе есть, националисты будут играть одну из первых ролей при крушении режима. Насколько националисты смогут свою уличную активность и многочисленность монетизировать в политическую власть – вопрос сложный. Националисты и русский вопрос будет играть очень важную роль, и на сегодня, это, в любом случае самый мотивированный легко мобилизуемый электорат.

 – Эти глобальные изменения должны произойти начаться на улице, я тебя правильно понял?

Я не хочу проблем с извращенным толкованием антиэкстремистского законодательства, поэтому не буду отвечать на этот вопрос. Но мне представляется, что эта система сама себя начинает изживать изнутри. Я вижу, что она буксует в таких моментах, в которых она раньше ехала, и сегодня ей уже все тяжелее и тяжелее. Я не знаю, как это будет происходить – то есть, возможна ли вообще какая-то трансформация этой системы без массовых волнений. Я не берусь предсказывать, как это будет происходить, но вижу, что системные сбои идут повсеместно, и число недовольных растет просто на глазах, и есть отложенный протест, который, вне сомнения, люди захотят выразить. Опять же, подчеркну, что я ни к чему противозаконному не призываю, надеюсь всё будет меняться в установленном законом порядке без глобальных потрясений.

И власть среагирует на запрос общества, начав важные перемены. Может звучит наивно, но я выскажусь именно так. Зная, как рисуют сегодня уголовные дела в отношении неугодных.

 – Представим, что тем или иным путем прекрасная Россия будущего – я так понимаю, ты в нее веришь.

– А если в нее не верить, зачем, собственно, продолжать тогда?

 – Каким будет лицо возрожденного русского национализма?

– Каким оно будет, мы посмотрим, а я желаю, чтобы оно было интеллектуальным и не маргинальным, светлым наконец! Не просто желаю, но, уверяю вас, я приложу все свои силы к этому, пора национализм избавить от штампов ксенофобии и шовинизма навешанные зачастую искусственно. Национализм — это светлое чувство любви к своему народу, его менталитету, культуре, самобытности.

Во власти должны быть люди, которые болеют за Отечество по-настоящему, болеют за русский народ. Русский вопрос мы ставим отдельно – не в целом, как у нас любят, советскую общность или российскую, а русский в том числе. Потому что русские сегодня (и другие коренные народы, конечно) вымирают, а им надо рождаться, и к этому должно стремиться наше Отечество. Я тут не умоляю все остальные народы и желаю им того же самого, но меня как русского волнуют русские отдельно. Опять же, мы думаем не только о русских – мы здесь не возвышаем русских над другими народами, но считаем, что возрождение и осознание русских русскими, пойдёт на пользу и всем другим малым и не малым народам России.

 – Каковы будут отношения с Украиной? Что будет с Крымом, что будет с Донбассом?

– С Украиной будут очень сложные отношения, потому что пролилось много крови, и нам предстоит очень долгий, затяжной диалог по всем вопросам. Есть у нас такие воинствующие люди, которые заявляют, что украинцы нам более не братский народ, и я с ними согласен – как по мне, украинцы нам не братский народ, мы есть один народ. Я понимаю, что сегодня на Украине и в России многие с этим не согласятся. Слишком сильны силы и обстоятельства, разделяющие нас, но для меня Киев и сегодня более этнически русский, чем Москва. Я считаю, что мы обречены либо быть вместе, как-то взаимодействовать, но для этого нам надо выстроить ту Россию будущего, которая и жителям Украины будет нравиться, притягивать к себе, потому что сегодня она их только отталкивает. У многих людей сегодня нет желания смотреть на современную Российскую Федерацию как на пример благополучной страны.

– Сегодня многие смотрят в Европу, считая, что от Кремля лучше держаться подальше.

Это будет очень долгий и тяжелый опыт, поскольку пролилась кровь, действительно многие сходили с ума на этой теме, так что это не будет быстро – уйдут десятки лет. Я думаю так: мы этот вопрос быстро уже не решим.

 – Но вот уточняющий вопрос, от которого ты опять хочешь уйти…

– Я не буду тебе конкретизировать по Крыму, Донбассу и тд. потому что…

 – Я понимаю, существует уголовная статья и её легко возбудят….

– Да ты сам все отлично понимаешь.

 – Я знаю просто, что ты лично выступал против аннексии Крыма.

– Я выступал против украинской войны, и, конечно же, против аннексии какой-либо части территории Украины…

Я считаю, что Российская Федерация должна была политику вести так, чтобы Киев сам захотел союза с Москвой.

Теперь многие в сорокамиллионной Украине считают нас русских врагами.

Для многих жителей Украины Российская Федерация – это и есть все мы, обычные люди, на которых они тоже проецируют свое недовольство.

Но Российская Федерация – это не народ, а управленческо- административный аппарат, который подавляет многие права и свободы прежде всего внутри самой России.

Уровень политической свободы, закрученности гаек, контроля намного выше в РФ, чем в Украине.  Здесь не то, что не хватает пассионарности – просто нет того уровня свободы и веры в изменения. За любую невинную фразу в России может последовать уголовное наказание. И если там, на Крещатике, кто-то может выйти и провести митинг, то здесь его на Красной площади не может провести никто. Вы одиночный пикет здесь не проведете так, чтобы в течение минуты вам не выломали руки и не утащили куда-то, хотя одиночный пикет по закону вообще не подлежит согласованиям и разрешениям.

Я уверен, что историческое развитие свое возьмет, и маятник истории застыл в точке финального витка и скоро начнёт движения назад, грозя смести всех, кто окажется у него на пути.

Не известно какая будет Российская Федерация, как она будет выглядеть и какие ее ждут Преображения – не хочу фантазировать, чтобы не получить уголовное дело.

 – Расовые волнения и ряде стран Западной Европы – твое отношение к ним? Что там происходит?

– Ни для кого не секрет, что расовые волнения в США были всегда, с периодическим циклом в несколько лет они возникали и затухали, были мощные и слабые, а сегодня они особенно выразительные и касаются противоречий, которые, увы, никак невозможно решить. Есть две глобальные Америки. Первую Америку можно назвать одноэтажной, белой, консервативной или любым другим определением – может, даже республиканской. А есть еще Америка другая. Америка афроамериканцев – она другая. В ней ниже уровень жизни, образования, медицины, иная культура, менталитет и ограниченные социальные лифты. Есть целый пласт людей, которые уже четвертое поколение живут на пособие. Противоречия этой части населения не решить – они всегда идут в хвосте этой одноэтажной Америки, которая более обеспеченная и холеная, интеллектуальная. Пропасть эта объективная, она есть, и никак глобально решить ее невозможно. Есть две разные общности людей, которые живут в разных плоскостях, и американцы пытаются предпринимать какие-то значительные меры для социального подъема, но в целом всю эту массу афроамериканцев, которые живут где-то в своих гетто и депрессивных городах я – не знаю, что с ними можно сделать. По большому счету ничего.

Эту проблему никак не решить, но сегодняшние волнения усугубились тем, что раньше все американские элиты, независимо от их политических разногласий, объединялись в осуждениях погромов, консолидируясь в подавлении погромов и волнений, то сегодня Демократическая партия и продемократические СМИ, голливудской бомонд фактически перешли на сторону погромщиков. Они готовы наоборот, разжигать эти протесты, чтобы бороться с лично с Трампом. Фактически это авантюра части Демократической партии США, которая сегодня воюет с Трампом и готова сжечь пол-Америки, только чтобы победить. Я думаю, не победят. Трамп здесь в роли такого консерватора националиста, выступает с позиций, которые близки традиционным националистам. Это борьба с мигрантами – он возводил стену, ведёт жесткую иммиграционную политику. Даже грозил санкциями странам, которые не забирают своих нелегальных мигрантов при эпидемии. Он ориентирован на внутренней повестке и американской экономике.

Демократическая партия сегодня – противоположность. Это элиты, богема, борцы за различные свободы и права, леваки, анархисты, феминистки, афроамериканцы – это большая часть электората.

– Но мы видим, что ситуация-то не только в Америке развивается, а и в Западной Европе. В Великобритании там тоже крушат памятники, устраивают беспорядки…

– Этот плавильный котел, который запустили Американцы не сработал у них, не работает он и у скопировавшей его Европы. Политика мультикультурализма давала сбои всегда, а сегодня стало очевидным, что сбой этот системный. Не получается из большинства выходцев Алжира сделать обычных французов, какими мы их привыкли воспринимать, а из турок выходят особенные немцы, которые не адаптируются под культуру Германии, а пытаются под себя адаптировать Германию и немцев. Тоже и с выходцами из Сомали в Норвегии и т.д.  Не выходит адаптировать огромное количество мигрантов, которых они приняли у себя.

– А Россия сможет адаптировать?

Россия – вторая в мире страна по количеству мигрантов. Вторая! То есть, после США мы занимаем второе место, и, конечно, для России это громадная проблема. Российское коренное население вымирает, если вы посмотрите статистику – Росстат дает очень неутешительные цифры, и компенсируется это вымирание путем раздачи в том числе гражданства выходцам из Средней Азии и Закавказья. То есть, меняется этнический состав многих регионов Российской Федерации, процентное соотношение проживающих народов, происходит исламизация исконно славянских территорий. Все это обостряет социальную и межнациональную напряженность в стране.

Последствия погрома в московском районе Бирюлево. Фото: РБК

Замещение мигрантами коренного населения, рано или поздно приведёт к межнациональной напряженности, независимо от того, будут какие-то структурные националисты или не будут. Все равно эти вопросы поднимутся, мы видели много волнений в Москве, в том же Бирюлёве. На волнения выходили не националисты, а жители спальных районов.

Эти противоречия будут нарастать, коррупционная составляющая власти, раздача гражданства приведет к процессам, которые закончатся столкновениями разных цивилизаций.

Я понимаю мигрантов, которым дали сюда приехать, что у них есть потребности в том числе культурные и религиозные. Их много, а мечетей мало, но понятна и неготовность большинства москвичей к строительствам сотен новых мечетей. Есть разность культур, менталитета, традиций, культуры наконец. У новых жителей российских городов свой религиозный культ, свои правила, общепринятые культурные нормы поведения. И эти нормы часто не совпадают с местными.

Московская соборная мечеть во время мусульманского праздника

Многие территории, которые раньше были этнически преимущественно русскими, меняют свой облик, что вызывает беспокойство.

 — Вот в Америке мы видим эти коленопреклонения и так далее. У нас такое возможно?

– Я не знаю, что возможно, но я знаю, что то, что происходит в Америке сегодня – выглядит как расизм, наоборот. Почему-то выступления против расизма в Америке сегодня приняли характер унижения одной нации другой нацией. Вставание на колени, целование обуви, словеснице книженция. Фактически сегодня в Америке публично унижают белых жителей, и это почему-то называется борьбой с расизмом. Я лично считаю, что это такой же расизм, только афроамериканский.

Я никогда не видел в современной Америке, чтобы афроамериканцев заставляли вставать на колени за то, что они афроамериканцы. И на самом деле ситуация такая: я посмотрел статистику по убийствам и нападениям, – афроамериканское население в целом более криминализировано и совершает больше статистически правонарушений. И если бы там застрелили или удушили какого-нибудь обычного американца, никто этого и не заметил бы, и это действительно расизм, наоборот. Мы знаем, что американские власти стараются давно социализировать часть общества, закрытого в гетто американских городов. Даются квоты в ВУЗах, для соискателей на работу есть преимущества у афроамериканцев – при прочих равных их должны брать, есть квоты даже в голливудских фильмах сегодня, чтобы было присутствие афроамериканцев. Часто смешно смотреть исторические фильмы Голливуда, когда афроамериканцев пытаются засунуть туда, где их быть просто не могло.

Протестующие в Миннеаполисе на фоне сожженного полицейского управления

Но сравнять всех Америка не может, есть разрыв, он значителен. Дело не только в социальном неравенстве, дело в разнице культуры, приоритетов, ментальности. Да белая трудолюбивая Америка зажиточна, её невозможно сравнять доходами. Пособия всегда будут уступать плате работающих людей – иначе они просто не поймут суть этой работы, для чего им работать, чтобы содержать афроамериканское население. Да уровень образования, сильно влияет на уровень доходов.

Власть всегда пыталась создать какие-то социальные лифты с возможностью для афроамериканцев интегрироваться в американское общество, но интегрировать большую часть не смогла.

Я для американцев ничего нового не придумаю – они там в США над этим думают уже несколько десятков лет, но все равно ничего с этим сделать не могут. Даже при своей экономической мощи и возможностях.

Не забывайте, что у них Барак Обама был. Он президент с чёрным цветом кожи, его можно считать афроамериканским. Я веду к тому, что Америку тяжело упрекнуть в таком уж расизме. Кондолизу Райс мы помним, Колина Пауэлла и много высших чиновников, олицетворявших политику Америки. Они принадлежат к американской элите являясь афроамериканцами.

– А наша ситуация с некоренным населением чем отличается?

– Разница все-таки в том, что мы сюда насильно рабов на плантации не завозили. И сегодня вопрос являются ли афроамериканцы коренными жителями США не стоит – они сегодня являются, коренными жителями США, в той же мере коренными (Мы сейчас индейцев не берем в счет), что и белые европейцы, которые туда приплыли.

Но при этом сейчас нет ни одного афроамериканца, которого бы там эксплуатировали как раба, и, собственно, нет в живых никого из белых, кто эксплуатировал рабов. И сегодня потомки одних почему-то тыкают этим рабским прошлым, потомкам других и хотят постоянно каких-то компенсаций и привилегий за историческое прошлое. Но насколько виновны миллионы сегодняшних американцев в этом?

Потому ситуация в России и Америке разнится – у нас большая часть иммигрантов завезена в последние пару десятилетий.

Процесс раздачи гражданства идёт, приехавшие, обзаводятся семьями, детьми – и далеко не все из них желают ассимилироваться, условно говоря стать русскими через какие-то поколения – они, наоборот, хотят культивировать свои этническую и религиозную идентичность, и хотят чтобы под эти идентичности подстраивались мы.

Беседовал Виктор Ларионов