Дмитрий Гудков: «Кремлю остались только подпорки в виде штыков»

10 суток ареста организаторам первомайской демонстрации в Петербурге. Андрей Пивоваров, Александр Шуршев. Несанкционированная акция внутри санкционированной. Дежурившие весь выходной в ожидании арестов судьи. Подготовленная властью провокация с легионом «космонавтов». И, конечно, Беглов, до смерти боящийся «активнутых, противных» горожан.

Он типичен, этот Беглов. Многие из них — в регионах и выше — прошли долгий отрицательный отбор. Чтобы ни один человек в здравом уме не мог за них проголосовать. Чтобы держаться только на штыках и подпорках. Не обладать самостоятельностью, не сметь посягнуть на трон. Выстави такого бессмысленного одного на трибуну — и лучшее, что из него вылетит, будет мелодией ещё щедринского органика: «Не потерплю! Разорю!»

Самому Кремлю тоже остались только подпорки в виде штыков. В выборе между «руководить» и «воровать» слишком понравился второй вариант. Поэтому «пенсионная реформа», поэтому жалкие подачки бюджетникам, поэтому падают ракеты, дымят на посмешище всему свету ржавые авианосцы и ощущается трагическая нехватка кокаина.

Что остаётся? Наплевать на закон и гвоздить всех, кто, как Нео, смог выйти из Матрицы. Неважно, что там написано в их законах, запрещают они телеграм или свистеть по пятницам. Все это криво сколоченные декорации, за которыми ворочается Один Главный Закон: кто не с нами — тот наш враг. А уж 212.1, 284.1, 20.2 или любые другие цифры — какая разница. Судьи с ними, они все понимают.

Не имеет больше смысла следить за удивительными приключениями депутатов в Госдуме. Были они там, не были, голосовали, не голосовали. Главный закон действует безо всяких бумажек, по понятиям. Перед ним равны все: правые и левые, иеговисты и урбанисты, геи и экологи, жители пятиэтажек и обитатели высоток, пассажиры троллейбусов и автовладельцы. Вы — читающие этот текст — тоже попали под пресс государства. Вам запретили телеграм, с вас собрали деньги на капремонт, вам повысили налоги и пенсионный возраст. И хорошо, если пока не посадили.

Читайте также:  Вернулись брежневские времена карательной психиатрии

Осталось понять: нас — много. Их — мало. Они прячутся за тонированными шлемами и кордонами, за кремлевской стеной и экраном телевизора. И больше всего боятся, что мы поймём: сказочное Тараканище с щёточкой бегловских усов — это просто маленькое насекомое. Далее все по Корнею Ивановичу.

Оригинал: https://t.me/DmitryGudkov/1514

Комментарии

Комментарии