Эль-Мюрид: Путин после себя оставляет не просто выжженную землю – практически в любой области предстоит обезвреживать колоссальное количество мин

И еще один момент, касающийся конституции, как документа. Уже сейчас понятно, что она (вне зависимости от того, в какой извращенной форме над ней поработают “улучшатели”) должна быть в будущем отменена, а на ее месте появиться принципиально новый основной закон. В нынешней конституции (как выяснилось опытным путём) не заложен механизм, предохраняющий страну от узурпации власти, а саму конституцию – от изнасилования.

Формально существующий институт защиты конституции – конституционный суд – оказался на поверку предельно сервильным мелким департаментом при исполнительной власти. Он открыл путь для повторного президентства Путина, а теперь, судя по всему, отстранился от происходящего весьма циничного мероприятия, когда конкретный человек на виду у всех откровенно манипулирует и самой конституцией, и элементарным здравым смыслом, и процедурами. Моральное право у судей конституционного суда представлять конституцию в подобных обстоятельствах найти крайне затруднительно – я не могу оценивать их с профессиональной точки зрения, но как граждане страны они повели себя в прошлом и ведут себя сейчас, мягко говоря, недостойно. У каждого из них есть шанс публично выступить и заявить о недопустимости происходящего, у каждого из них есть возможность сложить полномочия в знак протеста. Но – статус, теплое место, причитающиеся к ним полезные штуки выглядят гораздо более убедительно. Еще один механизм охраны конституции – крайне туманное звание президента как гаранта конституции. Что это такое – никому неизвестно, а после 15 января и неинтересно.

Других механизмов охраны конституции от посягательства в ней не заложено, и уже потому она выглядит ущербной. И значит, в существующем виде она несет в себе угрозу. Отказаться от конституции Россия не может – и кивать на другие страны, в которых ее нет, здесь бессмысленно. Однако проблема в том, что после нынешней демонстрации предельно неуважительного отношения к ней со стороны высшей власти, возникает вполне резонный вопрос – а так ли она уж нам необходима в виде нерушимого и грозного основания под всей конструкцией, если это основание только выглядит несокрушимым, а на деле его крайне легко прогрызть в любом направлении?

Сошлюсь снова на вчерашний семинар – там было сказано, что в российском правовом пространстве существует порядка 200 тысяч несоответствий действующих законов и нормативных актов друг другу. Поэтому даже хорошо, что у нас нет независимого суда, так как в этом случае мы практически сразу входим в правовой коллапс. Ломка конституции через колено и создание противоречий теперь и в этом документе делает само понятие “правовое пространство” лишенным всякого смысла – у нас остается только пространство политических решений и бандитских понятий. Отдельный вопрос, как всем этим власть надеется управлять – но о ней уже просто нет смысла говорить. Будь она человеком, можно было бы диагностировать у нее необратимое разрушение миндалевидного тела, которое отвечает за долгосрочное планирование, но похоже, что нынешние вообще родились без него. Разрушать нечего.

По всей видимости, период “после Путина” дополняется еще одной критически важной задачей – создание нового непротиворечивого правового пространства. Путин после себя оставляет не просто выжженную землю – практически в любой области предстоит обезвреживать колоссальное количество мин, которые заложены им и его режимом, и которые будут взрываться еще одчень долго.

Комментарии

Комментарии