Анатолий Несмиян. Фото из открытых источников

Ключевой причиной поражения Армении в Карабахе, вне всякого сомнения, стало полностью отстраненное от этой войны положение России. Наши турбопатриоты, правда, и в этом находят положительный момент, и даже много: дескать, незачем нашим ребятам воевать, так и надо – наказали Пашиняна за то, что он, гад, соросовская подстилка и вообще – пришел к власти через протест – это вообще преступление без срока давности. В общем, грозное русское молчание.
Правда, кроме “воевать”, есть еще много других способов оказывать влияние на происходящее. Умные и умелые руководители вообще не посылают свои войска налево-направо, но как-то умудряются и оказывать влияние, и проводить свои интересы. Но воспитанный телевизором электорат понимает только один вид вмешательства – дивизии на марше, Искандеры и танковые армады.
Карабахский конфликт не имел ни малейших перспектив в плане прямого противостояния Армении и Азербайджана. Неоднократные обострения только подчеркивали невозможность решения его прямой военной силой. Силы стороны всегда были примерно равны. И в этот раз война имела все перспективы завершиться как и прежде – вничью. Однако в этот раз в ней возник внешний фактор – Турция. Ресурсно и организационно она изменила баланс и соотношение сил, что в итоге и привело к сегодняшнему результату. Ценой поражения Армении стало открытое присутствие Турции в Закавказье, причем оно, присутствие, теперь там надолго.
Кремль мог обеспечить невмешательство Турции, благо точек соприкосновения интересов – выше крыши. Скажем, напрячь брата Асада и организовать симметричное обострение в Идлибе с предложением Эрдогану разменять невмешательство в Карабахе на остановку боевых действий в Сирии. Могли быть какие-то иные варианты и сценарии. Вместо этого наш героический главковерх продолжал прятаться по подвалам. Любая нормальная страна всегда крайне болезненно следит за перемещениями чужих сил вблизи своей границы – даже если транзитом кто-то куда-то перемещает своих военных. Тут же прямо у российских границ Турция по-хозяйски стала не просто перемещать, а целенаправленно завозить военных, вооружения, боевиков. В ответ из Кремля – приступ метеоризма. Логично, что такие действия российского руководства вызывают стойкое недоумение – вы там совсем рехнулись, что ли?
[ПС. Карибский кризис, кстати, возник как раз потому, что СССР переместил под американскую территорию чуть-чуть своих ракет. В ответ на такие же перемещения американских ракет в районе Турции. Тогда руководители США и СССР понимали все риски слома существовавших балансов и готовы были их защищать даже ценой прямого столкновения. Правда, это были именно руководители, а не те бледные немочи, которые считаются за таковых]
Карабахская проблема – это кризис российской дипломатии и политики в целом. 30 лет вялотекущего конфликта с периодическими обострениями прямо вблизи весьма нестабильного российского Северного Кавказа – это вызов всей российской дипломатии и проблема для политического руководства страны. Любая страна всегда заинтересована в ликвидации подобных очагов вблизи своей территории, и то, что Карабах находился все эти годы в состоянии латентного и неутихающего конфликта – безусловно, вина в первую очередь Кремля, который называл Кавказ зоной своих жизненных интересов. И уже потом, во вторую очередь – это вина армян и азербайджанцев. Такие конфликты вообще невозможно решить внутри них. Только внешний фактор способен бросить в него дополнительный ресурс и разрешить тупиковое противоречие. Турция, кстати, и бросила – и доказала, что такие конфликты решаются только и исключительно извне. Нищета и убогость российской внешней политики не позволили Кремлю решить этот конфликт в свою пользу. Турки – смогли. Поэтому они и победители. А Кремль потерпел очередное сокрушительное поражение.
Я вообще крайне скептически оцениваю сегодняшнее положение вещей в плане дееспособности кремлевского режима. Но говоря откровенно, такой провал внешней политики представить себе было крайне сложно. Поэтому первые пару недель конфликта я пребывал в полной уверенности, что Кремль просто в силу остаточных рефлексов и инстинкта самосохранения сделает хоть что-то, чтобы устранить турецкий фактор в нынешнем обострении. И был уверен, что конфликт не выйдет за рамки обычного, из ранее виденных. И ошибся – распад государственности России и развал всех механизмов и инструментов проецирования интересов оказался гораздо глубже самых пессимистичных оценок.
Теперь ситуация на Кавказе коренным образом изменилась. И это очень надолго. Система балансов нашла новую точку равновесия, и присутствие Турции (а с ней и НАТО) в этом регионе теперь становится не просто фактом, а мощным фактором, который будет вынуждать будущее руководство России (нынешнее уже полностью обанкротилось, его просто нет смысла даже учитывать, как субъект политики) кардинально менять всю оборонную доктрину на этом направлении. Путин вернул Россию в этом регионе лет на двести назад, полностью обнулив все достижения и царской, и советской политики и дипломатии. Фантастический невежа и бездарь – таким он и войдет в историю. Его реноме на страницах учебника, откровенно говоря, беспокоит мало. А вот последствия его правления – их придется разгребать поколениями.