Евгений Ихлов: Дали ненужное – чёрную финансовую дыру Крыма, руины Донбасса и Западной Сирии, всё время заставляя платить за это

ИСТОРИЯ ДВУХ СТРАТЕГИЙ

Давно-давно, совсем в детстве я прочитал что Британия как морская держава, конфликтующая преимущественно с державами континентальными, использовала стратегию непрямых действий, т.е. старалась осыпать противников ударами на периферии.
Упоминался в этой связи теоретик Лиддел-Гарт, фамилию которого я к стыду своему не выделил – так, очередное совковое обличение «империалистического коварства». Нет, чтобы честно выйти на «последний решительный»…

Здесь же царило обычно-привычное: главный удар и отвлекающий… Идеал – «котлостроительство»…

Обратимся в прошлое, в эти дни на 77 лет назад…
По приказу Гитлера, разъярённого предательским расторжением Югославии союзного договора и явным британо-советским «совместным предприятием» по организации военного переворота в Белграде, вермахт утюжит Балканы… Пройдя Сербию, германская армия обрушивается на греков, с увлечением гоняющих итальянцев по Албании…

И тут Чёрчилль Великий применяет учение капитана Лиддел-Гарта (которое суть всесильно, потому что оно верно) – снимает английские части – 62 тыс. – с ливийского фронта, где они лупят итальянцев, и отправляет в Грецию. «Везде быть сильным нельзя», и через год это обернётся роммелевскими триумфами у стен Александрии… Но, если прав был Кутузов со своим мемом насчёт потери Москвы и России, то и наци в Каире были приемлемой жертвой при ставке на Лондон.

В Москве же в это время Жуков и Василевский шлифовали свой последний план «Стратегического развёртывания РККА» и подхлёстывали составителей приказов в штабы округов по «обеспечению прикрытия госграницы».
Сталин, в свободное от совещаний с генералами и маршалами, начинает обдумывать свою программную речь перед выпускниками военных академий 5 мая, которым через два месяца предстоит повести РККА в Антифашистский Освободительный поход «Даешь Европу!».

Советская пресса же возмущалась бесхозяйственными простоями вагонов, и клеймимые взыскательными журналистами железнодорожники ещё не знали как дорого обойдется советским народам невозможность совместить многотысячные депортации из присоединённых областей с переброской скрытно отмобилизованных дивизий к новой границе.

В Берлине же фюрер опять уступил давлению генералов и отложил начало «Барбароссы» на месяц, ещё не зная, что этим погубил и себя, и свой рейх…

Делая ход конём на Балканы, Чёрчилль, как ему кажется блокирует любую возможность действий Гитлера.
Британский премьер, исходя из опыта Первой мировой, рассчитывает, что вермахт увязнет в Сербии и в греческих горах, а германская бронетехника поистреплется на балканских дорогах.
С Сербией он почти угадал – восстание Тито вспыхнет уже в июле.

Но он не угадал ни того, что в конце апреля 1941 Британаю ждёт новый Дюнкерк, потому то, что англо-греческие позиции у Фермопил вермахт изящно обойдёт двойным десантом (на остров Эвбеи и обратно), ни того что германскую бронетехнику удастся почти мгновенно вернуть с Балкан на исходные позиции в Польше и подремонтировать.

Будущий его кремлёвский союзник, поглощенный чистками и депортациями на будущем ТВД, в результате с выдвижением подкреплений запоздал на пару недель, но и выигранного в результате этого срока, как оказалось, хватило на подход Второго Стратегического эшелона к линии Днепра и месячное торможение вермахта – сразу после взятия Смоленска, Пскова и Риги.
Между прочим, решись Сталин на ограниченную наступательную операцию против оголённых вермахтом Румынии и Болгарии в апреле 1941 (придерживаясь на польско-прусском направлениях стратегической обороны), Гитлер получил бы англо-советский “Сталинград” (скорее всего, это называлось бы “Салоникское сражение”) уже в мае 1941 года, и СССР выиграл бы Вторую мировую на 4 года раньше.

При ином варианте действий Гитлера (кстати, самом ожидаемом) английские части в Греции угрожали бы флангу вермахта в случае похода на Турцию и Французскую Сирию к нефтяным полям Мосула – и дальше – на Кавказ и в Подмандатную Палестину.

Вот это и есть классический образец «непрямой стратегии», когда твои действия дают тебе возможность для широкого спектра реагирования, а даже временное поражение можно превращать в конечную победу. Ведь в итоге то Лис пустыни в донских степях так и не появился… Как и маршал Грациани.
В результате «Фермопилами» оказался Мерса-Матрух. Но стратегия оттягивания лучших германских сил в Восточное Средиземноморье и перемалывания там же сил итальянских блестяще сработала. Американцы же получили идеальные условия для высадки в Западном Средиземноморье…

А вот великий таинственный план Жукова-Василевского-Ватутина http://www.1000dokumente.de/… по сравнению с этой тонкой стратегической игрой был «незатейлив как грабли».

Главный удар – на Краков, Бреслау и Словакию… Отвлекающие – на Люблин и Кёнигсберг…
С этой фантасмагорией мог сравниться только план войны с Израилем Насера-Омера, составленный 51 год назад – с прорывом египетских танков через Синай и Негев в окрестности Вифлеема на соединение с иорданской армией (по городам, по долам, нынче здесь – завтра там)…
Через 6 лет египтяне глубокий прорыв на Синае опробовали… Чуть советский десант не оправили выручать окружённую 3-ю армию…

Наложите на советские генштабистские изыски многократно обруганный план «Барбаросса» (бить по расходящимся направлениям), и мы увидим интуитивную гениальность фон Паулюса, предусмотревшего удары во фланг с заходом в тыл всех наступающих группировок РККА.

У меня лично мало сомнений, что начни Сталин первым, Луцкая катастрофа советских танковых армад («зеркальное отражение» брусиловских побед в этих местах четвертью века ранее) просто сместилась бы западнее и вошла в военную историю катастрофой Люблинской или Катовицкой…
О том, что произошло при аналогичной июньской попытке грандиозного контрнаступления, но уже в Беларуси, подробно показал военный историк Марк Солонин http://www.solonin.org/article_poslednyaya-popyitka-kontrud…

Всё сказанное относится и к путинским действиям при его «геополитическом контрнаступлении», начатом 4 года назад.

Главный удар – в Крыму, отвлекающий – в Донбассе. Отвлечение – не удалось. Украинская революция устояла и консолидировалась (точно также как Французская после битвы при Вальми). Через три месяца – «северный ветер» в Донбассе, а через год – отвлекающий удар – в Сирии.

И тут Путин понимает, что сталкивается с киссинджеровской стратегией. СССР забирает бывший Французский Индокитай, бывшую Португальскую Африку, бывшую Французскую Сирию… И понимает, что для Запада эти потери совсем не так существенны: за Вьетнам цеплялись пока были опасения «падения костяшек домино» дальше – Таиланд, Малайя, Бирма, когда страх к 1972 году прошёл, Никсон был готов на мирные переговоры…

Дело в том, что СССР совершенно не мог рационально распорядиться всеми доставшимися ему бывшими европейскими колониями – торговать сырьём на мировом рынке, например. На него их повесили как гири. Единственно, что сделал Запад – это дополнительно создал фронт для каждого из советских приобретений. Израиль старался на Ближнем Востоке. Эфиопию атаковало перешедшее на сторону Запада Сомали. Вьетнам сражался с Кампучией/Камбоджей и её патроном – Китаем. В Афганистане, Анголе, Мозамбике и Никарагуа поддерживали антикоммунистических повстанцев. На Москву повесили обанкротившуюся коммунистическую Польшу.

Сейчас Путину дали «победить» в Донбассе и Сирии. Почётное право кормить «плоды победы» шло в нагрузку. Но при этом созданы новые фронты – с возможностью дозированно давить на них – поочередно или синхронно. Путин попал в положение Гитлера, с осени 1942 года, не знавшего с кого фронта его ударят в следующий раз.
Или кремлёвских геронтократов, только и успевавших регистрировать израильские разгромы сирийских сил в Бекаа, польские забастовки, атаки из Паджшерской долины, активизацию повстанцев мискито в Никарагуа, юаровские рейды в Анголе, рейгановский десант на Гренаду…

Путин только сейчас понял, что ему дали ненужное – чёрную финансовую дыру Крыма, руины Донбасса и Западной Сирии, всё время заставляя платить за это…
И совершенно не собираясь это выменивать, понимая, что, как и в 1989-91 годах, всё это достанется после краха путинизма…
Путин, как Коминтерн, сплёл на Западе агентурно-информационно-политическую сеть, но «новый маккартизм» сделал любую связь в Москвой настолько токсичным, что влияние этой сети девальвировано.

Хрущёв и Брежнев могли восстанавливать советский престиж кампаниями за разоружения и разрядку. Но путинизм вовсю наслаждается имперско-реваншистской риторикой, пугая ассоциациями с нацизмом. Гитлер соблазнял народы «новым порядком» вместо погружённого в кризис либерализма, однако путинизм теряет бескорыстных сторонников на глазах. Решительность и воля, конечно, импонируют инфантильным противникам либерализма, однако у словосочетания «отравляющие газы» на Западе дважды плохие ассоциации. И теперь Англосаксонское Звено может вволю практиковаться в «непрямой стратегии», оттачивая политическое мастерство.

Прокси-война опасна, когда есть возможность использовать на разных полях автономные силы. У Брежнева и Андропова были и палестинские, и левацкие террористические организации, были кубинские и вьетнамские войска, готовые воевать в разных частях мира, были массовое западное антивоенное движение и влиятельные компартии. А теперь – полк наёмников и десантники с заклеенными кокардами, которые являются совершенно легитимными таргетами для западных армий…
И три полуфашистские партии на содержании… Уныло

оригинал – https://ikhlov-e-v.livejournal.com/520931.html

автор – Евгений Ихлов

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики