Григорий Юдин: потенциал их пропаганды сжался до пожилых аудиторий

Есть прямая связь между сегодняшним развалом 212 дела и появившимися сегодня же данными «Левада-Центра» о том, что опросы показывают высокий уровень сочувствия россиян московским протестам и неприятие полицейского произвола. Это политическое дело, и держать по нему десятки людей в тюрьме можно, если у тебя есть на это политический мандат. По итогам этого лета мы выяснили, что политического мандата больше нет.

Главный результат состоит в том, что полицейским командирам удалось продать свою историю о «массовых беспорядках» и «иностранном вмешательстве» начальству, но так и не удалось продать её народу. Потенциал их пропаганды сжался до пожилых аудиторий, которые смотрят только телевизор и сразу готовы верить в то, что любая внутренняя политика в России возможна только «из-за рубежа». Это по-прежнему немалая аудитория (в районе 25%, и именно она с наибольшей вероятностью пойдёт на выборы). Однако факт состоит в том, что в целом, в России в эту историю не верят. Этот товар протух, больше продать его не удастся.

Мощный разрыв между возрастными группами в московском опросе ЛЦ месяц назад и столь же впечатляющий разрыв между аудиториями ТВ и Интернета в нынешнем опросе – знак большого перелома. Аудитория, для которой недостаточно ни Киселёва с Соловьёвым, ни Зюганова с Жириновским, которую невозможно запугать словами «массовые беспорядки» и «иностранное вмешательство» без предоставления доказательств – и которую не способен убедить уже и Путин – эта аудитория теперь преобладает и со временем становится только больше. Целевая аудитория, которой всегда было достаточно для того, чтобы контролировать Россию, сокращается и размывается, а остальные постепенно консолидируются. Это долгосрочный тренд.

А прямо сейчас группа, которая в середине лета захватила контроль над московской кампанией и пообещала всех посадить и всё разрулить, близка к тому, чтобы всё запороть. Она добилась осведомлённости о московской кампании по всей стране (мне респонденты в городах за тысячу километров с яростью рассказывают про насилие на митингах без малейшего намёка с моей стороны), взбесила значительную часть москвичей и вывела на улицы десятки тысяч, стремительно сплотила сразу несколько сообществ и получила ровно то, чего нужно было избежать – объединение против себя самых разных групп, смыкание парламентской и внепарламентской оппозиции и переформатирование выборов в точку выплеска недовольства для вернувшихся с каникул людей.

Читайте также:  Зомби-бабушки, которых привёл собес, точно знали что они приходили сунуть за начальство. Но кто именно сейчас мэр понимали с трудом

Торможение 212 дела в кратчайшие сроки прямо перед выборами – это отчаянная попытка избежать электоральной катастрофы. Это попытка увернуться от накатывающего протестного голосования на выборах 8 сентября, которые превращаются в референдум по простому вопросу «А нравится ли вам то, что сейчас делает государство?» Полученные ЛЦ цифры (которые, конечно, у Кремля есть давно) – это, если угодно, предварительное голосование. И оно уже дало эффект.

Но это пока далеко не финал. Мы находимся в интересной точке. Сейчас открыты все варианты: от разбора 212 дела на серию отдельных уголовных дел с длительными сроками за твиты, курсовые работы и повторные митинги – и до того, что погонам, которые всё это затеяли, придётся отвечать за последствия своих решений. Потому что результат их полицейской атаки неизбежно будет оцениваться по итогам кампании, за которую они брали на себя ответственность. По тому, выплеснется протест в цифры или его опять удастся рассредоточить и перекрыть лояльным меньшинством. В зависимости от этого они будут решать, на что у них всё же есть мандат, а что им люди сделать больше не позволят.

Оригинал:

Комментарии

Комментарии