1. Война в XXI веке, как и веком ранее, по-прежнему опирается на пехоту. Какие бы у вас ни были высокие технологии, именно пехота, образно говоря, устанавливает флаг на отвоеванной земле. Наступающие войска Азербайджана столкнулись с проблемой развертывания в боевые порядки при перемещении c исходных рубежей к рубежам атаки. Так, например, армяне наносили удары по азербайджанским колоннам еще только на подходе. Это делалось благодаря грамотным засадам и максимально эффективному использованию артиллерии и расчетов ПТРК.

Это и называют асимметрией. Они вам дроны-камикадзе, вы им засады и подлянки.

2. Мы видим столкновение двух военных школ – советской школы и школы НАТО. Армяне, будучи адептами первой, выстроили свою оборону в линии и рубежи, задействованная ими техника указывает на то, что лучшее войска они берегут либо для генерального сражения, либо для нанесения контрударов в случае прорыва азербайджанцев, скажем, к городам Степанакерт или Шуши. Пока же они максимально стараются изматывать армию Азербайджана, стараясь определить, где будет основной удар. Например, наступление на юге Карабаха – оно основное, или только отвлекающее, а основное будет на севере?

Так или иначе, это горы, и где бы ни был основной удар, там адские условия для войны, еще и при такой погоде.

3. Как я уже подчеркнул, это столкновение школ, и Азербайджан слишком положился на новые виды технологий, забыв о такой простой вещи, как взаимодействие родов войск и массированное использование артиллерии для подавления рубежей обороны врага. Шутка ли, но по-настоящему артиллерию армия Азербайджана стала использовать только после десятого дня войны. До этого они слишком полагались на дроны-камикадзе и ударные БПЛА. Дрон-камикадзе может уничтожить одиночный танк или автомобиль, но разгром колонн, подавление опорников, создание “комфортных” условий для наступления своей пехоты и многое другое – это по прежнему удел артиллерии.

Прямо как барон Харконнен в “Дюне”. Пока Атрейдесы надеялись на свои хай-тек щиты, барон просто разнес их древней, но эффективной артиллерией.

4. Сказка ложь да в ней намек. Пусть вас не смущает упоминание барона Харконнена. О чем говорит эта война? Впереди, как и ожидалось, нас ждет полная кибернетизация поля боя. Сейчас Азербайджан использует стаи дронов-камикадзе, а что будет завтра? Сегодня армян спасают (спасают ли?) горы и дрянная погода. То есть идеальное пространство для асимметрии – засад и контрударов. А что, если у вас не будет гор и плохой погоды? Что тогда вы будете делать? Это важный вопрос, и на него пока что не существует ответа.

Подведем итог:

– Азербайджан излишне понадеялся на новейшие технологии, забыв о такой “архаике”, как взаимодействие родов войск, полевая разведка, массовое применение артиллерии и т.д.

– В современной войне есть огромная проблема с развертыванием пехоты. Оружие настолько дальнобойно и смертоносно, что можно легко погибнуть, еще только на пути с исходных рубежей к рубежам атаки.

– Современные технологии по-прежнему уязвимы перед сложной местностью и скверными погодными условиями.

– Конвенциональные войны никуда не ушли, они остаются реальностью 21 века.

– Замороженные конфликты не являются панацеей, более того, опыт показывает, что это, как правило, наихудший сценарий из возможных (таких, например, как окончание войны и заключение мира), но этот тезис я раскрою подробнее в отдельном тексте.

Как-то так.

На видео – пехота армян под обстрелом на поле боя. Несложно убедиться, что война – это, мягко говоря, звиздец, но почему-то злым лысым обезьянам она очень нравится, раз уж они снова и снова гурьбой отправляются умерщвлять себя и себе подобных. Как говорят евреи, בני אדם גזע רע – то есть, “люди – дрянное, злое племя”.