Сын ЧеКа, лорд полка
Калигулла, как известно, ввел коня в Сенат, а Борис Джонсон – троянского коня ФСБ в палату лордов.
Лет тридцать-сорок назад Лебедев-старший в качестве младшего офицера ПГУ КГБ просиживал штаны в скромном кабинетике советского посольства в Лондоне и экономил суточные, варя с помощью кипятильника супы из китайской тушёнки. А теперь его отпрыск будет сидеть здесь в палате лордов под именем какого-то опереточного барона Сибирского, пожизненного пэра, сэра и прочая, и прочая…
Бывших чекистов не бывает. Из мафии российских спецслужб выход один – через Полоний с Новичком. Литвиненко и Скрипаль не дадут соврать. Как и полагается в мафии, здесь ценятся семейные традиции. Престарелые КГБэшные Доны Карлеоне передают свое мастерство детям. Лебедев-младший принадлежит к влиятельному чекистскому клану. Он не только сын, но и важнейшая инвестиция своего отца. Не приходится сомневаться, что Лебедев-старший передал отпрыску не только средства для скупки «заводов, газет, пароходов», но и свой главный капитал – связи со всемогущей Конторой. Так что гордых британцев можно поздравить – в их палате лордов появился практически открытый информатор российских спецслужб.
Можно ли было представить, чтобы сын какого-нибудь Судоплатова или Питовранова проник в британский парламент? Да его на порог туда бы не пустили. Сейчас пришли другие время. Чекисты нащупали слабое место западных элит – трепетное отношение к большим деньгам, даже чужим. Наследники аскета Дзержинского стали миллионерами, социально близкими для мировой финансовой олигархии. И используют это обстоятельство на все сто процентов, внедряясь в правящий класс, разлагая и коррумпируя его. Совершенно не случайно, что главным лоббистом чекистской династии Лебедевых стал инициатор Брекзита Борис Джонсон. Думаю, мы еще многое узнаем о попытках российских спецслужб развалить Евросоюз и о помощи им в этом некоторых алчных и недальновидных западных «элитариев».