ФСБ ведь только говорит, что защищает безопасность России, на самом деле она защищает «жирных котов» – высших чиновников и олигархов. Для того, чтобы отвести от них угрозу и была затеяна эта кровавая история.
Еще в 90-е сформировалась критическая масса голодной агрессивной молодежи, пробивавшей себе дорогу в жизни кулаками, а то и калашами. Большая часть ее сгинула в разных «бригадах». Однако уголовный мир прельстил не всех. Некоторые голодные «молодые волки» заинтересовались политикой. Такие политизированные пассионарии представляли прямую угрозу для российской верхушки. Они могли пойти по пути народовольцев и эсеров. Призрак революционного террора против коррумпированной «элиты» бродил по России. И тут кому-то из чекистского начальства пришла в голову гениальная мысль: надо стравить их, пусть мочат друг друга, а не нас (хотя вероятно такое решение даже не артикулировалось, а было реализовано на инстинктивном уровне). К тому времени (в 90-е) в Россию уже проникли с Запада субкультуры НС-скинхедов и антифа. Между ними были драки и столкновения. Однако характер настоящей войны нацистов против мигрантов и антифашистов эти столкновения прибрели уже при Путине, когда в наци решили вложиться чекисты. Власть подсунула злым парням вместо чиновников и олигархов, укравших у них свободу и шансы на успех, мнимых врагов – «мигрантов», «черных». А потом стравила молодежь, спровоцировав войну наци и антифа. Конечно, такие столкновения есть в любой стране, но нигде они не достигали таких масштабов как в России в нулевые годы.
Как видно по графику, составленному центром «Сова», число нападений по мотивам расовой ненависти вплоть до 2008 года неуклонно росло. Это был не стихийным процесс. Как известно по делу БОРН и другим подобных процессам, многие лидеры нацистов имели кураторов из АП и ФСБ, брали у них деньги, пользовались покровительством. Практически все вожди нацистского движа были подментованы, в том числе и близкий одно время к Тесаку шеф НСО Румянцев, который потом дал нужные чекистам показания.
Все нулевые годы в России проходили массовое избиения людей с «неправильным» цветом кожи или разрезом глаз. Однако практически не было политических покушений на чекистов, чиновников, олигархов (исключение – теракт против Чубайса). Кроме того, нацисты выполняли еще и другую функцию – запугивали либеральную интеллигенцию, позволяя власти позиционировать себя как меньшее из зол: «смотрите, если не мы, то они». Нацистская демонстрация Тесака с кампанией во время дебатов в Билингве была рассчитана именно на этот эффект.
Однако в 2007 – 2008 году нацистский голем начал выходить из-под контроля своего создателя. Наци перешли фактически к массовому террору, дестабилизирующему ситуацию в стране, стали взрывать и громить рынки и т.д. Чекисты решили сдать назад и несколько приструнили своих подопечных, что довольно быстро привело к сокращению числа расистских нападений. Тогда же первый раз посадили и Тесака.
Окончательно закрыть нацистский проект власти решили во время Майдана, где украинские националисты сыграли большую роль в противостоянии с карателями. Понятно, что либералы с их белыми ленточками беспомощны против дубинок, но если в драку включатся бывшие скинхеды, ОМОНУ мало не покажется. Кремль решил, что националисты могут стать боевым отрядом протестов не только в Киеве, но и в Москве. Поэтому в 2014 году их попытались сплавить на бойну в Донбасс. А тех, кто отказался, посадили. В результате почти все лидеры российских радикальных националистов оказались в 2014-15 годах в тюрьме, в том числе вторично Тесак.
Потом большинство отпустили. А вот Тесака решили не выпускать на волю. Почему? Он был настоящим буйным, которых, как известно, мало. Контора до какого-то момента использовала его (в тёмную возможно) в качестве яркого проповедника нацистского дискурса, как пугало для либералов, для отвлечения молодежи от политических протестов на игры вокруг ловли педофилов и торговцев спайсами. Но он был слишком амбициозен, чтобы оставаться в рамках задания кураторов, Он очень быстро обрастал сторонниками и поклонниками, вокруг него моментально формировались сети радикалов. Тесак отвязывался и становился опасен.
В связи с окончанием своего нацистского проекта власти ликвидировали наиболее яркого его участника. Тесаку хотели дать новый срок, но после начала белорусских протестов решили для надежности просто убить.