RSS

Хроника недели. Егор Седов: ЭТО КАКОЙ-ТО ОБВАЛ…

Главная новость недели ни для кого из внимательно наблюдающих за событиями сенсацией не стала. Но сенсацией она не стала и для остальных россиян: появилось как-то слишком много иных тем для обсуждения – попытки протащить антиабортное законодательство, нападение на Сахаровский центр, предложение выкинуть из школьной программы Толстого и Достоевского, заменив из Библией. Все это важно и серьезно. Но основная тема – это “Боинг”, ее невозможно заглушить!

Итак, почему ни доклад международной следственной группы, ни реакцию Кремля нельзя считать сенсацией?
А потому, что все это понятно. В ином случае российскими СМИ (и далеко не только СМИ) не выдвигалось бы огромное число противоречащих друг другу версий.
А правда – штука такая, колет глаза. Вот “аргумент”, предъявленный неким ведущим Норкиным на возражения украинского эксперта (понятно, что такого рода экспертов приглашают в качестве “мальчика для битья”, а вот если он от такой роди отказывается, то у ведущего – бывшедемократического журналиста – могут и нервишки не выдержать).

А вот о чем украинский эксперт говорил:

c46060d83c4a4feba3826d46c74d83fc

Вообще-то, такая выходка после “26 лет в журналистике” – это свидетельство некомпетентости и непрофессионализма, а отнюдь не оправдание.

Алексей Навальный:

“И в крупном лжёт: версия «малазийский боинг сбил украинский самолёт» не была просто высказана в эфире телеканала (видимо, тут имеется в виду смехотворная фальсификация от Леонтьева на Первом Канале), она была официальной версией, рассматриваемой СК РФ. Все выдумки про «капитана Волошина» до сих пор висят у них на сайте.

И в мелочах лжёт: Норкин называет вчерашнее разгромное интервью Пескова BBC «интервью какому-то украинскому журналисту».

Это СМИ. А о реакции Кремля можно получить представление хотя бы по тому же интервью Пескова.

Но это – лишь часть вопросов. Тот же Алексей Навальный (да и не только он) говорят о некоей “трагической ошибке” (понятно, что все это дипломатия). Но в чем именно заключалась ошибка? В том, что был сбит малайзийский “Боинг”, а хотели сбить что-то еще? Или в том, что сложнейший (и вряд ли посильный для т.н. “ополченцев”) ракетный комплекс неожиданно оказался на территории сопредельного государства?
Андрей Мальгин напоминает:

“Как раз в день катастрофы по Первому каналу прошла новость ТАСС:

2530023_original

После чего на указанном месте нашли обломки малайзийского “боинга”и разбросанные на большой площади трупы взрослых и детей. А обломков украинского транспортника там не оказалось. Так что вы сами и сообщили о сбитом самолете. Ракетой. В районе города Торез. Именно вы сообщили. Через несколько минут после катастрофы. Во всех своих так называемых СМИ”.

Следствие по “Боингу” будет продолжено до 2018 года. И будет более чем детальным.

Но вместо “Боинга” российским гражданам было на этой неделе предложено сразу несколько тем для обсуждения. Например, бурная активность парамилитарных формирований при фактическом бездействии полиции. Или бурная активность запретителей и сторонников того, что они именуют словом “мораль”.

Началось все с выходных, с организации “Офицеры России”, которая блокировала вход на выставку фотографий Джока Стерджеса в фотоцентре им. братьев Люмьер в Москве. А еще раньше о выставке, которая спокойно проходила в Москве, сообщила топовая блогерша ЖЖ под ником “Лена Миро” – разумеется, в стиле “ужас-ужас, там кошмарные фото, примите меры!”
Игорь Яковенко:

“Увидеть не только порнографию, даже эротику на тех целомудренных фото, которые экспонировались в центре фотографии имени братьев Люмьер, мог только извращенец”.

И, как это ни странно, его мнение в данном вопросе полностью разделяет столь консервативная организация, как Роскомнадзор: на выставке криминала не нашлось.

Тем не менее, факт остается фактом: “Офицеры России” в одинаковых новеньких куртках выстроились живой цепью у фотоцентра. При полном бездействии полиции, хотя налицо было очевидное нарушение законодательства о массовых мероприятиях, на что и обратили внимание комментаторы в блогосфере.

Однако выяснилось, что выставке угрожают совсем не “Офицеры России”, а некий моченосец из движения SERB, проникший на выставку с баночкой неизвестной жидкости (впрочем, комментаторы сочли, что это все же были производные жизнедеятельности организма персонажа).
Игорь Яковенко:

“Все это унылое кафкианство приправлено действиями персонажа, которого федеральное телевидение выставляет главным борцом за нравственность. Этот человек совершил следующие подвиги. Во-первых, он помочился не туда, куда это делают обычные, негероические люди, а в баночку. Помните, последний подвиг наших разведчиков? Вот. Идем дальше. Во-вторых, этот герой тайком пробрался в центр фотографии имени братьев Люмьер, бережно прижимая к себе баночку с отходами своей жизнедеятельности. И, наконец, в-третьих, и в-главных: он принялся героически плескать содержимое заветной баночки на фотографии девушек, которые смотрели на него распахнутыми глазами.
Говорят, что этот героический мочеплескатель из Русского освободительного движения SERB, которое возникло в Днепропетровске, где его члены пытались устроить «русскую весну» и что-то вроде «ЛДНР», но после того, как получили отпор, героически сбежали в Россию, где пытаются поддерживать Путина тем, что обливают дерьмом пикеты «Солидарности», нападают на украинского политолога, а также совершают иные, столь же героические поступки…”

Что до “Офицеров” и их лидера Антона Цветкова, то оказалось, что не все однозначно.

Наталья Григорьева, создатель и руководитель Фотоцентра братьев Люмьер:

“Абсурд ситуации в том, что ни детский омбудсмен Анна Кузнецова, ни Елена Мизулина не видели нашей выставки. Весь их праведный гнев — это реакция на пост Миро, о существовании которой, я очень надеюсь, до этой истории и не подозревали. Но пост по своей сути клеветнический и провокационный — он не соответствует действительности.

…Мне начали писать в Фейсбуке незнакомые люди с угрозами и оскорблениями. Не официальные лица, а просто обычные люди, пользователи социальной сети, которые оказались жертвами клеветнического поста Лены Миро. Агрессия и негодование в обществе набирали темпы с огромной скоростью. Нам пришлось закрыть центр в субботу на два часа раньше. …Они угрожали расправой моим сотрудникам, нашему центру, мне лично, моим детям.

Официальный представитель «Офицеров России», как ни смешно, оказался единственным человеком, готовым приехать в воскресенье к нам в центр и посмотреть выставку. Все остальные государственные деятели, которые с легкостью вывесили оскорбления в наш адрес, видимо, отдыхали в выходные и на выставки время решили не тратить”.

Замечу: это, скорее всего, никакое не “негодование в обществе”. И вообще не общество. Боюсь, Наталья Григорьева просто не в курсе: угрозы (иногда – весьма изощренные) – обычный метод Интернет-троллей, применяемый к инакомыслящим. Каждый, кто пишет в соцсетях на политические, например, темы, с этим рано или поздно сталкивается. При этом и т.н. тролли, и их хозяева остаются безнаказанными, хотя в иных случаях бывают и огромные штрафы, и посадки за кросс-пост.

И сам Антон Цветков отмечает:

“Массовое прибытие журналистов и агрессивно настроенных граждан у Центру фотографии братьев Люмьер в воскресенье, а также пристальное внимание к этой выставке общественных и политических деятелей, было спровоцировано публикацией Елены Мироновой, разместившей в своем ЖЖ фотографии, которых не было на выставке. Считаю, что правоохранительным органам следует внимательно изучить данную публикацию на предмет публикации фотографий обнаженных несовершеннолетних и информации провокационного, по сути, характера.
P.s. Особенно хочу подчеркнуть, что претензий к нам со стороны руководства выставки не было и нет”.

Вкратце итог таков: “моченосец” получил свои законные сутки ареста.
Выставка закрыта (хотя Роскомнадзор против нее не возражает).
Джок Стерджес получил рекламу.
Блюстители “морали” вновь схлестнулись в соцсетях со сторонниками нормальности. (Больше всего удивили ссылки на то, что якобы маньяк Чикатило вдохновлялся какими-то фотографиями. К сведению тех, кто это говорит – маньяк Чикатило, помимо всего прочего, дышал воздухом и пил воду. Не удивлюсь, конечно, если авторы таких высказываний – а заодно и требований вообще избавиться от наготы в искусстве, включая младенцев на картинах Рафаэля и Леонардо, – пьют плавиковую кислоту и дышат фтором. Но если все же не так, то они уже вызывают некоторые подозрения).
Фейсбук наконец-то получил флешмоб “Нагота в искусстве” – и на сей раз пришлось с этим смириться.
Лена Миро получила общее осуждение – и со стороны борцов с запретительством (что понятно), и со стороны “Офицеров России”. Я уже неоднократно говорил: зло имеет привычку пожирать зло.
Но все же остается вопрос: почему одни общественные организации могут безнаказанно проводить несанкционированные акции, в том числе пикетирование выставок, а другие – нет?

А пока “моралисты” (в том числе и детский омбудсмен Кузнецова) боролись с изображениями подростков на фото (в коих Роскомнадзор криминала не увидел), в Липецке происходило вот что:

Чиновники против детей с онкозаболеваниями: липецкие бюрократы требуют разрушить совершенно новый центр реабилитации, построенный за счет благотворителей

И я не знаю, нужны ли тут какие-то комментарии – и если все же нужны, то пропустит ли их все тот же Роскомнадзор…

Другая атака – и тоже на выставку фотографий, но совсем иного рода – произошла ближе к выходным. В Сахаровском центре в Москве проходила выставка победителей фотоконкурса “Прямой взгляд”, в том числе и работ Сергея Лоико из Беларуси, посвященных войне на Донбассе.

Сперва вандал, воспользовавшись краской, испортил несколько фотографий, затем в Сахаровский центр пожаловала группа т.н. казаков и “акционист” – муниципальный депутат Захаров. Он и принес банку с краской с двусмысленной надписью “Кровь детей Донбасса”.

“Новая газета” цитирует:

“Нас тут громят в прямом эфире. Пришли: депутат с “банкой крови”, люди в камуфляже и казаки. Кричат: “Мочи козлов, спасай Россию”», — рассказали в Сахаровском центре”.

Поведение незваных гостей можно назвать нападением. Но… вновь, как и в истории с нападением на Людмилу Улицкую и “мемориальцев”, делу не будет дан ход. Сложно сказать, с чем именно это связано. Если с соображениями ложной гуманности к “бедным” и “ущербным” или “да сами понимаете, в какой стране живем”, то надо бы от этих представлений избавляться.
Не думаю, что во власти или среди правоохранителей так уж мало людей, которые понимают: безнаказанные и якобы “патриотические” выходки парамилитарных группировок опасны, в том числе – и для самой власти. Сложно сказать, что они выкинут завтра – и чем это будет грозить.
Во всяком случае, в прошлом году в Петербурге после акции вандалов, уничтоживших изображение Мефистофеля на фасаде старинного дома, заявление о совершении преступления появилось. Путь Мефистофеля обратно долог, а жесткого судебного решения не принято, однако с тех пор громких вандальских пиар-акций в городе не было.

Наибольшую ненависть вандалов вызвали фотографии “киборгов” – защитников Донецкого аэропорта. Большинство из них мы видели в дни обороны. Вот несколько из них:
14469473_10209503378373707_4635595557508763353_n

14470663_10209503379253729_5827495064087199789_n

14522908_10209503371573537_6869979665120987310_n-1

Сергей Лоико:

“Мои фотографии из донецкого Аэропорта провисели на выставке в Сахаровском Центре в Москве один день, пока вандалы их не уничтожили … Аэропорт продержался еще один день. Всего 243 теперь”.

“Акционизм” такого рода – вещь заразная. Все давно видели автонаклейки “Можем повторить”. Теперь к ним прибавилась детская кроватка “Бук”. Да-да, в форме того самого, который сбил малайзийский “Боинг”.
Что неприятнее всего – производится это в Санкт-Петербурге.

Как рассказал изданию “Фонтанка” директор предприятия CARoBUS Антон Коппель, к 71-летию Победы была изготовлена специальная линейка – кровати в виде «Бука», танка и самолета. «Буков» уже купили около десяти штук, причем заказы были отправлены и в другие города России. Стоимость комплекта составляет 11 тысяч рублей:

«Я не вижу ничего ненормального в такой кроватке. Кто-то становится врачом, кто-то пекарем, а кто-то воином»
.

Стало быть, воином. С детской кроватки начиная.
не знаю, помнит ли директор фабрики Коппель еще и игрушки других детей. Которые воинами стать не хотели. Те самые игрушки, которые, возможно, на какой-то короткий миг, но все же проняли даже “днровца”, что заметно на снимке, обошедшем мир.

igrushki1

Александр Скобов:

“Появление в продаже в Москве детских кроваток, исполненных в форме ракетной установки «Бук», логично и естественно. Это закономерное развитие «победобесия» с наряженными в военную форму карапузами и детскими колясками в виде танка. С игривыми надписями на машинах «На Берлин за немками!» и «Можем повторить!» рядом с символическим изображением изнасилования.
А потом была часть сбитого МН-17, выставленная в каком-то провинциальном музее. Подарок инсургентов Донбасса в благодарность за военную помощь. Снятый с врага скальп. С женщин и детей врага, но все равно красиво. Как они непосредственны! Совсем как дети.

…По барабану! Нам все можно. И ничего нам за это не будет. Поэтому мы можем глумиться над погибшими пассажирами МН-17. Мы можем ставить в наших городах памятники изуверам, сыгравшим заметную роль в нашей истории. Такую заметную, что следы этой роли до сих пор кое-где заметны. Особенно на степени психического здоровья тех, кто ставит им памятники. А по барабану! Мы можем бомбить больницы в Алеппо, и никто ничего не сможет нам за это сделать. Потому что вы все боитесь, что мы взаправду сумасшедшие и можем бросить Бомбу.
Они не хотят понимать, что за все это неизбежно прилетает обратка. Они предпочитают не думать, что рано или поздно сами не заметят, как перейдут грань между понтами и «уже всерьез». Они реально опасны для себя и окружающих. И мир рано или поздно вынужден будет озаботиться надежной изоляцией этого пациента…”

…И после этого очень сложно завершить обзор хоть чем-то добрым и светлым.
И все же…
Во-первых, история, с которой я начал прошлый обзор, завершилось выпиской Евгения Ихлова. Который рассказал подробности о своем пребывании в больнице в материале “БОЛЬНОПИТОМНИК. Заметки смотрящего палаты 607”:

“По итогам – стали иногда ночью проведывать палаты (мою – точно), прибегать – лишь только посемафорю руками… Стали делать на ночь успокоительные и обезболивающие уколы тяжелым (в нашей палате – точно).

А я на оставшиеся 7 дней стал «смотрящим» палаты. И как единственный кто мог дойти до коридора и позвать, в том числе… А буйного циррозника, орущего что-то немелодичное, успокаивал как будущий царь Давид бывшего царя Саула – пел ему… “Разлука…”, “Трансваль…” – в общем – шарманочный репертуар. И хвалил на мове: “Дядя, дюже гарно спываешь… Трохи, но гарно!” – и успокоенный, этот “ребенок 2 лет” засыпал и спал почти всю ночь!”

Материал большой, но он касается всех. И вполне исчерпывающе характеризует как ситуацию в больницах (московских, а не в далекой провинции!), так и “оптимизацию” здравоохранения.

Опять не получилось со светлым и хорошим…
Ну, что же. тогда завершу обзор другим постом Евгения Ихлова:

“О еврейском Новом годе и иных праздниках
Я целиком за углублённый историко-культурный курс по авраамическим религиям в средней школе. Но за равноправие! У вас, товарищи православные, две Библии – проходите обе.
Смысл Пасхи Новозаветной – “смертью смерть поправ”, искупил грехи человечества, стал жертвою за людей – очень хорошо! Разъясняйте… И про позор и ужас формулы: лучше одному умереть за народ, чем всем погибнуть, сказанную (якобы) князем Сангедрина (председателем Синедриона)…
Про смертные грехи стукачества (только добавляйте, что стукачество осуждает Талмуд – именно его распространение считается причиной длительности [“за грех наушничества”] египетского рабства, и поэтому раввинское судопроизводство требует обязательной попытки медиации до обращения с жалобой на обидчика в полицию и суд) и суда неправедного, политического, ночного… Тем более, что вот сколько пикетчиков судили в ночи Пресненским, да Тверским, да Замоскворецким судами в былые годы…
И избитый конвоем, весь в крови на скамье подсудимых – мученик Сергей Мохнаткин…
Но уделите внимание и Пасхе Ветхо[Старо]Заветной!
С осуждением государственного рабского труда. С осуждением расовых преследований и геноцида. С прославлением выхода из рабства (любой ценой освобождение!) и осуждением ностальгии по рабству (“зачем народ сей вывел из пустыни, от котлов с мясом в земле Египетской, что бы – уморить всех здесь?”), что идеально передаёт знаменитая фраза: “а в тюрьме сейчас – ужин, макароны дают”, ставшая просто фокусированным толкованием (Мишна) на Пасхальную Агаду.
И – про знаменитые 40 лет в пустыни… Только это не просто “слоняжничать” в степи – от оазиса к оазису, развлекаясь стычками с бедуинскими племенами, это – освоение самоуправления, общинного быта и морально-религиозных правил.
Вот тогда – будет толк от изучения и очень большой!
Как пел Пол Робсон: “Фараону говорю – отпусти народ мой!”
И про Хануку и Маккавеев… (но тут скажут: “скрытая апология ДЕИШ!”)
И вот: звезда взошла!
С новым, 5777 годом от сотворения мира, друзья, коллеги и товарищи… И главное – до прихода Машиаха осталось только 223 года… Ещё немного, ещё чуть-чуть…”

Всех празднующих – с праздником, Шана Това!
И всем – всего доброго.

Егор Седов,
2.10.2016, Санкт-Петербург

На первом фото: Детская кровать “Бук М-1”, изображение с сайта Интернет-издания “Фонтанка”.

Комментарии

Комментарии