Как компьютерный интеллект борется с отмыванием денег: The Economist

Наркоторговцы обычно рассчитываются быстрее других людей, потому что хотят остаться в живых. Для разработчиков программного обеспечения это одна из подсказок, которые могут свидетельствовать о том, что соответствующая сделка является отмыванием незаконно полученных денег. ПО для противодействия отмыванию средств (AML, от английского anti-money laundering) отслеживает финансовые транзакции и составляет списки лиц, которые могут быть задействованы в переводе доходов от преступной деятельности.

Сейчас заказчики стали тратить больше на такое ПО. По оценкам аналитической компании Celent, в этом году финансовые корпорации потратили на него около $ 825 млн, в прошлом году – $ 675 млн. В исследовательской компании Technavio прогнозируют, что рынок такого ПО в будущем будет расти более чем 11% ежегодно. Отчасти это обусловлено тем, что государства все оперативно наказывают структуры, не проявляют должной бдительности. Deutsche Bank только в этом году оштрафовали на $ 827 млн. Правительства, позиционируя себя борцами с преступностью, требуют, чтобы прокуроры их стран преследовали не только компании, но и работников. По словам аналитика в Celent Нила Каткова, с каждым годом противодействие отмыванию средств активизируется: почти на 10% в США, Канаде и ЕС, и примерно на 15% в Австралии, Гонконге, Малайзии и Сингапуре.

Дэвид Стюарт из компании-гиганта SAS считает, что в большинстве банков на соблюдение нормативных требований в этой сфере сейчас приходится от половины до 70% всего бюджета на выполнение законодательства. Проведенное в этом году консалтинговой группой Duff & Phelps исследование показало, что обычно финансовые фирмы тратят более 4% своих доходов на соблюдение законодательства, а в 2022 году эти расходы прогнозируются на уровне 10%.

Многие «маячки», по которым программа блокирует транзакцию или посылает сигнал о необходимости проверки, очень просты. Круглые суммы вызывают больше подозрений, чем некруглые. Резкие колебания количества и сумм переводов тоже. А еще когда деньги кладутся на счет через многочисленные филиалы. Свою роль играет и местная культура. Сеси Мудигонда, продукт-менеджер в Oracle, рассказывает, что их софт считает транзакции, связанные с Востоком Украины, более рискованными, чем с Западом, где слабее влияние России. Программа учитывает даже возраст. По словам Майкла Кента, директора сервиса денежных переводов Azimo, мошенники, которые проводят непропорционально большие переводы, воруют персональные данные пожилых людей и молодежи.

Софт охотится на информацию о фальсификации документов лицами, чье имя уже фигурирует в списках подозреваемых. Такое лицо может выдать себя, если откроет аккаунт с паролем или телефонным номером, который ранее использовался людьми, уже замечены в коррупции. Лондонская фирма ComplyAdvantage лицензирует ПО, которое генерирует длинные списки подозреваемых в незаконной деятельности, просеивая сотни миллионов статей в СМИ, а потом высчитывает, транзакции могут быть выгодны этим лицам.

Когда дельцы переводят доходы от высокодоходной преступной деятельности, их обычно маскируют под законные торговые операции. Программа AML360, разработанная сингапурской фирмой, сигнализирует о таких случаях. Руководитель компании Дэниел Роджерс говорит, что этот софт отслеживает калейдоскоп маячков, например, маршруты судов, местонахождение производителей товаров и колебания их цен. ПО «замечает», скажем, когда фирма импортирует дорогую нержавеющую сталь, тогда как поблизости есть дешевле, или если расходы импортера на медь растут, когда ее цена падает.

Следующий шаг для ПО AML – прорыв в количестве и типах обработанных данных. В прошлом году в SAS запустили Visual Investigator, разработка которого обошлась примерно в $ 1 млрд. Эта программа устанавливает связи между финансовыми транзакциями и текстами и изображениями в соцсетях. Так можно обнаружить, например, когда ресторан на счетах много средств, хотя его популярность в интернете мала. Или если получатель платежа поехал кататься на лыжах с преступниками.

При использовании ПО SAS больше половины отмеченных транзакций закончились сообщениями в соответствующие инстанции о подозрительной деятельности. Председатель консалтингового отдела в лондонской компании Duff & Phelps Моник Мелис считает, что регуляторы должны систематически обнародовать рапорты, которые помогали выявить незаконную деятельность, чтобы количество ложных сообщений в будущем уменьшилась. Тогда программы можно будет настраивать точнее, чтобы бороться с новой проблемой, о которой говорит Софи Лаґуанель из парижской компании FircoSoft, разработчика технологий для борьбы с отмыванием денег: с технически подкованными мошенниками, которые изучают принципы работы такого софта и обходят его ловушки.

Стоит аналитикам бояться потерять работу из-за этого? Наверное, нет. По многим отмеченными подозрительными транзакциями все-таки придется следить людям. Например, работы не стало в немецкой консалтинговой компании Berlin Risk, которая незаметно исследует характер и доходы людей, поговорив с 20 их знакомых. По словам старшего партнера в компании Карстена Хирша, «Робот никогда не опрашивает источники». Или это уже следующий шаг?

Источник. The Economist

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики