RSS

Корабли рождества

  • Автор:

Рождества без ангелов не бывает. Есть такой ангел и у меня, красивый, добрый, умный и талантливый. Картины его кисти украшают нашу квартиру, кроме того внучка поет в хоре Valley Ridge Academy. Хор большой, слаженный, так что концерт для родителей удался, а сейчас они гастролирует по соседним городам.

Прислали видео, и я не удивился, увидев, что оператор большую часть съемок держал в центре кадра мое солнышко, золотую блондинку Лидию. Пели дети известную рождественскую песню Carol of the Bells ‑ это знаменитый украинский «Щедрик» в обработке Леонтовича. Сей факт удивил, но и обрадовал внучку, большую любительницу украинских песен, особенно казацких.

Колядки… Их поют все племена славян (чешское, словацкое и польское название koleda, словенское kolednica, coleda, сербское koleda, kolenda), но ведь и у французов мы слышим tsalenda, chalendes и charandes. Говорят, эти названия восходят к римским календам, но тут я не уверен. Где Рим, а где Крым? Христианская церковь попервах боролась с этим язычеством (первобытные колядки пели по случаю завершения сельскохозяйственного года и в надежде на урожай года будущего), но безуспешно. Тогда она инкорпорировала песнопения в свои духовные сети и еще в VI веке, при императоре Юстиниане, празднование январских календ было перенесено на весь святочный цикл от Рождества 25 декабря до Крещения 6 января.

Новогодние обряды, гадания и песни, вызывающие урожай, с праздника нового года стали все больше переноситься на рождественский сочельник и на крещенский вечер, так что строгого деления рождественских святочных колядок и новогодних щедровок на Украине, первоначально различавшихся и по содержанию, и по форме, уже нет. Зато в них появились церковно-христианские мотивы. Пришли они, как известно, из Греции, где тоже к Рождеству украшают город и наряжают ёлки. Хотя ёлки это уже поздний обычай. Раньше украшали рождественское дерево ‑ обычную палку, на которую привязывали ленточки и колокольчики, создавая образ мирового древа, известный во многих традиционных культурах.

Но Греция страна исконно морская, поэтому сохранился еще один обычай – украшение рождественских кораблей. Специально вырезанные деревянные кораблики увешивали лентами, цветами и колокольчиками. В деревне их было несколько, но лишь зажиточный человек мог выделить время и средства на изготовление корабля. Потом дети обходили с ними деревню и пели колядки. В Афинах начинают колядовать за несколько дней до Рождества, но корабли теперь покупают в магазине.

На Рождество желают счастья и процветания, однако в зависимости от местности меняется характер пожеланий. Например, на Ионических островах, в старину тесно связанных с западом Европы, девушке желают выйти замуж за испанского принца. А на полуострове Мани (это центральный выступ трезубца Пелопоннеса), в VI веке заселенном славянами, в колядках до сих пор поют про Дунай. Не обязательно, кстати, про известную всем величайшую реку Европы, в украинских песнях дунай это любая река, в польском языке это глубокая река с высокими берегами, в латышском дунавас это речушка, а в турецком, наоборот, дон, тан это большая река. В гидронимике Причерноморья сохранились индоиранские корни: вспомните Дон, Днепр, Днестр, Дунай – во всех них слышится древнее дон, дану, означающее просто реку.

И раз уж мы в нашем рождественском путешествии добрались до кораблей, то надо отдать должное американцам, поставившим дело на широкую ногу. У них давно укоренилась традиция Christmas ships, украшенных рождественских кораблей, но не игрушечных, а настоящих. Работают целые компании, занятые этим бизнесом! И я высоко ценю их услуги, вспоминая, как мы встречали Новый 2012 год в Нью-Йорке. Внук тогда улетел в Мексику, супруга с внучкой укатили в Монреаль, а мы с дочкой и зятем подумали-подумали, да и встретили праздник на таком вот корабле.

В девять вечера погрузились на него у пирса 86 ‑ очередь огромная, но суда отчаливали один за другим. Едва тронулись в путь, как защелкали фотоаппараты: мы шли вдоль фантастической феерии ночного Манхеттена, а немногие виды в мире могут сравниться с ней. Вон сверкает разноцветными огнями грандиозный Эмпайр Стейт Билдинг, вот вдали показался изящный ртутно-серебряный Крайслер, а вон и огромная Башня Свободы сияет огнями ‑ она тогда уже вымахала под 400 метров и стала доминантой городского пейзажа.

Корабль поворачивает и скользит по Ист-Ривер. Повсюду на черном шелке воды видны такие же празднично иллюминированные рождественские суда. Проходим под переливающимся огнями Бруклинским, затем под Манхеттенским и Вильямсбургским мостами и только у острова Рузвельта, почти дойдя до траверса старта, поворачиваем назад. С этой стороны Крайслер великолепен. Он полностью затмевает скучноватый параллелепипед здания ООН, хотя и там во всех окнах горит свет. Видимо, тоже встречают Новый год.

Вид ночного Нью-Йорка сам по себе праздник! И ценителей нашлось множество: плавали в ту ночь видимо все суда, имевшиеся в городе и его окрестностях, кроме музейных разве что парусников, стоявших у 17-го пирса. С верхней палубы открывался прекрасный вид, можно было выбраться и на открытую корму, на свежий морской ветер ‑ бухта сияла огнями, их блики качались на волнах, нас тоже покачивало, очередь к бару не иссякала, официанты разносили закуски, но молодежь не спешила есть. Еще бы, на первой палубе гремела музыка. Там танцевали и еще как танцевали! Выходили порой столь виртуозные пары, что остальным оставалось лишь раздаваться в стороны и восхищаться. Затем круг смыкался, и зрители наверстывали упущенное. То-то моя замученная ночными сменами и учебой дочь веселилась! Дома все было бы куда более чинно, уютно и скучно…

К половине двенадцатого в предвкушении фейерверка наш корабль лег вместе с множеством иных кораблей, катеров, яхт и даже лайнеров в дрейф у статуи Свободы. Так, покачиваясь на волнах в самом центре нью-йоркской бухты, окруженные огнями огромного города, с бокалами шампанского в руках, под грохот фейерверка и под цветными сполохами над факелом Большой зеленой леди встретили мы 2012 год.

Кого только не было на палубах той ночью! Немцы и японцы, французы из Франции и кебекуа из Канады (эти пели особенно громко и слаженно), кто в цилиндрах, колпаках, коронах, мерцающих огнями, а кто в мини и макси, в шубках и маленьких черных платьях ‑ много туристов со всего мира собралось той ночью в Нью-Йорке. Но не все сделали правильный выбор: одно дело веселиться на корабле с бокалом в руке, глядя на великолепный ночной Нью-Йорк, и совсем иное ожидать прихода Нового года на Таймс Сквер, на ветру, а то и на морозце, в толпе сотен тысяч пришедших сюда не столько ради знаменитого хрустального шара, сколько ради растворения в толпе. Нет, увольте. Это уж совсем как-то по-шпротному…

К счастью, с погодой повезло, было тепло настолько, что девицы вовсю щеголяли в мини и в декольте, а когда устали форсить на высоченных каблуках, то преспокойно шлепали босиком по асфальту вдоль Гудзона, по Бродвею и по центральным авеню. Город гулял и делал это организованно. Несмотря на пресловутый западный индивидуализм, которым нам с детства забивали голову, американцы куда большие коллективисты, чем мы. Они дружнее, добрее, да и умнее по большому счету. Видимо, все это от свободы. Но может быть, и наоборот, свобода есть следствие этих качеств.

Неукротимый зять еще норовил зайти на работу в свой банк, чтобы забрать какие-то посылки (во втором часу новогодней ночи!) ‑ мол, это вам не сонная Канада, такое тут в порядке вещей. Но умная полиция перекрыла доступ к центральным авеню ‑ оттуда тек поток с Таймс Сквер, да и «оккупанты Уолл-Стрит» пытались испортить праздник ‑ и мы покатили домой, в Бруклин, куда и прибыли в третьем часу ночи.

Н-дас. Что еще можно вспомнить в этой связи? Если говорить о кораблях, то был среди четырехсот с лишним русских парусных линкоров, построенных за полтора века, один 80-пушечный, носивший имя «Рождество Христово». Был он одним из первых линейных русских кораблей на Черном море, а при спуске его на воду присутствовали императрица Екатерина II и австрийский император Иосиф II, в честь которого корабль и был первоначально назван. Ну а далее он оказался связан и с Америкой, и с Украиной  ‑ и с богиней победы.

В июне 1788 года корабль вошел в состав эскадры американца Пола Джонса в днепровском лимане. В боевых действиях в Лимане с обеих сторон принимали участие запорожские казаки, Поль Джонс еще в Европе слышал о них и дважды посетил стан «верных запорожцев». Там знаменитый пират был торжественно произведен в казаки: кошевой атаман Сидор Билой вручил моряку турецкую шашку, казацкую люльку, а затем его облачили в красные шаровары, затем в ход пошла горилка и контр-адмирал побратался с казаком Иваном. 16 июня был сильный туман. Воспользовавшись им, Джонс с Иваном сели в лодку и подгребли к стоявшему в Лимане турецкому кораблю. Джонс достал мел и размашисто написал на борту турка: «Сжечь. Поль Джонс». Он несколько раз щеголял в запорожском костюме на палубе своего корабля и вид адмирала в шароварах шириной в Черное море настолько потряс одного англичанина, что тот пустил слух, будто безбожный Джонс принял то ли православие, то ли ислам…

Рано утром 17 июня русские парусные и гребные суда атаковали турецкую эскадру и разбили ее. 15 марта 1790 года корабль был переименован в «Рождество Христово», а в сентябре присоединился к эскадре контр-адмирала Федора Ушакова. Дрался в бою у Керченского пролива, в сражении у мыса Тендра и у мыса Калиакра. Христиане тогда били мусульман и все же я не уверен, что стоит называть боевые корабли в честь бога милосердного.

А в общем, с Рождеством и наступающим Новым годом, господа! Может быть, в следующие праздники вы подумаете-подумаете, да и нарядите вместо елки рождественский корабль…

Юрий Кирпичев

Комментарии

Комментарии