«Интервью» Протасевича – а это пытка в прямом эфире – вызвало у нормальных людей такое потрясение, что эмоции мешают делать хоть какие-то рациональные выводы. Все же, попробуем.

  1. В ХХI веке в Европе – не в Африке! – возможно все, что казалось уже невозможным. А значит, возможен и новый Освенцим, и новая война. Человеческая природа не изменилась, жадность, трусость и злоба диктаторов сегодня ничуть не меньше, чем сто и двести лет назад, а защитная пленка законов и соглашений не выдерживает ни жестокости тирана, как в случае с Протасевичем, ни стремления к захвату чужих территорий, как в случае с Крымом. Не расслабляйтесь!
  2. Жестокость правителей, одновременно, и рациональна и иррациональна. С одной стороны, Протасевича, как и наших арестованных, используют как сигнал обществу – знайте, что мы пойдем на все, не вставайте у нас на пути. С другой – жестокость явно доставляет правителям удовольствие – они садисты. У нас это тоже проявляется. Пивоварова можно было задержать на паспортном контроле, но они дали ему сесть в самолет, дождались объявления о взлете, чтобы человек успокоился, поверил, что пронесло, а уж тогда взяли! Они, вообще, здоровы?
  3. Лукашенко и его сообщники уверены, что им не придется отвечать перед судом. Они убеждены, что Европа все забудет, что, как всегда, победит «реальная политика». Хорошо бы «смутить веселость их» – они должны бояться, страх будет их хоть немножко сдерживать. Даже такие символические шаги, как объявление Лукашенко в розыск на территории ЕС, имели бы позитивный эффект. А мы можем послать Александру Григорьевичу фотоальбом с изображениями подсудимых Нюрнберга после исполнения приговора, с последними фотографиями Каддафи, Чаушеску и Саддама Хуссейна – пусть ждет! Для органов: это не призыв к расправе – минских начальников надо судить цивилизованным судом, которого были лишены их оппоненты.
  4. Надо не забыть не только палачей и тех, кто отдавал им приказы – они тоже палачи. Надо не забыть тех пропагандистов, которые публично одобряли пытку или делали вид, что это обычное интервью. Имею в виду и российских тоже. И мы, граждане России, обязаны помнить, что Лукашенко и недели бы не протянул без финансовой и политической поддержки, которую Путин оказывает ему от нашего имени. Зарплата палачам Романа платится из наших с вами денег!
  5. Пока Лукашенко у власти, Романа не отпустят. Как и Навального – пока у власти Путин. Но и убивать его Лукашенко, по-моему, невыгодно. А если не убьют, он выйдет – он моложе бывшего президента Беларуси. Так вот, главное, чего стоит ему желать – это не сойти с ума. И понять, что чтобы он ни сказал, какие бы сведения ни выдал чекистам, в том нет его вины – человек не может выдержать пыток. Вся вина – на палачах, а не на нем. И только последний дурак (или герой, который сам прошёл через этот ад) может обвинять Романа в том, что он, мол, сдался, сломался и, вообще, вел себя не так, как выдуманные герои советского эпоса.

Ну почему былью становятся лишь страшные сказки?

&