Леонид Волков: идея организации «забастовки избиркомов» вызвала дискуссию и получила поддержку

Известный политик в своем Facebook снова вернулся к теме “Забастовки” избиркомов, написав большой и развернутый пост.

Мои вчерашние рассуждения вслух о возможности организовать «забастовку избиркомов» вызвали большую дискуссию (и получили большую поддержку), я этому очень рад!

Хочу продолжить обсуждение, ответить на некоторые часто задаваемые вопросы и предложить новые аргументы.

0. Давайте не будем тратить время только вокруг вводных, с которыми все согласны. (Как критики моей идеи, так и те, кто ее поддержал). Мы все понимаем, что
а) поправки в Конституцию уже приняты и вступили в силу, а голосование 1 июля является цирковым шоу, с помощью которого Путин хочет продемонстрировать «всенародную поддержку»,
б) процедура в любом случае лишена всякого логического смысла, так как предлагается голосовать пакетно — «да» или «нет» — по 206 разнородным поправкам,
в) голосование будет организовано так, что можно без проблем нарисовать любой результат и любую явку: 7 дней голосования, отсутствие независимых наблюдателей, периодическое закрытие участков на дезинфекцию, неограниченное надомное голосование — это лишь часть проблем, которые делают процедуру совершенным «черным ящиком», а наблюдение за ней невозможным.

1. Но дальше начинается привычный спор вокруг тактики. Одни говорят: «бойкот, иначе своим участием вы легитимизируете это голосование; и потом, для Кремля максимально важна явка». Другие говорят: «только идти и голосовать против, так власть сможет увидеть как нас много, и фальсифицировать будет сложнее». Ну и все хорошо известные аргументы; сколько раз я сам в таких спорах участвовал!

А в этот раз не хочу и не буду. (Я уже записывал про это видео — ссылку дам в комментарии — и моя позиция не изменилась: эта дискуссия просто не имеет никакого значения, и это голосование не имеет никакого значения, разумеется. Можно не ходить, можно проголосовать «против» — это ничего не меняет глобально, и с пеной у рта топить за любую из этих позиций — только время тратить, с учетом пункта 0 выше).

2. Идея «забастовки избиркомов» лежит в другой плоскости вообще, и никак не соотносится с этой вечной дискуссией про «ходить/не ходить». Если уж прибегать к затасканным метафорам, которыми часто пользуются, обсуждая электоральные стратегии для оппозиции при авторитаризме, то здесь уместно вспомнить про «играть с шулерами». Мы раньше, безусловно, с переменным успехом, не раз садились «играть с шулерами» — либо для того, чтобы наглядно показать, как они жульничают, либо для того, чтобы перехитрить и все же выиграть — но в этот раз у нас (впервые) есть уникальный шанс перевернуть стол, огреть им шулеров по голове и смешать им все карты. Вот о чем идет речь.

3. Возвращаясь к пункту 0, с которым все согласны. Никто ж не возражает, что это голосование ужасное, незаконное и аморальное, а еще и преступное с эпидемиологической точки зрения? Ну так и надо думать не о том, в какой форме в нем «лучше» поучаствовать (нет никакого «лучше», и так плохо и сяк), а надо думать о том — называя вещи своими именами — как можно его сорвать. Именно размышляя в этом ключе я и написал свой вчерашний пост о «забастовке избиркомов». Ну вот представьте себе, что это получится: что мы каким-то образом донесем до сотен тысяч членов УИК всю ту опасность, которой они подвергают себя и окружающих, и, действительно, убедим их массово отказываться от участия во всей этой истории — разве не будет это мощно и круто? Несравнимо мощнее и круче, чем вести бесконечную терку про «бойкот» или «протестное голосование».

4. И это полностью соответствует нашей политической стратегии, неизменной с 2011 года — даже в самых неблагоприятных условиях использовать каждое электоральное событие для того, чтобы создать для власти максимальный стресс. В этот раз Путин выучил уроки прошлых лет, безусловно. Он огородился от рисков низкой явки (за семь дней надомного и досрочного голосования можно нарисовать хоть 300% явки, никаких проблем), и от рисков протестного голосования (без наблюдателей и видеокамер — да, их тоже не будет! — можно заполнить любые протоколы). Генералы всегда готовятся к прошедшей войне… Но зато изменилась ситуация в стране. Не стоит смотреть на членов УИК как на однородную, серую и покорную массу — это просто не так. Поддержка Путин резко падает во всех слоях общества. Плюс эпидемия. Плюс требование работать в течение недели. Все это — новые факторы, которые создают для нас новые возможности (а для Кремля — новые риски).

5. Безусловно, нет гарантии, что из новой тактики что-то получится (в этот раз), но, по-моему, попробовать перевернуть стол — это куда интереснее, чем снова за него садиться. На нашей стороне моральные, политические и практические соображения.
а) моральные: мы понимаем, какие огромные эпидемиологические риски создает это «голосование», какую угрозу создадут члены комиссия для себя самих и, особенно, для пожилых избирателей-надомников; мы просто обязаны что-то предпринять, чтобы предотвратить это безумие, которое будет стоить многих тысяч человеческих жизней,
б) политические: мы понимаем, что сейчас у власти рекордно низкие рейтинги, и хотим использовать этот момент для политической кампании,
в) практические: мы пониманием, что рядовые члены УИК никак не могут быть рады тому, что им предлагается делать — например, обычно напряженно работать надо один день, а тут семь дней, за те же деньги (общие ассигнования на это «голосование», как известно, ровно такие же, как на последние президентские выборы), плюс все это в масках, плюс в необычное время (одно дело, когда учителей просят поработать на УИКах один выходной в сентябре — другое дело, неделю летом, в дачный сезон, перед ЕГЭ) и так далее.

То есть может быть сейчас еще и не «тот самый» момент, но сейчас, безусловно, лучший момент из всех, которые когда-либо до сих пор были. Грех не попробовать все из этого момента выжать!

6. Итак, я предлагаю попробовать дотянуться информационной кампанией до как можно большего числа рядовых членов УИК по всей стране, объясняя им несколько простых вещей:
— участвуя в «голосовании», вы очень рискуете заболеть и заразить других;
— вы получите обычные деньги за в семь раз больший объем работы;
— вас будут заставлять фальсифицировать незаконное и никому не нужное голосование за обнуление сроков правления Путина;
— вы можете отказаться, и вам ничего за это не будет.
Потратить время на такую кампанию, а не на дискуссию «бойкот или протестное голосование» — и посмотреть, что получится.

7. Спрашивают: ну так и что, выйдут «хорошие», «наши» члены УИК с правом решающего голоса (ПРГ) из состава УИКов, и их там не останется, ты к этому призываешь?
Нет, ни в коем случае! Не для того мы бились, чтобы нормальные ПРГ появились, и просили сторонников вступать в составы УИКов. Не прошу никого выходить, не надо этого.
Вспомните другой наш базовый принцип: «в выборах — участвуем, в невыборах — не участвуем». Вслед за этим идиотским «голосованием» будут и настоящие выборы обязательно, и куда ж мы без нормальных ПРГ!
Выходить не надо — а отказаться от участие в цирке 1 июля, конечно, на мой взгляд, надо. Исключить из состава УИК за это не могут (вспомним, что вообще голосование «1 июля» проходит не в рамках 67-ФЗ и законом не регулируется).
Но и это не главное! Целевая аудитория той кампании, которую я предлагаю — не несколько сотен «хороших» ПРГ в крупных городах, а несколько сотен тысяч любых членов УИК по всей стране. Несколько сот независимых ПРГ погоды не сделают в любом случае, вне зависимости от того, что они решат про участие в этом голосовании. А вот если получится массовая история «забастовки избиркомов» — это будет круто.

Извините за много букв. Но чем больше я думаю, тем мне больше эта идея нравится! Давайте дальше ее обсуждать.

Комментарии

Комментарии