О новых персональных санкциях Евросоюза в отношении ключевых путинских опричников, и о том, что у нас получилось, а что пока не получилось. Важное.

Санкционный режим, который позволяет наказывать виновных в нарушении прав человека — “европейский акт Магнитского” — был разработан и принят в Евросоюзе совсем недавно, в декабре 2020 года. Сам тот факт, что первое применение этого режима относится именно к ситуации вокруг Алексея Навального и затрагивает ключевых лиц, причастных непосредственно к репрессиям и нарушениям прав человека в отношении Алексея Навального, подчеркивает внимание Европы к ситуации в России, и то, что в Европе прекрасно понимают — Алексей Навальный сидит в тюрьме, за то, что выжил после отравления путинским “Новичком” и за свою борьбу против коррупции Путина и его окружения.

Это хорошая новость.

Еще более хорошая новость в том, что нас, наконец, услышали в Европе, и от “секторальных санкций” против российской экономики перешли к персональным санкциям против ближайшего окружения Путина. Это вообще огромный прорыв; я в недавнем видео объяснял, почему — секторальные санкции только позволяют Путину и его дружкам еще больше воровать, сваливая на “давление Запады” все провалы своей экономической политики. А вот персональные санкции направлены не против России, а против конкретных преступников, и никакого подарка для пропаганды в них нет. Это огромный шаг вперед.

Ожидали ли мы, что успех нашей первой поездки в Брюссель будет полным, что сразу весь наш список будет принят? Конечно, нет.
1) Процесс компромисса, требующий единогласного решения всех 27 стран-членов ЕС очень сложен;
2) Так как мы имеем дело с первым применением нового санкционного режима, следовало ожидать, что шаг будет достаточно осторожным; европейцам еще только предстоит понять, как все это будет работать на практике, в том числе с учетом перспективы обжалования фигурантами списка своего включения в этот список в европейских, настоящих, независимых судах.

Но: во-первых, ящик Пандоры открыт. По части нашего списка санкции были одобрены, а, значит, все остальные его фигуранты вряд ли могут спать спокойно, понимая, что сейчас вот они избежали попадания в этот список буквально на волосок. Это значит, что они пойдут к Путину просить или требовать, чтобы он больше не делал чего-то такого, что увеличит их риски — и это и означает, что мы создали серьезное политическое давление на Путина, что и было важной целью всей это истории. И, конечно, мы продолжим работу: первый раз пробить персональные санкции было неимоверно трудно, дальше будет легче.

А, во-вторых, то, что достигнут пока лишь промежуточный результат, не означает, что мы согласны с логикой, которую вчера сформулировал глава МИД Евросоюза Жозеп Боррель: мол, мы можем преследовать в рамках этого режима только тех, кто непосредственно причастен к нарушению прав человека, а не олигархов, только просто потому, что “они нам не нравятся”.

Это неверная логика; она основана на непонимании того, как устроено путинское государство. Олигархи и силовики — не разные группы. Это одна группа; два кусочка одного паззла. Силовик бьет дубинкой человека, для того, чтобы олигарх стал еще богаче (и ни для чего иного). Олигарх становится еще богаче для того, чтобы финансировать Путина и его режим, чтобы тот бил дубинками еще больше людей. Это в связке работает: друзья Путина смогли стать миллиардерами только из-за того, что в России нарушены базовые права человека — нет честных выборов, независимых судов, свободных СМИ, политической конкуренции. И путинские друзья-миллиардеры и делают все возможное для того, чтобы в России дальше нарушались права человека — не было судов, СМИ, выборов…

Условный Геннадий Тимченко ровно в той же степени мент, что и Виктор Золотов, не больше, но и не меньше — хотя один в костюме, другой в погонах. Геннадий Тимченко ничуть не меньше виноват в том, что сотни людей были брошены в концлагерь в Сахарово. Виктор Золотов же ничуть не меньше олигарх, чем Геннадий Тимченко — недаром их особняки на Рублевке, скорее всего, совсем рядом и не отличаются по размеру и роскоши.
Эту особенность путинской системы не так просто понять европейцам — но ничего, мы продолжим объяснять и объясним.

Леонид Волков

Оригинал: https://t.me/leonid_volkov/2352