Представитель Минюста, особо не заморачиваясь, на вчерашнем заседании СПЧ рассказал, что «иноагентом» журналисты могут быть признаны за что угодно: и за денежный подарок от друзей из-за границы, и за перевод от родственников. Многих это вчера взбудоражило, но я не очень понимаю, почему. Кажется, об этом много говорилось и прежде – на Дожде-то так точно.

Закон специально написан так, чтобы признать «иноагентом» можно было каждого. Нужно «соответствовать» двум критериям: 1) распространять, ну то есть цитировать, другого иноагента (Свободу, Медузу, например) 2) получать деньги из-за рубежа. Дарья Апахончич, которая стала одной из первых физлицом-иноагентом, публиковала ссылки на радио Свобода и (о, ужас!!!) получала деньги из-за рубежа от своих учеников, которым преподавала русский как иностранный. То есть злостный иноагент занималась тем, что популяризовала русский язык.

Иноагентом может быть признан кто угодно. Например, Владимир Соловьев: ведь он 1) цитирует других иноагентов 2) получает деньги от монетизации на Ютуб, от иностранной компании Гугл.

Просто понятное дело, что это решение политическое. В случае Дождя было принято решение и особенно заморачиваться по поводу обоснования не стали: назвали фактом иностранного финансирования получение денег от российского фонда, который получал какое-то неведомое иностранное финансирование. Могли и просто Ютуб назвать, чего уж там.