Ментальность русских даёт возможность раз за разом захватывать власть самым отборным выродкам, какие только есть..

12866_376535392430734_1767719385_n

Вадим Слуцкий

«Семейная психология» и «внутренний захват»

Военные компании с целью захватить чужую территорию или её часть, обратить в рабство – в той или иной форме – жителей захваченных земель – это главное содержание истории человечества.

Однако после окончания 2-й мировой войны ситуация изменилась. Захват Россией Крыма был воспринят во всём мире с таким изумлением и возмущением, что сомнений не остаётся: сейчас люди воспринимают «внешний захват» уже как нонсенс. Это уже что-то глубоко архаичное, ушедшее в прошлое.

Конечно, «впасть в архаику» способна не только Россия: есть и другие агрессивные государства, в принципе, способные на нечто подобное – однако их осталось мало, можно посчитать по пальцам, причём, скорей всего, одной руки.

Эта проблема – действительно в прошлом. Это пройденный, преодолённый этап.

Сейчас же более актуальной проблемой стал «внутренний захват».

*  *  *

Что это такое?

Это захват власти людьми, которых ни в коем случае допускать к власти нельзя. Люди эти аморальны и ущербны, они воспринимают власть как компенсацию своих неудач и проблем в детстве. Власть не является для них средством – а самоцелью: им доставляет огромное наслаждение власть сама по себе. Поэтому они стремятся остаться у власти навсегда, используя для борьбы с противниками преступные методы. Они непрофессиональны, ничему не способны учиться, т.к. их это не интересует: ведь их задача – не хорошо управлять, а захватить власть и удержать её.

Классические примеры подобных внутренних захватов из недавнего прошлого – Сталин и Гитлер.

Сейчас многие сравнивают с Гитлером Путина. Приход к власти Путина и «кооператива «Озеро»» – это и есть классический пример внутреннего захвата.

Как видим, он далеко не всегда  является узурпацией власти ПО ФОРМЕ (т.е. вооружённым захватом власти) – но он всегда таков ПО СУТИ.

Почему же для некоторых стран внутренний захват нехарактерен (такие страны и их народы называют «граждански зрелыми») – для других же (например, для России, Украины и Израиля), наоборот, совершенно типичен?

*  *  *

Начнём с России.

Для русских характерна т.н. «семейная психология». Чаще её называют «патернализмом».

Это восприятие себя и вообще всех людей своей национальности, всего русского народа и

русской власти – как своего рода большой семьи. Вспомним характерно русское «царь-БАТЮШКА». Батюшка – это отец.

В семье всё решают личные отношения. Ребёнок – слаб и зависим от родителей. Поэтому главное для него – слушаться Папу и Маму, быть «хорошим мальчиком» или «хорошей девочкой». И тогда всё у него будет хорошо.

Кто знает Россию, мог обратить внимание на то, что все русские женщины, независимо от возраста, называют друг друга «ДЕВОЧКАМИ». «Девочки! Идёте обедать?» – спрашивает какая-нибудь 55-летняя девочка у своих сотрудниц, тоже девочек, и тоже уже пожилых.

Неформальные отношения между начальством и подчинёнными в России всегда важнее формально-правовых. Все русские знают, что их социальное положение, благополучие – а в иные эпохи и сама жизнь и свобода – целиком и полностью зависят от умения заслужить расположение начальства.

Сложилась такая ментальность русского народа «под монголами»: в период монголо-татарского ига – т.к. именно тогда русские сформировались как особая нация, это было детство и юность русской нации.

Поскольку в условиях ига всем нужно было сплотиться против внешнего врага, проблема качества управления – что за князья у нас, подходят ли они нам – отошла на второй план, а то и вообще перестала занимать людей.

Напомню, что в домонгольские времена многие русские княжества (например, Новгород и Псков) отличались строптивостью и требовательностью к своим князьям. Например, Александра Невского, когда он в первый раз попытался занять новгородский стол, попросту прогнали взашей. И он вынужден был уйти.

Такой образ действий для домонгольских русских был характерен. Изгнание Невского случилось уже после монгольского нашествия, но Новгород монголы не разорили – и он остался свободным. Покорил Новгород как раз Александр Невский.

По сей день фигура этого князя воспринимается в России исключительно положительно.

Однако приход на Владимирский стол (тогда Великое княжение было во Владимире, а Москва ещё не играла никакой роли) Александра Невского – это классический пример внутреннего захвата.

Александр Невский сумел подольститься к монголам и за счёт этого покорил и подмял под себя Новгород, добился-таки княжеского стола в самом богатом русской городе – против желания его жителей.

Однако народ уже воспринимал этого князя положительно, т.к. очень устал от набегов – Невский умел от них избавить своих подданных.

Что сами такие князья вели себя по отношению к своим соотечественникам так же, как монголы, а порой даже хуже – осталось незамеченным.

Т.е.: это тоже монгол – но русский монгол, НАШ монгол. Это хороший князь!

Так рождалась та самая «семейная психология», очень напоминающая психологию маленьких детей.

Как видим, такая психология формируется в тяжёлых условиях жизни – в условиях внешнего захвата – когда главный враг – вне своей нации, так сказать, «снаружи» – и все свои поэтому воспринимаются положительно, по контрасту с враждебными (и более сильными) чужаками.

*  *  *

Своих родителей дети не обсуждают, они некритичны к ним.

Мои родители – самые лучшие, потому что они МОИ. Мы – наша семья – это одно: это мой, хороший, тёплый, родной мир. А все прочие люди – это другое: это мир большой, опасный, противостоящий СВОЕМУ, понятному, доброму, миру – от которого Папа и Мама призваны ребёнка защищать. Если, конечно, ребёнок этот хороший, т.е. послушный.

Такая психология – без малейших изменений – сохранилась до нашего времени, и даже окрепла за прошедшие столетия.

В результате мировоззрение, ментальность русских по-прежнему таковы, как будто они живут В УСЛОВИЯХ ВНЕШНЕГО ЗАХВАТА – оккупации, ига. Когда нужно всем сплотиться против внешнего врага.

Такая психология, будучи сформированной и принятой народом как своя «самобытность», собственное лицо, индивидуальность, отличающая Русь от Европы (где всё формализовано), привела к тому, что Россия действительно жила и живёт В УСЛОВИЯХ ЗАХВАТА, фактически – ОККУПАЦИИ, но не внешней – а ВНУТРЕННЕЙ.

Власть неизменно захватывают свои, русские мерзавцы (я называю их «внутренними монголами»). Однако народ некритичен и покорен, потому что это СВОИ, РУССКИЕ.

Власть – это как Отец. Какой он есть – такой есть. Это МОЙ отец – значит, он самый лучший!

Не может же придти ребёнку в голову ПЕРЕИЗБРАТЬ СВОЕГО ОТЦА!

При этом русские – подобно инфантильным подросткам – очень любят перемывать косточки своей власти, ругмя её ругать – и у слушателя, не знакомого с российскими реалиями, может возникнуть ложное мнение, будто бы русские очень критичны и требовательны к своей власти.

Ничего подобного! Ругая власть за глаза, население России продолжает её воспринимать как богоданную и неизбежную, как Родителей, а себя – как детей. Эта слитность в единое семейное целое очень приятна для всех русских, они без неё просто не могут жить. Именно она рождает в русской душе ощущение своей идентичности, своей правильности – своего рода особую русскую «чистую совесть». Я слушаюсь, я хороший мальчик, – значит, со мной всё в порядке, всё у меня будет хорошо!

Иногда дети бунтуют, но и эти бунты показывают их зависимость от власти, слитность с ней. Так подросток может устраивать скандалы, уходить из дома – однако жить без папы с мамой не может.

Именно такая ментальность русских даёт возможность раз за разом захватывать власть самым отборным выродкам, какие только есть в России.

Внутренний захват в России осуществляется раз за разом – и очень легко, без всякого сопротивления – потому, что русские видят в любом начальстве своего рода родителей, от которых нужно принимать всё и терпеть всё. А в качестве ВРАГОВ, с которыми нужно бороться, воспринимают только НЕРУССКИХ, чужаков.

*  *  *

Украинцы – в чём-то совсем другие, в чём-то очень похожи на русских.

В значительной мере, население Украины – это потомки убежавших от помещиков крепостных крестьян. В Украине долго не было крепостного права. Зато там была Сечь.

Правда, свободы – как и в России – не было, а была дикая вольница, махновщина.

Известно, что несвободное общество может находиться в двух – внешне прямо противоположных, или кажущихся такими – состояниях: хаоса и тюрьмы. Бардак – и застенок. Это две формы ОДНОЙ СУЩНОСТИ.

Русские больше склонны создавать у себя застенок. А украинцы – бардак.

Однако семейная психология украинцам тоже свойственна, потому что их ментальность сформировалась по отталкиванию от России. Россия воспринималась – и до сих пор воспринимается в Украине – как Старший Брат (или даже Отец). Но – злой, чрезмерно строгий, жестокий, деспотичный Старший Брат.

Как видим, опять главный ВРАГ – ВНЕ, СНАРУЖИ. Мы, украинцы, вместе – и мы противостоим этим москалям, которые всегда старались нас закабалить.

Эта психология на самом деле очень старая, она пережила многие века – и тоже лишь окрепла со временем.

Поэтому так легко в Украине власть захватывают Ющенки и Януковичи, Тимошенки и Порошенки. Их не воспринимают трезво и критично – потому что они СВОИ, а значит – ХОРОШИЕ. Они же не москали!

Это тоже пример «семейной психологии», неизбежно ведущей к «внутреннему захвату».

*  *  *

Наконец, «семейная психология» очень характерна для евреев.

Евреи долгие века – и даже тысячелетия – жили среди других народов, в изгнании. Эти народы, как правило, относились к евреям враждебно. Они принимали дискриминационные законы против евреев. Устраивали погромы. Селили евреев на окраинах, в особых кварталах (гетто), в тесноте. Евреям было запрещено обрабатывать землю, занимать посты на государственной службе. Они жили трудно и бедно

В этих условиях в еврейских общинах развилась взаимопомощь.

Так евреям стало свойственно воспринимать всех «гоев» (неевреев) настороженно – а всех евреев положительно.

Когда у евреев, наконец, появилось своё государство, внутренний захват стал для него типичным явлением.

Снова заработала семейная психология евреев. Мы – все евреи – вместе, а гои (теперь это арабы) ненавидят нас, и мы должны бороться с ними.

Изменилось только то, что теперь евреи – сильнее ненавидящих их соседей. Уже не эти народы гонят и преследуют евреев – а наоборот. Но, как вы понимаете, суть ситуации от этого не становится другой.

В таких условиях – когда надо бороться с внешним врагом – критичность к своей власти проявляется у израильтян, как и у русских, только на словах. На деле они сплачиваются вокруг власти и всячески её поддерживают, как только начинается очередной виток противостояния с палестинцами.

Разумеется, стремящиеся к власти израильские политики быстро сообразили, как выгоден им арабо-израильский конфликт. И с тех пор они стараются поддерживать его в «рабочем состоянии», подливают масла в огонь и всячески его холят и лелеют. Ведь благодаря этому конфликту к власти может придти любой малограмотный и туповатый мерзавец, и благополучно удерживать власть в своих руках долгие годы.

В точности то же произошло и в Палестинской автономии. Её лидеры также крайне заинтересованы в продолжении противостояния с евреями, отвлекающего народ от внутренних проблем.

*  *  *

Итак, чтобы стать полноценной гражданской нацией, необходимо преодолеть «семейную психологию», которая является характерным симптомом ИНФАНТИЛЬНОСТИ (в данном случае, инфантильности – не отдельного человека, а целого народа). Перестать видеть врагов только в чужаках, а всех, кто с тобой «одной крови», считать «своими» и «хорошими».

Без трезвого, критичного, требовательного отношения к любому человеку, который хочет работать во власти, нормальное общество построить невозможно.
ya2-2
 Вадим Слуцкий


Написанное в статье является частным мнением автора и может не совпадать с мнением редакции

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики