ОБЕЗЬЯНА И СЛОН
нафига закреплять бюрократическими директивами то, что и так существует в реальности?

Американская академия киноискусства выкатила набор стандартов инклюзивности, которым теперь должны соответствовать фильмы, претендующие на премию “Оскар”. Стандарты написаны в духе лучших образцов советской бюрократии, поэтому не слишком понятны, а отечественные журналисты уже пересказывают это так, будто теперь все фильмы должны быть только про черных одноногих лесбиянок и никак иначе. Но на самом деле все вовсе не так страшно.

В действительности там четыре стандарта: A, B, C, D. Для того, чтобы фильм считался инклюзивным, нужно выполнение ДВУХ стандартов из четырех. Первые три также включают еще несколько подпунктов. Для выполнения стандарта A, например, достаточно выполнения одного из его подпунктов. Это либо один важный сюжетный персонаж из “недопредставленной” группы, либо 30% каста из двух “недопредставленных” групп, либо сам сюжетный нарратив посвященный тем же “недопредставленным”. Стандарт B имеет три подпункта (для исполнения стандарт тоже достаточно одного подпункта): либо двое из высшего состава команды (режиссер, продюсер, сценарист и т.д.), либо шестеро из технического персонала, либо 30% команды. Третий стандарт требует выполнения двух подпунктов, но они практически одинаковые – оплачиваемая стажировка и обучение для “недопредставленных”. Четвертый стандарт без подпунктов – требует, чтобы “недопредставленные” были в команде по маркетингу и дистрибуции. “Недопредставленные” группы – это женщины, этнические/расовые меньшинства, инвалиды, ЛГБТ и т.д.

То есть, система достаточно гибкая. Можно, например, сделать кино исключительно про белых гетеросексуальных мужчин, но если у вас будут меньшинства среди съемочной группы и в отделе по маркетингу, то фильм будет удовлетворять критериям инклюзивности. Или, наоборот, ваша команда может полностью состоять из белых гетеросексуальных мужчин, но наберите 30% черных или азиатских женщин в массовку, возьмите одного единственного инвалида стажироваться – вы снова можете претендовать на “Оскар”.

На самом деле сегодня в США гораздо сложнее найти фильм, который бы НЕ удовлетворял этим стандартам. Ну такое кино про гетеросексуальных белых мужчин, которое бы снимали гетеросексуальные белые мужчины и продавали бы исключительно белые гетеросексуальные мужчины. Думаю, таких фильмов не найдешь и в 90-ых, и даже 80-ых. Придется лезть куда-нибудь в 50-ые. А чтобы снять такой фильм сегодня, нужно, видимо, быть очень богатым расистом-мизогином, готовым выложить лишние миллионы сугубо за то, чтобы не видеть на съемочной площадке людей с темными лицами и женским гендером.

Поэтому настоящий вопрос: нафига закреплять бюрократическими директивами то, что и так существует в реальности? Дело в том, что общество – это слон, который идет своим путем, а левые политактивисты – это обезьяна, которая сидит на слоне и машет руками. Когда взмах руки случайно совпадает с направлением движения слона, обезьяна начинает думать, будто это она указывает слону путь к “прогрессу”. Общество становится более инклюзивным благодаря экономическому развитию. Рыночные механизмы – вот, что дало новые возможности всем тем людям, которые были “недопредставлены” раньше. Индустрия КОММЕРЧЕСКОГО кино здесь как раз наглядный показатель. Она стала более инклюзивной попросту в силу естественного расширения сегмента платежеспособной аудитории.

Но тут приходят активисты, фиксируют уже и так существующий порядок вещей при помощи квот и прочей бюрократии. Зачем? Ну, а как иначе потом бить себя пяткой в грудь, записывая себе в заслугу то, что было создано естественной социальной эволюцией? Потом еще будут рассказывать, что вот не было до циркуляров 2020 года в кино ни женщин, ни геев, ни черных. Выпустили циркуляр – и сразу появились.