RSS

Михаил Пожарский: Лишь отечественное “попаданство” носит ярко выраженный формат “исправим ошибки прошлого”

Как известно, в России нынче популярны книжки про “попаданцев” – это, если кто не знает, такой жанр бульварной фантастики, предназначенный для того, чтобы пухлым постсоветским мужчинам 30-40 лет было чем скоротать время между игрой в танчики и потреблением “Балтики”.

Классический сюжет заключается в том, что герой, которым видят себя постсоветские мужчины в эротических снах – подтянутый бравый десантник или еще более бравый чекист (короче, силовик Миша Сьюев) – попадает в прошлое… и начинает это прошлое всячески исправлять. Помогает товарищу Сталину справиться с евреями и либералами, спасает Николая 2 от евреев и либералов, предотвращает убийство Ивана Грозного евреями и либералами и т.д. (подчас вселяясь в тело самих монархов). Но это только начало – затем “попаданец” направляет родную историю в правильное, великое русло. Иван Грозный захватывает Аляску и уже не отдает ее взад. Петр Первый клепает танковую армаду из дерьма и палок, чтобы штурмовать Лондон. Товарищ Сталин жахнет таки по Вашингтону, прямо с палубы межзвездного крейсера.

Сюжеты о путешествиях во времени, конечно, придумали не вчера. И “попаданцы” – тоже не отечественное изобретение, присутствующее не только в российской масскультуре (например, жанр “попаданцы в фэнтези” популярен в аниме). Однако лишь отечественное “попаданство” носит ярко выраженный формат “исправим ошибки прошлого”. Это целый массовый жанр, основанный недовольстве собственной историей. Мол, нам недодали, нас обманули, мы недостаточно великие… и исправить это может лишь жульничество с пространственно-временным континуумом. Если иная боевая фантастика рассказывает о том, как ботинок спейсмарина топчет всех, у кого больше двух ног, то здесь вектор направлен исключительно в прошлое.

У публики (или, по крайней мере, той ее части, что играет в танчики, пьет “Балтику” и читает про “попаданцев”) сильно чешется ресентимент (на чем зарабатывают издатели и, так сказать, авторы) и при этом нет никакого образа будущего. Ресентимент, конечно, тоже не в России придумали – это важный элемент национального мифа многих народов (вон на соседей-украинцев хотя бы посмотрите). Но отечественный Николя Шовен живет исключительно прошлым и его исправлением. Не было ли еще какого-то подробного анализа этого феномена? Я бы почитал.

оригинал – https://www.facebook.com/michael.pojarsky/posts/1496974813693467

автор – Михаил Пожарский

Комментарии

Комментарии