Никита Исаев: без конкурентной политической среды, транзит власти в РФ пойдет по кровавому сценарию

26 февраля российский оппозиционер, лидер «Новой России», директор института актуальной экономики Никита Исаев выступит в Берлине на международной конференции «Meeting Russia in Europe», организованной российскими и немецкими общественниками и экспертами-политологами. Политик представит сторону российской оппозиции, и выступит с докладом о внутриполитической и внешнеполитической ситуации в стране.

В преддверии мероприятия «Русский Монитор» побеседовал с политиком, и выяснил, что Исаев собирается рассказать европейцам о политической сфере в России, о том, почему мы живем в условиях политического кризиса, и сможем ли из него выбраться без разрушения политической системы страны. 


— Во время недавних парламентских слушаний в Госдуме по теме «Трансформация партийно-политической системы России: ответ на современные вызовы» вы заявили о том, что в стране наступил политический кризис. В чем он заключается, и на чем основано ваше заявление?

Ряд экспертов сегодня стали заявлять о «новой политической реальности». Я этот термин озвучил несколько месяцев назад. Однако сегодня уже нет никакой новой реальности. Есть политический кризис. И лучше это признать. Я вам сейчас перечислю его признаки, и вряд ли вы сможете отрицать хоть один из них. Это недоверие к политической системе, к институтам государственной власти, отсутствие желания ходить на выборы, формирование альтернативных политических сил, неспособность государства и его органов выполнять свои функции, когда даже законы не выполняются (паралич власти), нарушение вертикали власти (верхи не могут давить, а низы, наоборот, давят), структурная и кадровая чехарда, разочарование в политических идеалах, что ведет к появлению радикальных сил и справа, и слева, а оппозиция начинает деятельность, направленную на ликвидацию политического режима.

— А оппозиция в России сегодня по факту может хоть что-то сделать? Или в нынешних условиях, это не реально? Может она вести диалог с нынешней властью и может ли оказать содействие по выходу страны из политического кризиса, не разрушив существующую политическую систему, или путь только через разрушение?

Все зависит от качества оппозиции. Ну и от ее наличия как таковой. Поэтому нужно для начала разобраться в этих двух, на первый взгляд, простых вопросах. В зрелых демократиях оппозиция несет важную функцию альтернативных смыслов, идей и действий, которые она предлагает главному арбитру политического противостояния власти и оппозиции — гражданам страны. В России, власть как правило «душила» любой политический плюрализм. Сегодняшняя же верхушка власть имущих сделала оппозиционные силы во многом опереточными, срежиссированными. Поэтому России еще предстоит прийти к эффективным практикам развития государственности — системе политической конкуренции, сдержек и противовесов. И лучше, если это происзойдет эволюционным, естественным путем.

— Какой выход вы видите из этого политического кризиса?

Нужна политическая воля и политические реформы. Сегодня все парламентские, а тем более мелкие партии, катастрофически зависимы от положения и мнения Единой России. КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия выторговывают у единороссов округа и мандаты, а Родина, Патриоты России, Коммунисты России, Партия Пенсионеров, Зеленые и т.п. – выполняют роль спойлеров и массовки. Новые партии оказались мертворожденным дитем. Поэтому, прежде всего, Госдуму нужно распустить. Перевыборы парламента – единственный быстрый способ выпустить пар из «клапана» накипевшего народного раздражения, находящегося на критической отметке. Сколько бы мы тут с вами не рассуждали о «трансформации партий», оперативный и уже реализуемый план – переход в мажоритарной системе. Следующий шаг — переписать Конституцию. Необходимо создать и внедрить новую стратегию социально-экономического развития страны. Придуманные нацпроекты просто указывают, куда сейчас потратить деньги, но не дают ответа, зачем. Нам нужен «Новый НЭП». Кроме того, необходимо провести приватизацию госкомпаний (кроме предприятий нефтегазового сектора), и национализировать ключевые нефтегазовые предприятия. Ну и, наконец, отменить повышение пенсионного возраста.

Читайте также:  Стало известно о первой жертве мусорного полигона в Волоколамске

— Хорошо, если все удастся по такой схеме осуществить, то каков сценарий транзита российской власти?

Транзит, если уж так поставлен вопрос, это естественная трансформация элит, с максимальной попыткой избежать болезненных кровавых сценариев. В России нередко смена правителя совпадает с болезненным переделом власти, и поэтому крайне важно соблюсти баланс и в элитах, и в политической конфигурации, и в настроениях в обществе, и его удовлетворенности своим положением. Сегодня мы наблюдаем классическую вертикальную авторитарную систему управления страной — и политически, и экономически. Оторванность власти от народа. Это опасная дорожка, не способная выдержать подобной трансформации. Для эффективного транзита стоит создавать конкурентную политическую среду, обеспечивающую баланс всех интересов. В ином случае, нам не избежать болезненных переходов, вплоть до войн на нашей территории.

— В Берлине в своем выступлении вы будете говорить о месте России в мире, о ее роли в общем геополитическом процессе. Тот самый политический кризис и его последствия как могут отразиться на мировом сообществе? И осознает ли это само мировое сообщество?

Мировое сообщество, безусловно, отдает отчет всем этим процессам. Последние мировые форумы, начиная с прошлогодней встречи G7, и заканчивая недавней конференцией по безопасности в Мюнхене, были, так или иначе, местом обсуждения данных вызовов для действующего миропорядка. Мир признает наличие пагубных тенденций, вносящих хаос и непредсказуемость в будущую геополитическую конфигурацию государств, ставит под вопрос, в принципе, наличие и существование сегодняшнего институционального «скелета» и военно-политических союзов, региональных блоков и альянсов.

Россия, как субъект и активный участник этих процессов, безусловно, пытается, если не выйти на лучшую для себя позицию в будущем, то хотя бы сохранить сегодняшний статус-кво. Мы в настоящее время не можем на паритетных экономических началах конкурировать с Западным блоком. Плюс за последние годы накопился ряд экзистенциальных проблем, скажем так, мировоззренческого характера, которые только усугубляют наше переговорное положение с представителями Брюсселя и Вашингтона.

Все эти факторы, а еще и падение мировых цен на углеводороды, загоняют сегодняшний политический режим в России в прокрустово ложе. Власть лишена пространства для маневра и адекватной альтернативы партнерским отношениям с западом, власть выбрала стратегию поведения с ним с помощью блефа, шантажа и где-то местами даже игры мускулами. Связанные с этим издержки внутри страны объясняются некими изотерическими факторами уникальной ментальности россиян, при том, что насаждающие эту ересь зачастую делают это с уютных усадеб британского Альбиона, французской Ривьеры или итальянского Пьемонта.

Читайте также:  Слава Рабинович: сегодня – День Конституции, а «завтра» наступит День Проституции

— Но, получается, такое положение дел людей устраивает?

Россиян такое лукавство, граничащие с издевательством, начинает потихоньку возмущать. Мы видим падение рейтингов столпов режима — правительства, государственной Думы и даже президента страны. По стране идут протесты, связанные с массой запущенных и не решенных проблем. Власть выдала ротацию нижнего уровня управленцев, охоту на «плохих бояр». В общем, пришлось приоткрыть паровой клапан для народного недовольства. Тем не менее, при сохранении внешних факторов, сегодняшнее состояние внутри режима обязательно породит внутривидовую борьбу, где будут создаваться альянсы, где собственный шкурный интерес будет ставится выше государственного. Это и станет главным вызовом для России в период транзита власти — не повторить истории 1598-1613, 1917 и 1991 годов

— Диалог с Европой возможен? И в каком ключе?

Не просто возможен. Он необходим и Европе, и России. Сложные исторические периоды гораздо легче переживать сообща, кооперируясь, используя сильные стороны каждого из участников потенциального союза. Сегодня, когда Европа попала под шантаж и санкции со стороны США с одной стороны, и Китая, который своими геоэкономическими проектами подпирает с юго-востока Европы (проект 16+) с другой, Россия может оказаться для нее спасительной и выгодной отдушиной. У нас рынок на 150 млн. человек, армия, которая в отличии рафинированной Европы, находится в хорошей форме, ресурсы. И мы нуждаемся в их технологиях, и, как во время «красного» проекта, в простом банальном ширпотребе.

— И последнее. Вы едете в Германию выступать перед международным сообществом. На ваш взгляд, какие главные тезисы до европейцев важно донести? Какие месседжи, возможно, не могут по понятным причинам озвучить официальные власти?

Главное, чего нам сегодня не хватает в коммуникации с западным миром, это нашей прогнозируемости. И предсказуемости. Мы сейчас просто не понятны для многих. И не стоит эту «спонтанность» романтизировать. Наш восточный разворот — это маневр, блеф, или суицидальный шаг отправить свою страну в пасть восточного дракона. Во что, в конечном итоге, материализуется транзит власти? Если у нас в моде речевка «Путин — это Россия», то у любого здравомыслящего человека с запада закрадываются сомнения о факте целостности России после ухода сегодняшнего президента со своего поста. Если такую страну, благодаря ура-патриотам, может держать в порядке только один человек, то такое государство вызывает огромные опасения и риски, связанные с ее будущей неопределенностью. Сегодняшний режим в России не готов идти на компромиссы с западным миром по причине того, что он утратит свой сакральный статус, и соответствующую ренту с эксплуатации этой модели мировоззрения для россиян. Поэтому важно показать западным элитам, что в России есть политики, критически относящееся к российской политической действительности, но не торгующее ее суверенитетом и интересами.

Комментарии

Комментарии