Один из киллеров ФСБ, задействованных в спецоперации по отравлению Алексея Навального признал свою причастность к преступлению, причем признался в этом в телефонном разговоре лично с Алексеем Навальным. О подробностях сообщает издание The Insider.
Алексей Навальный использовал приложение, позволяющее изменять телефонные номера звонящих, чтобы позвонить Константину Кудрявцеву, которого в документах журналистского расследования The Insider и Bellingcat называют одним из членов группы убийц, получивших задание ликвидировать лидера российской оппозиции. Кудрявцев, разговаривая с Навальным, полагал, что разговаривает с помощником директора ФСБ Николаем Патрушевым. Ранее по этому же номеру с ним разговаривал Артем Троянов, занимающий административную должность в НИИ-2, уже разговаривал с ним. Сотрудники ФСБ также использовали этот номер как коммутатор для связи с высокопоставленными чиновниками. Навальный назвался Максимом Устинову – выдуманным именем помощника Патрушева и попросил разъяснить некоторые моменты, по провалившемуся покушению, что якобы требовалось для того, чтобы написать доклад руководству.

Кудрявцев, среди прочего, сказал, что по его мнению, «операция» была хорошо спланирована. Киллер подчеркнул, что Навальный смог выжить только благодаря пилотам, которые неожиданно быстро смогли посадить самолет и атропину, который был ему введен врачами «скорой» прямо в аэропорту. Отравитель также пояснил, что при чистке одежды Навального от следов яда «Новичок» ему поручили обратить особое внимание на внутреннюю часть его нижнего белья, так как именно туда был нанесен был яд. Заметать следы террористам из ФСБ помогали полицаи из транспортной полиции.
Ничего не подозревающий Кудрявцев в разговоре с Навальным также выдал своих сообщников, которые также упоминаются в расследовании Bellingcat. В числе названных – Станислав Макшаков (токсиколог, специалист по ядам типа «Новичок», который в свое время занимался исследовательской работой в Шиханах, 33 ЦНИИ Минобороны, после переименованного в НИИ-2 ФСБ) , Иван Осипов, Алексей Александров (тот самый, который по своей халатности включал телефон сначала в Новосибирске, а потом в Томске).
Кудрявцев также упоминает девятого отравителя, не упомянутого в предыдущей части расследования The Insider и Bellingcat: Василия Калашникова. Метаданные телефона Кудрявцева указывают на то, что с ним связывались, когда он приехал в Омск.
Василий Калашников – эксперт в области газовой хроматографии / масс-спектрометрии, передового метода, который помогает обнаруживать метаболиты нервно-паралитических агентов типа «Новичок» в биологических образцах.
Макшаков впервые позвонил Калашникову вскоре после того, как Навальный впал в кому и его самолет приземлился в Омске 20 августа утром. Второй раз они созванивались 21 августа, за несколько минут до того, как решение омских врачей о невозможности перевозки Навального в Германию было внезапно отменено. «Можно предположить, что Калашников решил, что Навального уже можно перевезти в Берлин, так отравители были уверены, что по анализам крови «Новичок »уже не может быть идентифицирован. О том, что на бутылке с минеральной водой остались следы «Новичка» в ФСБ вероятно не знали, – предполагают в The Insider.
Кудрявцев рассказал также, что одежду оппозиционера, которую нужно было подвергнуть очистке от следов «Новичка» ему предоставил некий «Михаил», возглавляющий местное антитеррористическое управление ФСБ. Ему тоже звонил Навальный. Михаил оказался более предусмотрительным, чем Кудрявцев и не стал говорить по незащищенным каналам связи, но, тем не менее подтвердил, что доставил одежду Кудрявцеву и сотрудничал с местной транспортной полицией. Журналистам The Insider удалось идентифицировать чекиста как Михаила Валерьевича Евдокимова.