Недавно один знакомый британец (но все же немножечко русский), мучил меня вопросами про россиян и человеческое достоинство. Умнейший человек не мог понять, почему посягательство на оное, сплошь и рядом встречающееся в наших широтах, вызывает почти нулевую общественную реакцию.

Я сначала удивилась вопросу – ну да, достоинство, ну да, безобразие, а потом с ужасом поняла, что и у меня тоже, не всегда, но часто, первая мысль не “со мной так нельзя”, а скорее “вот злодеи-негодяи”.

Ну то есть коллективные мы, бывает, не молчим, когда прижмёт, но говорим все время не про то. Отобрали в очередной раз пенсии – ругаем жуликов и жалеем денег, но не требуем отставки правительства. Снова пытали невиновных в милиции – ругаем злодеев, но не выходим на улицы с требованием разогнать МВД. В разговоре о сексуальном насилии осуждаем негодяя, но тут же предполагаем, что жертва его спровоцировала и вообще сама виновата.

Могу предположить, что это результат нашего застарелого коллективного невроза, который корнями уходит в неотрефлексированное царско-советское прошлое. Пока мы не разберёмся со своим прошлым, ни чувства собственного достоинства, основанного на здоровом восприятии себя, ни здоровых отношений с властью быть не может.

Но ведь жить так дальше нельзя. И надо с чего-то начинать. Почему бы не с 8 марта.

Это, конечно, великий праздник и общенародная скрепа. Но цементирует он модель гендерных отношений, которая позволяет депутату госдумы лапать журналисток и сохранить свой пост. В которой таксисты, послушав мои разговоры по телефону и спросившие, чем я занимаюсь, считают нормальным поинтересоваться, есть ли у меня мужчина (“а мужчина-то у вас есть?” или “не замужем, да?”), и посочувствовать ему. В которой мой бывший начальник регулярно использовал свою гендерную принадлежность как аргумент в споре. В которой мои студенты считают, что набухалась и вела себя распущено – сама виновата.

Для тех, кто вопит, что феминистки и лесбиянки совсем озверели и лишают женщину права быть женщиной и получать заботу и любовь мужчин, поясню. Есть тонкая грань между ухаживаниями и домогательством. И это – признание субъектности женщины и уважение того самого достоинства.

Надо принять как данность несколько несложных аксиом – никакие конструктивные особенности мужчин не делают их лучше (умнее, правее в спорах) женщин, нет всегда значит нет, а когда вы хотите сказать что-то на гендерную тему, говорите не о нас, а о себе. “Я хочу о тебе заботиться” – да. “Ты слабый пол” – нет. “Женщины созданы, чтобы украшать мою жизнь” – нет. “Моя жизнь прекрасна благодаря женщинам” – да. И мы с удовольствием будем вашу любовь и заботу принимать.))

Я вот мужчин очень люблю. Дорогие мужчины, вы – украшение моей непростой жизни.

И спасибо за поздравления.

оригинал – https://www.facebook.com/olga.mostinskaya/posts/1646980735347584

автор – Ольга Мостинская