Роман Попков: Мы были обречены на путинизм уже в 1992 году

Насчет необходимости люстраций. Мы со Световым уже говорили об этом в подкасте, но еще раз акцентирую внимание.

Когда читаешь про историю советских и российских спецслужб, то один из самых поразительных периодов там — с августа 1991 по январь 1992 года. Потерпел поражение ГКЧП, деятельность КПСС приостановлена, КГБ деморализован и вступил в период реорганизаций, которые закончатся его формальной (именно формальной) ликвидацией.

И вот в декабре 1991 — январе 1992 года, после окончательного распада СССР, новая независимая Российская Федерация создает свою первую постсоветскую спецслужбу. Была еще неудачная попытка Ельцина создать единое суперминистерство, объединяющее органы госбезопасности и внутренних дел, но Конституционный суд пресек эту попытку.

В итоге создается Министерство безопасности -предшественница будущих ФСК и ФСБ. И сто процентов высших офицеров, занявших там руководящие посты — это высокопоставленные сотрудники КГБ СССР и МВД СССР.

Начиная с министра Виктора Баранникова, выходца из МВД СССР, и далее. Олейников Анатолий Аввакумович (первый заместитель министра) – бывший старший инспектор Инспекторского управления КГБ СССР, курировал МВД СССР. Голушко Николай Михайлович — бывший руководитель КГБ Украины (до этого высокопоставленный сотрудник печально известного Пятого управления КГБ СССР). Быков Андрей Петрович — бывший начальник Оперативно-технического управления КГБ СССР. И так далее и тому подобное. Вплоть до бывшего главного редактора журнала «Советская милиция».

Интересно, что господин Голушко, бывший сотрудник Пятого управления (политический сыск), бывший глава КГБ Украины и бывший исполняющий обязанности главы СБУ, потом и вовсе стал директором Федеральной службы контрразведки (в 1995 году переименована в ФСБ).

И это все в стране, покончившей с однопартийной системой. Голосом Парфенова можно сказать: «В стране, вставшей на путь масштабных политических и экономических реформ».

Читайте также:  Андрей Пионтковский: Есть ли жизнь (Путина) после смерти (его мифа)?

Как можно удивляться, что через восемь лет все это закончилось путинизмом. Мы были обречены на путинизм уже в 1992 году.

Комментарии

Комментарии