Рождение Альтернативы: Владимир Скрипов об успехах альтернативной энергетики в Литве

Владимир СкриповЕще совсем недавно(речь идет о нулевых) в Литве полыхали страсти на предмет строительства новой АЭС на замену Игналинской, закрытой под ультимативным прессом Брюсселя. Политики состязались в верности лозунгу сохранить членство в «атомном клубе», который стал своего рода тестом на патриотизм. Робкие возражения ( в частности, академика Юргиса Вилемаса) тонули в их запальчивой трескотне. А потом это все развеялось тихой сапой. Правительство консерваторов А.Кубилюса еще по инерции не открещивалось от самой идеи, но на дворе свирепствовал экономический кризис, и была серьезная отговорка: сейчас не до жиру. А сменившие его социал-демократы уже и не вспоминали о прежних планах.

Кризис , безусловно, способствовал угасанию страстей. Однако свести это к нему, назвав главной причиной, было бы неправильно. Необходимость в АЭС отпала, прежде всего, потому, что, во-первых: выяснилось, что покупать энергию на международной бирже выгодней, чем производить самим. Поэтому сегодня около 70%  потребностей покрывается за счет импорта. И во-вторых: а что касается теплового сектора энергетики ( т.е., связанного с отоплением помещений), то здесь вполне можно справиться с помощью т.н. возобновляемой энергетики(ВЭ). И с этой задачей вполне справляется литовский бизнес.

На распутье

С закрытием Игналинской АЭС, которая не только полностью обеспечивала страну энергией, но и  позволяла экспортировать (в лучшие годы – более половины производства), создалась любопытная ситуация. Если судить по мощностям, то на традиционных ТЭС их более, чем достаточно: одной Литовской (Электренской) станции достаточно, чтобы обеспечить страну. Она и рассматривалась как резервная, почти равная АЭС. Проблема в том, что все эти мощности были построены в далекие советские времена и  технологически безнадежно устарели. Поэтому производство весьма дорогостоящее. А их реновация требует больших инвестиций, которые тоже не оправданы, так как долгое время должны отмываться амортизацией. Поэтому самое простое решение – покупать энергию на стороне. Тем более, что технологически это легко решается, так как «Балтийским кольцом» Литва соединена с другими странами Балтии, а главное – с Россией и Беларусью. Подводным морским кабелем связана она и со Скандинавией.

Игналинская АЭС. Фото http://www.nedelia.lt/

Игналинская АЭС. Фото http://www.nedelia.lt/

Что касается теплоснабжения, то здесь вполне можно обойтись котельными и когенерационными станциями, где можно широко задействовать альтернативное топливо – солнце, ветер и биотопливо. Вот здесь- то литовская инженерия и бизнес и преуспели, оценив преференции, которое власть вовремя предоставила, взявшись субсидировать поначалу цены. А затем появился новый стимул – возможность привлекать средства из фондов ЕС. Поэтому процесс пошел в сфере биоэнергетики еще в конце 90-х, в ветряном секторе – в 2003 (первый «ветряк» был датской инвестицией), а солнечной – с середины нулевых.

Но об этом потом. А пока стоит отметить, что литовское руководство столкнулось с вопросом, на который  пока не найдено твердого решения. А именно: до каких границ можно обеспечивать страну за счет импорта? В содержательном плане он звучит так: можно ли руководствоваться только критерием стоимости? А как быть с критерием «национальной безопасности»? То есть, насколько нужно подстраховаться собственными энергомощностями на случай, если вдруг по каким-либо причинам возникнут проблемы с покупкой и доставкой энергии?

Фото GECO Investicijos

Фото GECO Investicijos

Вопрос этот очень непростой. Что значит «подстраховаться»? Просто заморозить на неопределенное время несколько десятков электростанций, в том числе такие крупные, как Электренская, Каунасская, Вильнюсская ТЭС? Или их модернизировать? Но на это требуются огромные средства, которые ложатся на себестоимость энергии. Развивать ВЭ? Но в каких пропорциях? Наконец, до какого объема развивать энергетику: в  комбинации с импортом? До самообеспечения? Или в расчете еще и на экспорт? Четкого и даже приблизительного ответа на этот вопрос нет ни в принятой несколько лет назад Энергетической стратегии. Ни, видимо, в новой ее редакции, над которой бьется Институт энергетики вместе с Министерством энергетики.

Это явственно почувствовалось в недавней дискуссии по ТВ, во время которой помощник министра энергетики Мантас Дубляюскас посетовал, что имеется около 30 вариантов моделей И это – непростая головоломка.

Рождение альтернативы

О том, что являет собою литовская электроэнергетика, расскажу, опираясь на баланс за 2015 год. Если принять за 100% 4,6 млрд. квч, произведенных тогда в Литве (а это –всего 34% от потребленной, остальная – импортирована), то на долю традиционной  выработки на ТЭС пришлось чуть больше половина. Другая половина  обеспечена за счет ВЭ, представленной 4-мя  направлениями. Львиная доля в ней приходится  на гидроэнергетику, представленная уникальной Круониской гидроаккумуляционной станицей, Каунасской ГЭС и несколькими десятками мелких. Это примерно 1 млрд. квч, то есть – чуть меньше половины. Остальные 1,26 млрд квч.) обеспечивается солнечной, ветряной и биоэнергетикой. В этом году эта планка была превышена уже за три квартала(1,29 млрд.).

1289821896fbkv70812

Круониская ГАЭС

Особенно бойко развивается биоэнергетика. Ее стихия – это теплоснабжение: ведь именно городские и сельские котельные – идеальные потребители биотоплива. Так вот, его доля в централизованном теплоснабжении уже превысила 62%, а в частном жилом секторе -75%. И это притом, что рекомендательные нормативы ЕС 60 и 80% адресуют к 2020 году.

Однако, успехи Литвы в области ВЭ  отнюдь не ограничиваются выработкой квч. Заслуга здешнего бизнеса в том, что уловив струю, он попутно развил вокруг нее целый букет эффектов. А именно:.

Во-первых, участие литовской науки и инженерии в освоении передовых технологий в сфере ВЭ. Например, группа компаний в области биоэнергетики Enerstena располагает своим научно-исследовательским центром. Довольно успешно литовские спецы работают и в сфере солнечной энергетики, например, наряду с Германией одними из первых создали батареи двойного назначения – и как облицовочную плитку.

Во-вторых, было освоено и производство оборудования для ВЭ. Попытки создать свой «ветряк», предпринятые еще в 90-е, оказались неудачными. Но зато в нулевые годы здесь родилась целая отрасль по производству солнечных батарей (с десяток предприятий) и крупные мощности по проектированию и изготовлению оборудования для биоэнергетики. Например, Enerstena производит котлы, экономайзеры и когенерационные  станции не только по местным заказам, но из Латвии, Польши, Украины, Франции.

В-третьих, биоэнергетика дает мощные круги для занятости в аграрном секторе. Ведь Литва – довольно лесистая страна (треть территории), и сбор и заготовки биомассы (включая сено, коммунальные отходы и пр.) дает работу тысячам людей. Кроме того, переработка этого сырья в гранулы и пр. ипостаси давно уже стала статьей экспорта: только пятая часть пока усваивается в самой Литве.  А это значит, что объемы производства практически неограниченные.

Одна из малых ГЭС в Литве. Фото http://www.p-s.cz/

Одна из малых ГЭС в Литве. Фото http://www.p-s.cz/

Биоэнергетика особенно органично вписалась в Литву, поскольку, во-первых, она имеет практически неограниченные  ресурсы. Только благодаря прекрасно налаженному воспроизводству лесного массива (Литва является, пожалуй, единственной страной в Европе, где, благодаря жестким нормам лесопосадок, зеленый  массив  не только не сокращается, но и медленно увеличивается), ежегодно можно из отходов древесины ежегодно создавать эквивалент топлива равный 2 млн. т. нефти. А ведь еще есть такой источник, как коммунальные отходы, который только осваивается.

Во-вторых, цена такого топлива втрое ниже газа, а инвестиции – в 4 раза дешевле, чем в 1 мегаватт  на АЭС. Кроме того, плюс еще и в том, что при строительстве новой АЭС пришлось бы полностью полагаться на собственные силы. В то время, как ВЭ активно поддерживает ЕС.

И это стало сильным аргументом против «атомных » лобби. Символом  победы над ними стало решение строить в Вильнюсе крупную когенерационную станцию мощностью 88 Мвт по электричеству и 227 Мвт по тепловой энергии. В начале декабря Европейский инвестиционный банк объявил о выделении по этот проект (срок реализации -2018) 190 млн. евро. Показательно, что по своей мощности эта станция будет лишь чуть меньше предполагавшейся АЭС.

В-третьих, применение биотоплива сбивает цены потребительские цены. Его привлекательность обуславливается еще и тем, что по затратам эта переориентация вполне по силам на уровне самоуправлений. Поэтому инициатива мощно идет снизу. И если посмотреть на разницу в тарифах на теплоснабжение по городам и весям республики, то она весьма пестрая и разительная. Причем, зачастую самые низкие можно обнаружить в глухой провинции …если такой термин вообще подходит для компактной, маленькой страны.

Вот почему президент Литовской ассоциации энергетической биомассы Litbioma Виргиниюс Раманаускас  полагает, что Литва вполне была бы стать европейским лидером по этому направлению, как Германия- в сфере ветряной энергетики.

  1. PS. Опыт Литвы иллюстрирует известную «истину»: не было счастья, да несчастье помогло. Если всерьез ее переиначить, то это о том, что суровые условия тренируют, напрягают, способствуют энергетике действий и творчеству. В то время, как дармовые богатства типа природной ренты разлагают власть и общество, консервируют привычки и душат прогресс. Это из той же оперы, как удалось прибалтам выбиться на европейские рынки со своей продукцией, получая газ по тем же ценам, а порой и выше, чем Германия или Франция. То есть выйти на конкурентоспособный уровень цен и качества. Да еще при этом поддерживать и приличную – по критериям постсоветского пространства – социалку.

Владимир Скрипов Владимир Скрипов

Новости партнёров

Комментарии

Комментарии

Похожие материалы из этой рубрики