В связи с последними событиями в Афганистане, как обычно, особенно бросаются в глаза сходящиеся крайности. Одна – обвиняющая США в том, что они вывели войска, уступив варварству и дикости. Другая – приветствующая торжество суверенной воли афганцев.
Представляется, что обе они не верны. С одной стороны, нет никаких оснований упрекать США и другие страны за то, что они отказались бесконечно тратить жизни своих солдат и деньги на сохранение относительно светского режима в Афганистане. Ни на ком такой обязанности не лежит. Да, права человека это проблема, выходящая за рамки национального суверенитета, и другие страны вправе добиваться их соблюдения. Но вопрос в том, какие жертвы готовы принести эти другие страны ради торжества прав человека. В конце концов, демократические государства существуют для обеспечения интересов своих граждан, а забота о гражданах других стран является их ответственностью в том объеме, в каком этого хотят собственные граждане.
Есть вытекающие из международных договоров обязательства государств предоставлять убежище нуждающимся в нем, в первую очередь, уже оказавшимся на их территории. Эти обязательства демократические государства, в основном, соблюдают. Нет оснований полагать, что их не станут соблюдать по отношению к афганцам. Сейчас мы видим, что в предоставлении убежища отказывают афганцам российские власти (впрочем, не только им – соображения гуманности российским властям, кажется, в принципе чужды).
Но в данном случае, как кажется, есть еще и моральная ответственность США и других участвовавших в операции в Афганистане стран за тех афганцев, кто с ними сотрудничал, да и более того, за поколения выросшие за последние 20 лет и принявшие ценности демократии и прав человека, продвигавшиеся западными странами.
Отдельный и важный вопрос – почему эти люди не смогли защитить свои ценности от дикарей и мракобесов, но каков бы ни был ответ, моральной ответственности с западных стран это не снимает.
На уровне деклараций, впрочем эта ответственность признается, но есть большие сомнения в том, что она будет в полной мере реализована на практике.
С другой стороны, абсурдно считать мракобесие Талибана выбором афганского народа. Захватившие власть силой талибы уже заявили, что их власть не будет демократической. Специальная исламская демократия по типу иранской, так же как российская “суверенная демократия” – не демократия. Демократия может быть только либеральной, позволяющей предлагать обществу любые варианты решений, вне зависимости от того, как к ним относятся толкователи священных книг, и доверяющей избирателям принимать любые решения о своей жизни.
Прогрессорство – привитие и защита внешними силами демократии и прав человека ничем не плохи, если успешны. Примеры таких успехов в истории есть, но нет никаких оснований ожидать, что такого же успеха можно было ожидать в специфической религиозной, культурной и экономической афганской ситуации. По крайней мере, вряд ли воля внешних субъектов к демократическому изменению Афганистана и вытекающая из нее готовность осознанно тратить ресурсы на достижение были столь велики, чтобы можно было всерьез ожидать успеха.
Очень жаль, конечно, тех афганцев, которые, не желая того, попали под средневековую мракобесную диктатуру талибов.
Дай бог тем из них, кто хочет, уехать.
Дай бог, чтобы сам факт появления существенной страты этих людей изменил Афганистан и обеспечил движение вперед вопреки декларациям Талибана.
Ну и дай бог сил и удачи тем, кто не оставил борьбы за более светский и более демократический Афганистан. Текст Ахмада Массуда в The Washington Post в этом смысле очень впечатляет.