Сергей Пархоменко: Россия в головах многих своих обитателей давно уже разделилась на две: на «белую» и «черную»

И тут самое время напомнить, что в сегодняшних диких цифрах приговоров по делу «Сети», которые привели так много людей в такое отчаяние и такую растерянность, — нет ничего нового и ничего необъяснимого для российского «правосудия» на нынешнем этапе.

Просто Россия в головах многих, очень многих своих обитателей давно уже разделилась на две: на «белую» и «черную». По вполне расовому принципу, несмотря на то, что никакого расового различия между народами, населяющими Россию (по меньшей мере, ее европейскую часть) нет. С точки зрения антрополога — нет, а с точки зрения российского обывателя — как раз есть.

И то, что происходит день за днем в «черной» половине России, начинает ужасать, повергать в бешенство или в уныние обитателей «белой» половины, только тогда, когда вдруг оказывается тут, на здешней стороне, и касается кого-то из нас, «белых».

Для дел, которые уже много лет рутинно разворачиваются в «черной» России — то есть в ее исламских регионах, на Северном Кавказе, в Татарстане и Башкортостане, — все это совершенно обычный набор деталей нехитрого конструктора, из которого так просто собрать очередное беззаконное зверство: никогда не существовавшая, выдуманная следствием «террористическая организация», случайно схваченные и произвольно вписанные в «дело» люди, подброшенное оружие, фальсифицированные улики, признания, полученные под пытками, и в конце — безумные, двузначные приговоры.

Я думаю, люди в погонах сейчас смотрят на весь этот вал протестующих криков и горестных стенаний с изумлением: «а чего они все бесятся? первый раз, что ли?»

Там, в «черной» России, когда так пытают, так обвиняют и так судят «черных», — еще никто не гарантирует, что человек, назначенный «террористом», доживет до приговора. Хорошо еще, если родственникам придется вымаливать у палачей прощение, а не хотя бы тело невинного человека, замученного во время «исследования обстоятельств преступления». Однажды нам предстоит увидеть такое и в нашей, «белой» половине России. Будем просить отдать тело, а сверху нам ответят теми же липкими губами: «Разбираются. Потерпите».

Когда вам кажется, что издевательства над правозащитниками, над журналистами и над адвокатами в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкессии или других исламских регионах, совершенно не касаются нашей «белой» половины, когда вы думаете, что «это их местная дикость, у них там так принято, пусть сами, между своими, черными, разбираются в своих делах», — помните, что границы никакой не существует. Потому что и то — путинская беззаконная Россия, и это — путинская беззаконная Россия.

И то, что стало обыденностью «там», рано или поздно станет фактом и нашей жизни «здесь».