Слава Рабинович
Министерство юстиции РФ сегодня включило «Медузу» в реестр иностранных СМИ, «выполняющих функции иностранных агентов».
Теперь возвратимся в 12 июня 2019 года. Медуза: «Мы приложили все усилия для того, чтобы найти компромисс и обеспечить безопасность 12 июня. Однако представители мэрии дали нам понять, что ни корректировки маршрута, ни согласования марша быть не может. В связи с этим мы слагаем с себя полномочия инициаторов этой акции и считаем невозможным призывать вас выходить на неё – поэтому каждый пускай решает сам».
Но главный перл был следующим. Шеф-редактор «Медузы» Иван Колпаков также написал, что не призывает выходить на митинг, так как это опасно: «Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите».
«Мы отбили нашего парня (т.е. Ивана Голунова), всем спасибо, все свободны».
А ведь это уже было…
«С кем вы, мастера культуры?» © Максим Горький
Иван Голунов, широко известный в узких кругах мега-профессиональный журналист-расследователь. Свои впряглись, отбили, вытащили.
Павел Устинов, начинающий актёр, обвинённый в том, чего не совершал, и получивший 3,5 года колонии. Флешмоб видео- и инстаграм-заявлений: от Константина Райкина, продолжая Максимом Галкиным, и далее, широко по «актёрскому цеху». Или «артистическому», если брать шире.
Мастера культуры, а где вы были раньше? Когда путинская ОПГ хотела убить и съесть Ивана Голунова? Или когда Илье Яшину давали пятый административный арест подряд? Или когда никого из независимых кандидатов не допустили до т.н. «выборов»? Или когда путинская ОПГ напала на Украину? Когда аннексировала Крым и убивала украинцев? А когда Путина возвращали на незаконный N-ый срок? Что вы делали и где вы были, мастера культуры?
Где были вы, а?
А что говорила Чулпан Хаматова – «Почему я голосую за Путина»? А какую фашистскую херню нёс Олег Табаков (земля ему стекловатой!) про Украину и украинцев, а? А что пиздел Алексей Баталов, пока не провалился в ад? Что вытворял Михаил Задорнов, пока не отъехал к сатане? Что вещали Иосиф Кобзон и Марк Захаров, пока ещё могли хотя бы чревовещать? Что продолжают вытворять Гергиев, Боярский, Бутман, Михалков, Мацуев, Роднина, Бортко, Прилепин и ещё хренова туча таких мерзавцев?
Они были (кто уже умер) знатными фашистами, и есть (кто ещё жив) знатные фашисты от искусства!
Знатным фашистом от искусства была и Лени Рифеншталь. Талантливая? Безусловно! Ну и что? Это не делает её не фашистом. Собственно, Адольф Гитлер тоже писал акварельки. Давайте вспомним сего деятеля культуры…
Мой папа, мой добрый папа, родившийся в 1926 году, через два года после смерти Ленина, уже при Сталине, он прожил всю свою активную жизнь в Империи Зла. Он был постоянным членом Союза театральных деятелей с 1950 (!!!) года до самой своей смерти в возрасте 88 лет. И ушёл он в январе 2014 года – за месяц до Крымнаша. За месяц до окончательного оформления режима путинской ОПГ в откровенно фашистскую диктатуру. И он, как гражданин, ветеран труда и член Союза театральных деятелей, и проживи ещё хотя бы чуть-чуть, он не пережил бы этого ужаса, который помогли сотворить его бывшие «коллеги по цеху». Особенно те, с кем он был лично знаком и даже вместе работал (со многими, перечисленными выше). Он был бы в ужасе.
Так что уважаемые Константин Райкин, Максим Галкин, Данила Козловский и все другие коллеги Павла Устинова «по артистическому цеху», которые участвовали в том идиотском флешмобе. Ну когда же вы поймёте, наконец, что вам надо впрягаться не только за актёра Павла Устинова и режиссёра Кирилла Серебренникова, но и за журналиста Ивана Голунова, и за техника Ивана Подкопаева, и за менеджера Владислава Синицу, и за индивидуального предпринимателя Данилу Беглеца, и за программиста Константина Котова, и за (кто он там по профессии?) Кирилла Жукова, и за студента Егора Жукова. И надо было впрягаться за всех узников Болотной. И надо было выходить на марши Немцова и требовать справедливости за это подлое убийство. И надо было протестовать против аннексии Крыма и войны против Украины. И надо было добиваться честных, свободных, демократических и справедливых выборов, на всех уровнях.
И надо было признать и публично заявить, что режим путинской ОПГ – это преступный режим, это фашистская диктатура, и что вы требуете восстановления конституционного строя!
Представляете, что бы было, если бы вы всё это делали? Если бы вы, с вершин ваших авторитетов, популярности и народной любви, несли бы в широкие народные массы все эти призывы, аргументы, убеждения – вместо трусливого поджимания ваших серых хвостов?
Не было бы никакого суда ни над Кириллом Серебренниковым, ни над Павлом Устиновым. Ни над Алексеем Навальным, конечно же.
Был бы суд над Владимиром Путиным и прочими главарями его ОПГ.
И Россия бы стала свободной. Лет намного раньше, чем…
Пастор Мартин Нимёллер, 76 лет назад:
«Когда они пришли за социалистами, я молчал – я не был социалистом.
Когда они пришли за профсоюзными активистами, я молчал – я не был членом профсоюза.
Когда они пришли за евреями, я молчал – я не был евреем.
Когда они пришли за мной – уже некому было заступиться за меня».
5 сентября 2016 года, «”Левада-Центр” включен в список НКО-иноагентов, центр стал 141-й организацией в списке НКО-иноагентов».
Да-да, после выхода из концлагеря Дахау (он был освобождён войсками союзников в 1945 году), пастор Мартин Нимёллер опубликовал своё знаменитое стихотворение «Когда они пришли…», переведённое на десятки языков, смотрите текст выше.
Сейчас я его попробую перефразировать и вложить в уста Льва Гудкова («Левада-Центр») в 2016 году. И каждый сделает свои выводы:
«Когда путинисты пришли за региональным фондом «Центр защиты прав средств массовой информации», я молчал, ведь «Левада-центр» не был этим фондом.
Потом они пришли за автономной некоммерческой организацией «Центр антикоррупционных исследований и инициатив “Трансперенси Интернешнл-Р”», и я молчал, ведь «Левада-центр» не был этой организацией.
Потом они пришли за автономной некоммерческой организацией «Мемориальный центр истории политических репрессий “Пермь-36″», и я молчал, ведь «Левада-центр» не был «Мемориалом».
Потом они пришли за Фондом некоммерческих программ Дмитрия Зимина «Династия», и я молчал, ведь «Левада-центр» не имел отношения к «Династии».
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать».
Медуза, как вам такое, знакомо теперь уже до боли? Ну как, удачно «отбили своего парня»?