RSS

Транстихоокеанский вызов. Первое впечатление

  • Written by:

5 октября с.г нерядовая новость пришла из американского города  Атланты: представители 12 стран – США, Японии, Малайзии, Вьетнама, Сингапура, Брунея, Австралии, Новой Зеландии, Канады, Мексики, Чили и Перу подписали соглашение по Транстихоокеанскому партнерству (СТОП). Полное название документа— TransPacific Strategic Economic Partnership Agreement (Соглашение о Транстихоокеанском Стратегическом Экономическом Сотрудничестве).
TPP_members

Российские СМИ ограничились по этому поводу стандартным размером в пару строк информационной ленты, не удостоив серьезными комментариями. И это притом, что Барак Обама назвал это событие главным достижением своего президентского тайма.

Модель 21 века

Назвать СТОП неожиданностью, тем более – сенсацией, с натяжкой можно только в одном аспекте: что документ емкостью свыше тысячи страниц удалось таки согласовать и принять. Если считать стартовой чертой инициативу четырех стран – Новой Зеландии, Сингапура, Чили и позже примкнувшего к ним Брунея создать зону свободной торговли (2005), то истории вопроса – 10 лет. Однако «моделью 21 века» для т.н. преференциальных соглашений оно стало только после того, когда в процесс вклинился Вашингтон. Это произошло в 2008 году. Именно с переходом ТОП под водительство США к нему потянулись Австралия, Вьетнам и Перу, в 2010 присоединилась Малайзия, а в 2012 году— Канада и Мексика. В результате образовался «общий рынок» объемом примерно в 40% мирового ВВП, четверть торгового оборота планеты и с населением более 800 млн. чел.

За этот период об этом чуде-юде написаны тонны отзывов и пророчеств, поэтому не стану напрягать читателя еще одним занудным описанием. Отмечу лишь самые общие черты, характеризующие его исключительность.

Первое: это не только и даже не столько торговля. Из 30 глав соглашения  непосредственно ее касаются только две; предусматривающие сокращение или полную отмену таможенных пошлин на 18 тыс. наименований промышленных и сельскохозяйственных товаров. Остальные посвящены правилам и нормам сотрудничества по широчайшему спектру вопросов: охрана интеллектуальной собственности, инвестиции, финансовые услуги, технические стандарты, нормы трудовых отношений, фитосанитария продукции, экология, отношения государства и бизнеса и т.д. Этим ТОП сильно выходит за рамки Всемирной организации торговли(ВТО) и очень напоминает ЕС, переговоры о режиме свободной торговли с которым США мучительно ведут уже не первый год. Только Вашингтон хочет пойти еще дальше. И в первую очередь – в утверждении приоритета частного бизнеса перед волей государств. Именно в этой части новая модель наиболее критикуема. И именно здесь, полагаю, ломалось больше всего копий в процессе 19 раундов переговоров.

map-tpp

Второе: СТОП как в Ноевом ковчеге по принципу «каждой твари по паре» свел государства, казалось бы, несовместимо разные по своему развитию и размерам, устройству и культуре, налаженным внешним связям и географическому положению. Взять хотя бы для сравнения крохотный (с населением около 400 тыс.) и один из самых богатых в мире султанат Бруней (с ВВП свыше 50 тыс. долларов на душу). И 92-х миллионный коммунистический Вьетнам с 3 тыс. долларов на душу (примерно 165-170 место в мире). Представляете, каково, имея в одном бокале США и Канаду, Мексику, Перу и Вьетнам выработать, к примеру, единые ограничители по зарплате, охране труда и т.п. В плане этой пестроты ТОП значительно контрастней ЕС.

Третье: по своему стратегическому замыслу это, безусловно, выпад против Китая. Чтоб не квалифицировать это как политологическое измышление, достаточно процитировать Обаму:”Когда более 95 % наших потенциальных клиентов живут за пределами наших границ, мы не можем позволить такой стране как Китай писать правила мировой экономики”, –  заявил он по поводу завершения переговорного марафона. “Мы считаем, что он (СТОП) поможет определить правила дорожного движения для Азиатско-Тихоокеанского региона”, – вторил ему на церемонии подписания представитель США Майкл Фроман.

Примечательно, что хотя российские СМИ и лично В. Путин неоднократно возмущались тем, что Россию оставили за дверями нового «общего рынка», ни в устах Обамы, ни в западных СМИ она в этом контексте даже не упоминается. Будто не имеет берегов на Тихом океане.

Как удалось американским переговорщикам добиться успеха в столь, казалось бы, бесперспективном деле – во многом загадка. Хотя бы потому, что переговоры велись под плотным занавесом, а  полный текст соглашения пока не опубликован. О его содержании известно лишь кое-что. Известно также, что американцы начали с двустороннего формата переговоров. Расчет оказался правильным: размер рынка США столь велик и заманчив, что ради попадания на него партнеры готовы идти на уступки. А Вашингтон со своей стороны через двусторонние договоры смог диктовать унификацию требований.

Тем самым США застолбили и свою ключевую и, одновременно, сторожевую роль в отборе новых кандидатов в ТОП, двери которого формально открыты для всех. Именно США будут начинать переговоры с претендентами. И если предположить, что Китай или Россия постучатся в них, то встретят американского привратника.

СТОП в системе координат

Как вписывается ТОП в уже существующий мир деловых блоков, давно и обильно испещривших планету? Каковые его координаты.

Начнем, пожалуй, с АТЭС – Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества – организации, созданной в 1989, в которую входят 21 государство, в том числе США и все члены ТОП, а также Россия и Китай. По своему характеру это «форум добрых намерений» с консультативными функциями. Ежегодно АТЭС проводи саммиты, чтобы поболтать на разные темы на уровне министров. Примечательно, что переход от трепа к делу – созданию свободного рынка рассматривается здесь лишь в перспективе 2020 года. Так что для 12 его членов во главе с США СТОП – это ускорение процесса. Причем не на шаг, а на целую дистанцию.

Более продвинутой является АСЕАН – Ассоциация государств Юго-Восточной   Азии, инициированная в 1967 году (Банкогская декларация) и объединяющая 10 государств региона с полумиллиардным населением. Здесь саммиты проходят уже на уровне глав государств, а внутри зоны с 1992 года действует режим свободной торговли. Более того, развивая режим партнерства с окружающим миром, АСЕАН распространила его на Новую Зеландию и Австралию(2009) и ведет соответствующие переговоры с Китаем, Японией, Южной Кореей, Индией. Кроме того, внутри Ассоциации есть поползновения и по другим сферам партнерства: экологии, энергетической безопасности. Из членов ТОП три страны – Бруней, Сингапур и Вьетнам входят в АСЕАН.

Наконец, непременно стоит упомянуть также БРИКС и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). Походя оценить роль и перспективы этих организаций невозможно – это отдельная песня. Поэтому ограничусь лишь самыми общими замечаниями. Безусловно, это наиболее амбициознные проекты (особенно БРИКС), но на данной стадии их развитие происходит в основном в инвестиционной сфере. Блоки не доросли до режима свободной торговли, а ее внутренний оборот намного ниже внешнего. Главными проектами являются создание пула валютных резервов и общего банка развития в пику Международному  валютному фонду и Всемирному Банку. Политически это, безусловно, антитеза влиянию США в жанре «многополярности мира», хотя между участниками этой модели и нет полного взаимопонимания на почве антизападничества. Если для Путина, пытающегося играть в этих компаниях главную скрипку, это главный лейтмотив, то Китай вряд ли столь прямолинеен в замыслах и чувствах. Во всяком случае, многочисленные инфраструктурные проекты под эмблемой Шелкового пути, обсуждавшиеся на последнем саммите в Уфе, в которых Россия финансово не сможет тягаться с Пекином, скорей всего будут служить распространению политической и экономической экспансии Поднебесной.

Впрочем, пока очевидно лишь одно: СТОП действительно пока является оригинальным и наиболее продвинутым проектом. Вопрос лишь в том, насколько он живуч. И как станет разворачиваться.

За и против

Начнем с того, что его еще нужно пропустить через ушко Конгресса. А туда, согласно процедуре, СТОП попадет лишь после того, как подпишет президент (ему дается 90 дней). И шансы на успех достаточно проблематичные, так как демократы настроены против. В частности, их позицию разделяет Хиллари Клинтон, чье интервью PBS NewsHour муссируют многие СМИ. При этом главный аргумент, высказанный ею и с восторгом поддержанный профсоюзами – это опасение притока дешевых товаров и сокращение рабочих мест для американцев. Ради этого она даже вспомнила о Североамериканском соглашении о свободной торговле, подписанным в свое время ее мужем, и аналогичное – с Центральной Америкой, которые обернулись потерей миллиона занятых. “Риски слишком высоки, и несмотря на все наши усилия, они будут в конечном итоге приносить больше вреда, чем пользы для трудолюбивых американских семей, чьи зарплаты едва сдвинулись с места». – предупреждает она.

Два видных финансовых авторитета –Ален Гринспен и Бен Бернанке – обратились в Конгресс с письмами, агитирую поддержать СТОП. Но им возражают многие другие эксперты, которые отнюдь не уверены, что плюсы перевесят минусы. Да, выиграют поставщики хороших вин и деликатесов из говядины, но пострадают под наплывом японцев автопроизводители.

В связи с этим известное деловое издание The Atlantic напоминает о том, что в 2010 в США по инициативе предпринимателя Гарри Мозера возникло движение, названной «reshoring», суть которого – в возвращении в США производств, некогда вывезенных за рубеж. Например, крупнейший мировой ритейл Walmart объявил, что будет тратить 50 млрд. долларов на закупки товаров американского производства, а гиганты-производители бытовой техники Whirlpool и элеваторов и лифтов Otis Elevator перевели часть мощностей назад из Мексики. Профессор Мичиганского университета Уолли Хоп считает, что СТОП станет «лежачим полицейским» на этом пути.

По мнению Х. Клинтон, серьезным упущением СТОП является и отсутствие в нем ограничений, связанных с валютным регулированием. Это позволит странам со слабыми валютами играть на понижении курсов ради продвижения своих товаров на рынки партнеров и затопить национальный рынок дешевыми товарами.

На подобного рода нападки игроки в ТОП демонстрируют оптимизм. Мол, недостатки лучше всего выявляются и правятся в процессе. «Автобус ТОП на остановке в Атланте не задержится и пойдет дальше», – говорит министр торговли Новой Зеландии Тим Гросер. Это было только начало, вторит ему японский премьер Синдзо Абэ.

Пекин переживет

Обозреватель GLOBALPOST Элисон Джексон считает, что Пекин воспримет СТОП с ледяным спокойствием. Во-первых, он мало что потеряет от того, что формально оказался за дверями нового «общего рынка», потому что из 12 стран ТОП имеет договора о свободной торговле более, чем с половиной- с Австралией, Новой Зеландией, Чили, Перу, Сингапуром, Брунеем и Вьетнамом.

Во-вторых, Пекин давно уже вписался в международное разделение труда, чтобы отстегивать свою долю. Джексон растолковывает это на примере изготовления рубашки. Китай закупает по низкой цене хлопок у Пакистана, добавляет свой труд на стадии превращения его в ткань и покраски, а на пошив беспошлинно отправляет во Вьетнам, который уже доставит ее на рынки США, Канады и др. Вот вам и выход на рынок ТОП!

Что касается внешнего инвестиционного рынка, то он уже занимает на нем третье место в мире. Китай является движущей силой Азиатского банка инфраструктуры и инвестиций( AIIB), который становится реальным конкурентом Всемирного банка и Азиатского банка развития. Этого арсенала денег ему вполне хватает и без проектов БРИКС и ШОС . При этом он не скован никакими партнерскими обязательствами.

Владимир СкриповВладимир Скрипов

Комментарии

Комментарии