“ВОЛКИ, ВОЛКИ!”
“Негритянского боксёра вы можете отличить по светло-голубой каёмке на трусах.”
Из Довлатова
Собственно, ничего нового: я уже подробно излагал свой взгляд на проблему полгода назад, в разгар истории с гибелью Флойда и раскруткой темы BLM…
Просто – свежий пример.
Вчерашний матч Лиги Чемпионов ПСЖ-Истамбул был прерван из-за расистского скандала, сообщают СМИ. Резервный судья матча Себастьян Колцеску назвал помощника главного тренера «Истанбула» Пьера Вебо – «чёрным», сообщают СМИ…
Если прочитать это сообщение, не зная контекста, перед глазами возникнет и впрямь неприглядная картина… Что же сказал этот отвратительный Колцеску тренеру “Истамбула”? Он обратился к нему именно как к черному? Как-то намекнул на расовую неполноценность?
Да нет же, упаси боже. Резервный судья, общаясь с главным по гарнитуре – и находясь в это время в эпицентре футбольных страстей – передавал информацию о том, какой именно человек на скамейке запасных “Истамбула” должен быть удален за агрессивное поведение (sic!).
А это и был Пьер Вебо.
И вот, помогая главному судьбе не ошибиться с карточкой, резервный судья назвал Вебо – черным. Просто – рядом были и белые помощники тренера, вот и все. Это было кратчайшее визуальное описание, без малейшей отрицательной коннотации! Если бы на голове у Пьера Вебо была красная бандана, судья сказал бы, наверное – тот, который в красной бандане. Если бы Пьер Вебо был одноногим, судья сказал бы – тот, который без ноги.
Несчастный Колцеску должен был, видимо, вспомнить слово “афроамериканец” и произнести именно его. О да! А главный судья, перед тем как показать красную карточку Пьеру Вебо, – преклонить перед ним колено. Но, видите ли, их мысли были заняты работой. Им в голову не приходило, что через минуту они станут жертвами отвратительной спекуляции…
Но слово “черный” было расслышано на скамейке “Истамбула”, и вот – “расистский скандал”! Высосанный из пальца, сварганенный на ровном месте, из ничего…
Расисты на стадионе ПСЖ в этот момент, скорее всего, были – как в любой случайно взятой толпе найдется и расист, и гомофоб, и антисемит, и просто человек с редким заболеванием… – но к судье Себастьяну Колцеску это не имеет никакого отношения. Он виноват только в том, что не успел вбить в себя до автоматизма новые, доведенные до абсурда, запреты эпохи “политкорректности”.
Слово “negro”, означающее – всего лишь и только! – черный цвет, объявлено расистским, а презумпция невиновности выброшена на помойку – и теперь не Вебо и примкнувший к нему Демба Ба должны доказывать миру, что судья Колцеску расист, а он сам вынужден судорожно оправдываться перед миром.
Ему грозит отстранение от работы и остракизм, а оклеветан он уже.
Интересно, кстати, каковы были бы судебные перспективы у иска Колцеску к тем, кто спровоцировал эту клевету?
Сегодня – полагаю, вполне ничтожные.
Но маятники имеют свойство возвращаться. И если очень долго кричать “волки, волки”, волки однажды придут – настоящие, а веры в крик уже не будет. И если, вместо борьбы с расизмом, долго и настойчиво заниматься спекуляциями на эту тему, оскорбляя здравый смысл и чувство справедливости, – расизм получит нешуточную эмоциональную подпитку. Уже получает.
И Пьер Вебо (или его потомки) встретятся однажды не с запуганным судьей Колцеску, а с настоящими расовыми проблемами, ими же и созданными и подогретыми.