Виктор Шендерович о Павле Гусеве: «бактерии не ошибаются»

В сегодняшний славный и хорошо согласованный день я не могу не вспомнить свое старое эссе про Павла Николаевич Гусева…

«БАКТЕРИИ НЕ ОШИБАЮТСЯ…»

Г-на Гусева я помню с начала восьмидесятых. 
В ту пору был он товарищем Гусевым — ответственным организатором международного отдела ЦК ВЛКСМ. Ходил гладко выбритым, носил значок Ленина на лацкане пиджака и был не на шутку озабочен реализацией решений очередного Пленума партии.
В его кабинете, кабинете главного редактора «Московского Комсомольца», прямо над головой товарища Гусева, висел тканый коврик с изображением Владимира Ильича — дар какого-то среднеазиатского комсомола.

Потом началась перестройка, и значок с Лениным сам собой слинял с гусевского пиджака. А сам Павел Николаевич пошел колебаться вместе с линией партии…

Осенью 1989-го мой приятель Борис Рейцен, работавший в ту пору в «МК», задумчиво сообщил при встрече:
— Знаешь: кажется, перестройка победит…
— С чего ты взял?
— Да вот, Гусь вышел на работу в бороде и джинсах! Такой стал демократ… А Гусь — он ведь зря не меняется, — глубокомысленно заметил Рейцен.

«Гусь» менялся не зря.
Когда случился и был подавлен путч, коврик со среднеазиатским «лукичом» был снят со стены и лег у входа в гусевский кабинет.
О Ленина начали вытирать ноги, в буквальном смысле. Сразу.
«МК», быстренько приватизированный бывшим членом ЦК ВЛКСМ, понесся в рынок по волнам демократии…

В середине 1990-х я увидел «Гуся» в президиуме Конгресса русских общин, рядом с секретарем Совбеза Скоковым. Про этого Скокова поговаривали, что он будет следующим премьером — а может быть, даже и…
«Гусь» сидел в президиуме, озабоченно кивая в такт патриотической байде.

Когда Скокова бесследно смыло очередной номенклатурной волной, Павел Николаевич вынырнул возле Лужкова, где и обитал до появления на горизонте В.В. Путина.
Возле этих очередных «скреп» Гусев и упокоился в константе.

И дай ему бог здоровья, члену ЦК ВЛКСМ, — он еще поведет нас в новые времена! Мы еще вытрем ноги о коврик с Путиным!

Сергей Гандлевский, услышав от меня это жизнеописание, сформулировал, как высек в граните:
— Бактерии не ошибаются.

Оригинал:

Комментарии

Комментарии