Очередная четверговая беседа с нашим постоянным экспертом, писателем и драматургом Владимиром Голышевым сегодня посвящена, конечно, переговорам в Минске. Начали мы беседовать с раннего утра, когда этот многочасовой марафон еще был явно далек до завершения, а закончили, когда переговоры уже закончились, но итоги их так и не понятны, т.к. стороны лишь подписали декларацию и не сообщили ничего внятного прессе, которая ждала их всю ночь. Но мы  все же попробовали пованговать, что означает происходящее. Вот что у нас получилось.

B9lK28pCQAAP52k

Владимир, прокомментируйте эпохальные переговоры в Минске, которые длились более 12 часов? Что в итоге? Война закончится?

– Итог мы пока не знаем. Возможны два варианта: 1) война остановится; 2) война не остановится. Варианта “война закончится” не существует. Потому что вопрос о капитуляции проигравшего в этой войне – Российской Федерации – пока не рассматривается.

Вы верите в то, что какие-то бумажки могут остановить реально войну и Путина?

– Это не предмет веры. Это вопрос вероятностей. Шансы на то, что Путин использует подписанную бумажку здесь же, в Минске, в единственном подлинно сакральном для него месте – сортире, ничтожна мала. А значит, в войне неизбежна пауза. Так как ни Украина, ни США, ни Европа не верят ни одному путинскому слову, пауза эта – не в пользу России. Возобновлять войну Путину придется с более подготовленным противником. И военную помощь Украина получит незамедлительно, так как все технические вопросы к этому моменту будут уже решены.

И как надолго эта пауза может растянуться, по-Вашему мнению?

– На день, на два, на три, на месяц… Путин находится в ситуации “воевать нельзя останавливаться”. И куда запятую ни поставь – всюду клин. Психически неуравновешенный московский клоун Александр Дугин придумал “теорию двух путиных” – “лунарного” и “солярного”. “Солярный” – лезет в драку, а “лунарный” – ссыт. Такая вот причудливая шизофрения. В Минск прилетел “лунарный” Путин. Но в Москве всякое может случиться. “Лунарный” путин до смерти боится отключения “свифта” и Гааги, “солярный” знает что и того и другого не избежать, а война – это, по крайней мере, весело. Как долго два путина будут между собой препираться – неизвестно. Но как только “солярный” одержит верх, война возобновится, и Россия потерпит в ней оглушительное поражение.


Но во время этого мифического перемирия у Украины будут связаны руки, а вот сепаратистам никто руки ничем не связывает и они будут продолжать убивать. В этом были главные претензии к предыдущему перемирию. Хорошо рассуждать имперскими категориями, для которых люди вторичны, первично государство. Но ведь Украина не империя, а каждый погибший – трагедия. Как снова не попасть в этот капкан обязательств, которые будет выполнять только Украина?

– Рассуждения о “плохом перемирии” из уст людей, которые не рискуют погибнуть на “хорошей войне”, не стоят ничего. Плевка не стоят, не то что ломаного гроша. А если наоходятся человеческие особи, которые в зрелом возрасте не в состоянии сопоставить ДЕСЯТКИ и ТЫСЯЧИ (именно такова разница в потерях), то ими должны заниматься психиатры и соцработники. Я не отношусь ни к той, ни к другой категории.

В Украине сейчас все в зоне риска. Удастся ли хотя бы как-то ограничить эту зону риска мятежными (захваченными) областями? Может, проще правда от них отказаться, выстроить стену и огромный ров с водой – и пусть себе сидят там? Такую тактику предлагал в свое время Лужков по отношению к Чечне – и возможно, был прав?

– Это очень наивные разговоры. Донбасс никому не нужен сам по себе. Украина не может от него отказаться, потому что там в заложниках ее граждане и потому что Донбасс – ее территория. А для России Донбасс – лишь инструмент управления Украиной. Кнопка. Рычаг… От кого Украина должна отгораживаться стеной? От своей территории и своих граждан? Грузия, находящаяся в гораздо более сложном положении, не меняет позиции по своим отторгнутым территориям. Почему это должна делать Украина? И потом, купирование данного гнойника имело бы хоть какой-то смысл, если бы остальная территория страны была стерильна. Но, простите, в данный момент главная угроза Украине исходит вообще не из зоны АТО, а из шикарных кабинетов украинских олигархов, их ньюс-рум олигархических СМИ, из кабинетов чиновников-коррупционеров, из сессионного зала Верховной Рады, в котором “депутаты-патриоты” с ценниками на лбу закатывают заказные истерики. Откройте список собственников украинских СМИ: Коломойский, Фирташ-Лёвочкин, Пинчуки, Курченко, Ахметов. А теперь взгляните на контент с точки зрения интересов Москвы. Вам не кажется, что враг давно в Киеве? И если с этим ничего не делать, олигархи разрушат Украину изнутри, а потом поделят ее шкуру с Путиным. Путин договорится с украинскими олигархами, поверьте! Он хорошо умеет делать только две вещи: цепляться за власть и “разруливать темы” с “реальными пацанами”.

Но денег сейчас нет ни у Украины, что бы содержать и восстанавливать Донбасс, ни у Путина. Кто должен это делать? Запад на свои деньки (кредиты за будущее Украины) содержать регион, с которого дивиденды будет снимать Путин? Зачем?

– Я не понимаю, о каком “восстановлении и содержании” в данный момент может идти речь? Это всё равно, что в 1943 году всерьёз обсуждать вопросы восстановления Сталинграда. Война идёт. Говорить о восстановлении можно будет, когда она закончится. А закончится она не миром, а пораженим агрессора. До тех пор, пока оно не состоялось, говорить можно только о войне. Всё остальное – послевоенный статус, деньги на восстановление и пр. – дань дипломатическому этикету. О главном – о “дорожной карте СССР” для РФ – никто вслух говорить не будет.

Переговоры завершились даже отсутствием подписанной какой-либо открытой бумаги (как бы ее не называли). Даже декларацию о намерениях не озвучили.  Это чей провал? Путина? Порошенко? Или старой Европы в лице Меркель и Олланда? Говорить о переговорах в отрыве от войны – бессмысленно. Что мы имеем? Путин накачал оккупированный регион оружием и “отпускниками” и, демонстративно растоптав Минские договорённости, кинул их в бой. Почти месяц длятся кровопролитные сражения. Были совершены чудовищные преступления против мирного населения: в Волновахе, в Донецке, в Мариуполе, в Краматорске. Ответственность за погибших лежит на Путине лично. Цель нового обострения озвучивалась неоднократно – перенести линию противостояния. Идеально, чтобы российские войска и вооруженные коллаборационисты взяли под контроль всю территорию Донецкой и Луганской области. Или хотя бы захватили Мариуполь. Или хотя бы “захлопнули” крышку “котла” на Дебальцевском выступе… Но они даже один терминал Донецкого аэропорта взять не смогли! Пришлось обманом его заминировать и полностью разрушить… То есть, налицо полный, оглушительный провал Путина на фронте. В Минск ему пришлось ехать без козырей.
Сделка, которую Путин предложил Украине, сама по себе провал. Потому что ради этого не стоило убивать такое количество людей и тратить столько денег. Первое: “фактическая линия”, вместо “минской” (после наступления на юге они почти совпадают). Второе: возвращение украинского кошта для ЛНР/ДНР. Если даже по таким скромным пунктам Путина не уважили, это уже не провал, а какой-то позор. Причем, последствия этого позора для Путина будут поистине катастрофическими. Утратил силу его главный аргумент – бряцание оружием! Он пугает, а Украине не страшно. Украина оглядывается на ощетинившихся современным оружием западных партнёров и пожимает плечами: “Ну, нападай, если “пушечного мяса” не жалко”. И право на разговор с позиции силы Украина завоевала кровью на полях сражений. Это не бравада. Сильный имеет законное право на позицию силы… В общем, Путин загнал себя в цугцванг. Что он может сделать? Снять вообще все требования – и капитулировать?.. В ходе минских переговоров стороны искали хитрую формулу, щадящую путинское самолюбие. И, судя по всему, ее не нашли. Никакой проблемы для Украины в этом нет. Она и так воюет. В отличие от сентября прошлого года, положение на фронте складывается в ее пользу. И активное включение в войну авиации и ракет, которым угражает Путин – это проблема, которую Украина будет решать с помощью США и НАТО. И можно не сомневаться в том, что совместными усилиями они ее решат: российские ракеты и самолёты будут исправно сбиваться, пусковые установки и аэродромы – уничтожаться. В свою очередь, Украина будут отвечать тем же. Причем, не только в зоне АТО. Военные объекты в Ростовской области, например, тоже не застрахованы. Не думаю, что такое развитие событий обрадует население России.
Владимир, а что означает отказ лидеров сепаратистов подписывать даже тот выстраданный документ “нормандской четверки”, который они постыдились показать как итог переговоров? Это выход из подчинения – или заранее задуманный спектакль, по Вашему мнению?– Понятно, что это спектакль. Интересно другое – зачем этот спектакль понадобился? Получается, Путина на переговорах прогнули – он был вынужден согласиться на “неприемлемые” для России условия. Пришлось искать нестандартный выход, для чего к бандитам отправили верного Суркова с инструкциями…

Большего унижения представить себе невозможно – глава огромного государства, еще вчера претендовавшего на мировое лидерство, прячется за спинами шпаны и верещит оттуда, что та его за руки держит – подписать бумагу не даёт. И если в вопросе прекращения огня эта смешная сценка хоть как-то работает, то в вопросе международного контроля над российско-украинской границей она не работает никак. Плотницкий и Захарченко не могут Путину запретить это сделать. Отказ в этом вопросе – это отказ Путина. Причем абсолютно ничем не мотивированный. Если твоих войск и вооружений там нет, почему бы на границу не повесить замок? Если есть – выведи. Всё просто.
Говорят, что Дебальцево требуют. Это такой стратегически важный город?– Дебальцево – важнейший транспортный узел. Но дело уже не в этом. Тут как и в случае с аэропортом – “дело принципа”. Бездарные российские военные, планировавшие операцию, положили в районе Дебальцевского выступа столько живой силы и техники, что уйти оттуда ни с чем – слишком болезненный удар по путинскому самолюбию. Отсюда его заявление про “котел”, которого, как утверждают находящиеся там украинские военнослужащие, нет. Фактически Путин уже официально перешел в режим двух “реальностей”. Очевидно, достигнуты договоренности о том, что украинский войска оставляют Дебальцево и все эти территории станут демилитаризованной зоной. Россиянам объяснят, что это “победа ополченцев”, украинцам олигархические СМИ скажут, что это “зрада Порошенко” (мол, “за что кровь проливали?!”) А на самом деле, это завершение блестящей операции ВСУ, которая позволила украинской дипломатии одержать еще одну победу. К миру это, конечно, не имеет никакого отношения. Но волна эскалации сбита. Украина и ее союзники получили необходимую передышку. ВСУ будут готовиться к новому обострению. А политическому руководству самое время задуматься о ситуации в тылу.

Но некоторые эксперты утверждают, что в Минске достигнут именно “чеченский вариант”, которого так хотел Путин. Так ли это?

– “Чеченский вариант” – это как? Обычно имеется в виду признание полевого командира законной властью и предоставление захваченным территориям жирного бюджета и квази-независимости. В России случилось именно так. Путин проиграл войну. И чтобы решить проблему, подкупил братьев Ямадаевых, которые контролировали Гудермес, и клан Кадыровых. Их предательство позволило Путину взять Чечню под контроль. За эти услуги он предателей щедро наградил, а клан Кадыровых устроил на захваченной территории некое подобие азиатской монархии за счет федерального бюджета.
По-моему, очевидно, что ничего подобного в минских соглашениях нет. Но дело даже не в этом. Сами эти соглашения – лишь способ добиться паузы в войне в удобный для Украины момент на выгодных условиях. Причем, необходимость в этих переговорах возникла от того, что Россия потратила бешеные деньги и бросил в топку войны сотни, если не тысячи жизней, чтобы переиграть партию в свою пользу. И в итоге лишь ухудшила свое положение.
А будущее Донбасса, естественно, будет решаться после войны – когда Россия вообще перестанет быть игроком и вынуждена будет решать исключительно внутренние проблемы.

Ну, и в конце беседы хочется задать вопрос, который явно волнует всех наших читателей. Как считаете, теперь, когда для Вас провал в Минске очевиден, Обама будет более решительным в плане военной помощи Украине?

– А в чём заключается “нерешительность” Обамы? В том, что он позволил украинцам записать все последние победы исключительно на свой счет (притом, что мы, например, не знаем, насколько активно использовались американские спецсрдства и разведывательная информация)? Или в том, что использует мнимую “подвешенность” вопроса о поставках в качестве козыря в дипломатической игре? То есть, попросту Обама плох тем, что не глуп? Так что ли? По-моему, очевидно, что в США уже принято стратегическое решение о демонтаже РФ – так же, как в свое время был демонтирован СССР. Путин старательно доказывал всем, что является РФ является глобальной угрозой, и ему поверили. В данный момент США и Евросоюз заботливо ведут Россию к краху. При этом главное желание могильщиков, чтобы покойница не брыкалась – ложилась в гроб спокойно, как в колыбель. Мнимая “мягкость” и “нерешительность”, которую постоянно приписывают Западу горячие головы – это стиль погребальных контор. Скорбная миссия не терпит суеты и резких движений.

Спасибо, Владимир. На фоне отсутствия каких-то официальных заявлений и объяснений мы с Вами сегодня нашли много ответов на те вопросы, которые вертятся у всех “на кончике языка”. Впрочем, как всегда.

Беседу с Владимиром Голышевым специально для “Русского Монитора” провела Кортунова Ольга. При повторных публикациях ссылка на оригинал является обязательной.

11 replies on “Владимир Голышев: “В Минске не нашли формулировки, щадящей самолюбие Путина””