Владимир Мелихов: холодильник никогда не победит телевизор

Довольно часто у тех, кто дает оптимистические прогнозы на будущее мелькают фразы, что скоро «холодильник победит телевизор», что «невыносимая жизнь понудит людей бороться за ее улучшение» и т.д. и т.п.
Так ли это на самом деле и смогут ли конкретные ухудшения материальной жизни подвигнуть людей на решительные меры по изменению системы власти, если их мировоззренческие стереотипы останутся неизменными, а чувство собственного достоинства и свободы – в той же беспробудной спячке?

Сложный вопрос, но на него есть ответ, если внимательно и вдумчиво оглядеться вокруг.
К примеру, про Венесуэлу я уже неоднократно писал.
Помните, когда в январе текущего года Гуайдо провозгласил себя президентом и вывел против действующего президента сотни тысяч митингующих? Многие тогда заявили, что режиму Мадуро конец, однако, я высказался тогда прямо противоположно. Да, венесуэльцы стали практически нищими, да, наступила полная разруха в медицине, жутко возрос бандитизм в стране, но ничто из этих лишений не опрокинуло чашу весов правления Мадуро. Большинство населения, армия и служащие его поддержали, и он продолжает править, в общем-то, легитимно. При этом положение дел в стране ничуть в лучшую сторону не изменилось, а продолжает ухудшаться всё больше. И причина была на поверхности, да только ее никто не хотел замечать и с ней соглашаться.

Однако зачем так далеко ходить, более наглядно этот же феномен можно увидеть и у себя под носом.
О городе Шахты в Ростовской области, куда перебрался мой дед, скрываясь с родного хутора от расказачивания, и где впоследствии родился мой отец, а потом и я, – я тоже уже рассказывал. Однако нынешнее его положение достигло уже критической точки деградации, как в материальном плане его жителей, так и в состоянии его социальной среды. Сегодня этот город с 235-ти тысячным населением является ярким ответом на вышеуказанный вопрос.

И вот как этот ответ выглядит.
Постепенно хирея из-за абсолютного беспредела и всевластия как областных, так и городских властей, экономика города всё больше и больше концентрировалась в руках узкой группы лиц, среди которых основными «предпринимателями» города были его мэры и их близкое окружение. Все в городе знали, кто, где, что и на чем воруют, как это жулье достигает успехов в данном ремесле – и смиренно наблюдали, возмущенно обсуждая подобное лишь меж собой.

На 2015 год г. Шахты из ста крупных городов России скатился на самую последнюю ступень по качеству жизни жителей. То есть город и его жители действительно были ввергнуты в настоящую нищету, но никаких волнений, никаких изменений в общественной, и уж тем более – в политической жизни региона не наблюдалось. Нищая жизнь тут же потянула за собой и целый клубок последующих проблем.

И вот, уже в 2019 году, город Шахты становится самым опасным городом России, занимая последнее место в рейтинге безопасных городов. Разбои средь бела дня, избиения на глазах многих присутствующих рядом, изнасилования – не только под покровом темноты, но и днем, грабежи квартир – стали чуть ли не каждодневной атмосферой жизни города, но и это положение дел по-прежнему ничего не изменило в поведении людей и в их отношении к местной власти.

Убожество социальной среды становилось уже нестерпимым и достигло своего апогея, когда, чтобы попасть к ДЕТСКОМУ стоматологу нужно было ждать очереди ДВА МЕСЯЦА (?!) Если набрать в поисковике «развал медицины в г. Шахты», вы увидите десятки публикаций, где обсуждается то, как люди, чтобы получить талончик к врачу, занимают очередь в 3 часа ночи, а получив его еще и не могут попасть к врачу в этот день; то, как в приемной женской консультации роженицы летом обливаются потом, а зимой дубеют от холода; или как пациентка, придя в поликлинику сломала в ней ногу, провалившись в сгнивший пол, а главврач клиники, вместо того, чтобы ей помочь, обозвал ее идиоткой… И многое, многое другое.

Казалось бы, вот то самое, что должно было довести людей до края терпения – невозможность получить элементарную медицинскую помощь, и главное – даже для своих детей…
Но смирились и с этим. В городе, как грибы, появились несколько десятков платных поликлиник, куда и стали ходить те, кому на хлеб не всегда хватает. «А что делать? – Не умирать же», – отвечали мне многие, когда, встречаясь с ними, я задавал один и тот же вопрос: почему вы терпите все эти издевательства?

И ведь город Шахты – не исключение: практически вся периферия живет если не так же плохо, как в Шахтах, то приблизительно так же.
Люди, находясь в среде безысходности, при полном отсутствии не только самого права, но и понимания этого права, не осознают своего достоинства, а поэтому его и не отстаивают.

И поэтому я всё больше убеждаюсь в том, что ни условный холодильник, ни ухудшение жизни и тому подобные напасти никогда не победят нынешнюю систему, если люди не обретут своего достоинства, его не осознают, и, осознав, не начнут бороться за свое право достойно жить.

А ведь всё это происходит на казачьих землях, где человек ценил свое достоинство и свободу больше жизни, где порядок и покой живущих на ней – был образцом для подражания всех иных территорий в Империи.

Однако с другой стороны я очень хорошо вижу, как люди, приезжающие на Мемориал, преобразуются в своих суждениях, становятся более открытыми и рассудительными. У подавляющего большинства из них пропадает агрессия, несдержанность, нервозность в высказываниях, не говоря уже о хамстве, хотя у многих из них взгляды на жизнь и идеологически и мировоззренчески отличаются от наших. Меняется даже поведение. Как меняется оно у многих российских туристов, приезжающих в европейские города.

И это происходит не потому, что мы оказываем на них какое-то давление или насаждаем им некую иную позицию, вовсе нет. Просто они попадают в совсем иную среду, где представлена история жизни людей, имевших свое достоинство, обустраивавших свою жизнь по своей воле и боровшихся за свою свободу тогда, когда их жизнь решили подчинить себе тираны. И именно они – их история, их облик и их принципы как бы обязывают пришедших следовать их образу жизни, их поведению и их мировоззрению. И это удивительная метаморфоза происходит с человеком у тебя на глазах – за пару часов.

Поэтому – и я в этом абсолютно уверен – победит нынешнюю систему только альтернативная среда, создаваемая в обществе теми, кто это поймет и способен будет сделать.

Без этого, без пробуждения внутри человека собственного достоинства – ни «холодильник», ни пенсионный возраст в 65 лет, ни развал медицины, ни что иное материальное – поднять его степень сопротивляемости к разложению не способен.

А пока, выходя в ту среду, которая нас окружает, мы видим то, что ее насыщает. Например, на ниже размещенном фото, сделанном в одном из киосков по продаже сувениров в станице Вешенской.

И вот здесь уместно упомянуть ряд комментариев, в особенности Сергей Малай к предыдущему сообщению, где вопросы образования, достоинства и свободы, как фундаментальных основ развития не только нашей страны, но и любой другой, отчасти затрагивались.
Сергей пишет в своем комментарии, что мои размышления – это «взор вдаль, в светлое будущее», и делать это можно только тогда, когда изменится политическая система в стране, и тогда само государство обязано будет заняться образованием своих граждан. А пока нынешнему обществу не по силам такая деятельность, она опасна – и вследствие этого неисполнима. Поэтому нужно ставить цели реальные, достижимые в сегодняшних условиях, которые могли бы пошагово представить тот путь, по которому «гнусный нарост с тела страны можно было бы содрать и снова сделать общество нормальным».

Я неоднократно отвечал на подобные вопросы и в своих сообщениях, и в комментариях к ним, особенно много мы обсуждаем их на тех встречах, которые происходят у нас на Мемориале с приезжающими на них людьми.

Но раз они возникают вновь и вновь, то постараюсь ответить на них предельно концентрированно, разбив ответ на отдельные пункты:

1). На сегодняшний день наше общество – единственное в мире, кто по длительности негативного воздействия находился под большевистской властью так долго – более 70 лет. Три поколения подверглись чудовищному геноциду сознания, нравственных и этических норм человеческого бытия. Это, безусловно, сказалось на менталитете нации, на его поведенческих стереотипах, на базовых нравственных основах. ГЛАВНОЕ ИСКАЖЕНИЕ в сознании произошло относительно ЦЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ и достойной его жизни.

Опыта выхода из подобного состояния не знает ни один народ в мире, тем более, что и после этих 70 лет эпоха обесчеловечивания у нас продолжилась ничуть не «хуже», чем при коммунистах. Ссылки на Прибалтику, Грузию, Украину и т.п. не корректны, т.к. у первых – их нахождение под большевистской властью по времени было вдвое меньше нашего, и при развале СССР часть населения еще помнила прежние времена и была ими воспитана. В Грузии советский молох прокатился только по верхушкам, а большая часть народа даже при Советах могла жить всё-таки более национальной, нежели советской, жизнью. На Украине вся ее западная часть так же не была до конца осовечена.

2). При отсутствии опыта и «пошаговых инструкций» выхода нашего общества из подобного состояния, его может заменить накопленный человечеством опыт обустройства достойной жизни в тех странах, которые на сегодняшний день являются в этом лидерами. И первое, что их всех объединяет – это демократическое устройство государства с непременным и четким разделением властей, независимым судом и свободой, как граждан, так и СМИ.
Идеальным вариантом для нас был бы просвещенный диктатор, который смог бы, так же, как и Ли Куан Ю (премьер-министр Сингапура 1959-1990 гг.), осуществить модернизацию общества, страны и экономики, при жесточайшем соблюдении законов, одобренных гражданами страны.

Но в нашей общественной среде подобных лиц нет и не будет, как не будет и того количества людей, которые смогли бы стать его порой. В Сингапуре не было 70-летнего царства коммунистов, и Ли Куан Ю, как и его соратники, вышли из совсем иной общественной среды. Поэтому о любой диктатуре, национальной, социальной, демократической и т.п. нам необходимо забыть и держаться от нее как можно дальше.

Поэтому основное направление – это создание демократического государства, у которого главная цель и ценность – это Человек и его добротная жизнь. Эту цель должны осознать и поддержать все слои населения, все идеологические противники – от монархистов до либералов. Потому что именно демократические институты государства дадут им возможность открыто и безбоязненно представлять свою идеологию, свои аргументы в ее защиту, выносить на суд граждан свои программы, отстаивать их на выборах и т.д. и т.п.

Зачатки подобного государства и последующего его развития наметились после развала СССР. Но советский менталитет номенклатуры, старой и вновь создававшейся, в своем сознании оставался образованным по-большевистски, где человеческая жизнь была разменной монетой, манипулируемой массой для достижения своих либо корыстных, либо идеологических целей. Поэтому смогла пройти такая варварская и несправедливая приватизация, которую сегодня оправдывают якобы объективной необходимостью, связанной с недопущением возврата коммунистической системы. (Подобное оправдание сродни оправданию пакта Молотова-Риббентропа, когда за «объяснениями» скрываются истинные цели). Всё это разорвало общество и вбросило в него сомнения в ценности демократических преобразований в стране.

Неиспользованным шансом построения демократического государства тут же воспользовались те, которые пройдя «огонь и воду» 90-х, возжелали «медные трубы» у себя под подушкой до скончания своего века. Последующая нехитрая манипуляция сознанием основной массы населения, уже привычной к подобным манипуляциям своими предшествующими поколениями, докончила дело. Мы все оказались откинутыми на 30 лет назад, только с еще большим, вывернутым наизнанку сознанием, полным пренебрежением к человеческой жизни и довольно серьезным репрессивным аппаратом для той части населения, которая подобное видит и стремится ему противостоять.

Всё это произошло, повторюсь в сотый раз, не столько по причине так называемой «национальной черты рабского менталитета» нашего общества, сколько из–за отсутствия в нем критически необходимой образованности. Образование – это не профессорские звания, не регалии народного артиста или планки орденоносцев, это не знание логарифмических вычислений и не навыки доказательств теорем. Образование – это УМЕНИЕ критически мыслить, объективно оценивать обстановку и поведение людей, отличать демагогию от реальности. Это – совокупность знаний, умений и навыков, позволяющих отделить зерна от плевел.

Отсутствие образования (именно в этом его понимании) и явилось основной причиной всех предшествующих бед и тех бед в будущем, куда более тяжелых, чем нынешние. Печально, если это образование для многих является всего лишь «взглядом в будущее», а не нынешней первостепенной задачей. Здесь же уместно уточнить и понятие СВОБОДЫ, о которой Елена Ельникова сказала, что «при всеобщей свободе вперед всегда вырвутся хищники», и что «наш олигархат и чиновничество обладают невиданной и неслыханной свободой», и чтобы их урезонить просто необходима твердая, даже карающая, рука.

Ну, во-первых, в странах с самым высоким ВВП на душу населения – Швейцарии, Норвегия, Сингапуре и т.п. – при общей свободе никакие хищники не подмяли под себя граждан этих стран; ну, а наш олигархат вместе с чиновниками, по-моему, – самые несвободные люди, т.к. каждый день они обязаны доказывать вышестоящему идолу свою лояльность и необходимость приноса ему в жертву своей совести. Да, они абсолютно «беспредельны» относительно тех, кто ниже их – но полностью повязаны теми, кто выше их.

Настоящая же свобода заключается совсем в ином – в праве свободного выбора, обеспеченного государственным устройством общества. И, разумеется, выбора не только своих представителей во власть, но и в праве личного выбора во всех сферах человеческой жизнедеятельности, находящегося в рамках тех законов, которое приняло для своей жизни общество.

Но, наверное, я уже вас утомил, поэтому вторую часть того, о чем я хотел сказать, а именно – о том, что же сегодня реально нужно делать и «простому» и «непростому» человеку – я напишу через пару дней.

А пока реальность такова, как внизу на двух фото – две реальности, которые формируют сознание человека.
Первая, как я уже сказал выше – обычный ларек в станице Вешенской. Вторая – одна из многих групп совсем юных ребятишек, которых привезли их родители к нам на Мемориал.

Комментарии

Комментарии