RSS

Александр Степанов. Цензура – Евросоюз идёт по стопам России?

  • Written by:

Русскоязычные либеральные медиа нередко утверждают, что Россия имеет серьезные проблемы с цензурой в Интернете, в то время как западная сеть остаётся оплотом свободы слова и вольнодумства. Но не может ли оказаться так, что в этот раз Российская Федерация действительно в кои-то веки «догнала и перегнала Америку»? Во всяком случае, такое впечатление возникает при знакомстве с тенденцией к усилению веб-цензуры в странах Запада, которую, по всей видимости, готовы подхватить даже такие IT-гиганты, как Google, Facebook и другие ведущие игроки интернет-индустрии. И методы подавления сетевого инакомыслия при ближайшем рассмотрении имеют довольно много общего с различными практиками, применяемыми с той же целью в РФ.

Одни из первых тревожных звонков прозвучали ещё в первой половине 2016 г., когда Европейская Комиссия и ряд IT-компаний подписали т.н. «Кодекс поведения в отношении нелегального хэйтспича». Хэйтспич или, в дословном переводе, «язык ненависти, язык вражды» – довольно модный термин, подразумевающий жёсткие, несдержанные словесные выпады в отношении различных групп людей. В самом кодексе хэйтспич определён как «публичное подстрекательство к насилию или ненависти в отношении группы лиц или члена подобной группы, определяемых по отсылке к расе, цвету кожи, религии, происхождению и национальной или этнической группе». Как видно по определению, это понятие довольно растяжимо и при желании под него можно подвести даже обычную критику определённых групп. Как бы то ни было, кодекс был принят на показательно добровольных началах и не предусматривал репрессивных мер за его несоблюдение. Всё это в известной степени напоминает российский «Кодекс поведения в соцсетях» от Леси Рябцевой, призванный в своё время регламентировать поведение журналистов и натолкнувшийся на волну критики от пользователей Рунета.

В декабре 2016 г. года ситуация стала ухудшаться. ЕС начал грозить крупным американским IT-игрокам принятием репрессивных мер, если те не проявят больше усердия в борьбе с хэйтспичем. В частности, Европейская комиссия пообещала принять специальные законы, чтобы ускорить действия со стороны компаний. Её не устраивает, что за 24 часа рассматривается лишь 40% случаев нежелательных сообщений, ведь это не соответствует кодексу поведения, согласно которому в течение суток должны удаляться все посты с нарушениями. «Если Facebook, YouTube, Twitter и Microsoft хотят убедить меня и министров в работоспособности незаконодательного подхода, они должны действовать быстро и стараться сильнее в ближайшие месяцы», – заявила комиссар ЕС по вопросам юстиции, потребителей и гендерного равенства Вера Йорова. Иными словами, ЕС не доволен тем, что цензурирование ведётся недостаточно быстро, и шантажирует IT-гигантов принятием законов против «языка вражды», если те не ускорят процесс удаления нежелательного контента.

Для решения этой проблемы в рамках сотрудничества с правительством ЕС корпорации приняли ещё одно спорного решение – создание общей базы «экстремистского контента». Принцип работы этой базы таков: каждое фото или видео имеет свои цифровые «отпечатки пальцев» – так называемые хэши. Компании будут делиться друг с другом хэшами материалов, идентифицированных ими как «экстремистские». В конечном итоге если хэш будет совпадать с имеющимся в базе, неугодный контент будет удалён. При этом сообщается, что компании не будут удалять ничего автоматически. Однако несмотря на эти заявления, известно, что Facebook и Youtube всё же начали использовать хэши для автоматической блокировки. Это серьёзный повод для беспокойства, ведь такую «автоцензуру» можно применять отнюдь не только для блокировки настоящего экстремизма. Что же касается России, то для неё такой способ далеко не в новинку – ещё в 2014 году под патронажем Елены Мизулиной была создана база «педофилических» материалов со схожим принципом действия. А уж про сотрудничество социальных сетей и государства пользователи русскоязычного сегмента интернета знают не понаслышке, ведь связи Вконтакте и ФСБ уже давно ни для кого не секрет.

Такова картина отношений надгосударственных органов Евросоюза и IT-компаний. При этом в отдельно взятых странах-членах ЕС также можно наблюдать ряд тенденций в сфере интернет-цензуры, напоминающих российские реалии. Так, в Германии при поддержке министра юстиции Хайко Мааса собираются воспользоваться помощью целой организации, чтобы искать хэйтспич на Facebook и доносить на недостаточно сдержанных в высказываниях авторов как модераторам социальной сети, так и компетентным органам. Пикантности подобному решению придаёт личность главы этой организации – бывшей работницы ШТАЗИ Анетты Кахейн. Сам же Хайко Маас ранее в открытом письме прямо высказывался о том, что «Facebook должен банить оскорбительный контент».

Следующими стоит отметить Нидерланды, где посты в социальных сетях с критикой беженцев могут привести к визиту на дом полиции. В частности, Марк Йонгенел, политический активист и владелец малого бизнеса, выразил в Твиттере своё мнение насчёт планируемого предоставления убежища беженцам в своём городе. Пост гласил: «Колледж в Слидрехте планирует принять 250 беженцев в ближайшие 2 года. Какой же плохой план!» Спустя несколько часов с ним связалась мать и сказала, что к ней домой в его поисках приехала полиция и теперь направляется к нему на работу. Когда служители порядка прибыли в офис Марка, он спросил: «В чём же проблема?» Полицейские ответили: «Ваши твиты». Кроме того, ему посоветовали быть осторожнее, высказываясь в социальных сетях, так как в случае возникновения беспорядков за это будет ответственен именно Марк.

В Великобритании интернет-пользователя может ждать не просто визит человека в форме. Вполне может быть произведён и арест за твит, в котором просто пересказывается разговор с представительницей одной из трёх авраамических религий. В частности, на своём опыте это проверил Мэтью Дойл, описавший в твиттере, как он вступил в диалог с мусульманкой, попросив её объяснить недавний теракт в Брюсселе. Та сказала, что это не имеет к ней никакого отношения, что было расценено Мэттом как «уклончивый ответ». Спустя некоторое время после публикации сообщения Дойл был арестован. Ему было предъявлено обвинение в использовании социальных сетей для разжигания расовой ненависти. Для Российской Федерации же аресты за посты в интернете уже давно привычны.

А в Финляндии, например, уже имеется целое подразделение полиции, называемое, собственно, «интернет-полицией». Занимается она не только случаями взлома чужих счетов и прочими проделками хакеров, но и борьбой с так называемыми «экстремистами», чьи взгляды несколько не соответствуют общепринятым нормам толерантности в Евросоюзе. В частности, полиция собиралась обязать местных провайдеров заблокировать доступ к сайту MV-lehti, рассказывающему о преступлениях, совершённых беженцами на территории Финляндии. Мотивировка вполне схожа с российской – то же самое «разжигание межнациональной розни», а метод борьбы с неугодным ресурсом и вовсе аналогичен методу Роскомнадзора с той лишь разницей, что полиция Финляндии пока собирается действовать через суд. Кроме того, в Суоми можно попасть под суд по обвинению в «языке ненависти» за пост в Facebook с цитатой «Не все мусульмане террористы, но все террористы мусульмане», как это случилось с политиком Теуво Хаккарайненом, прокомментировавшим июльский теракт в Ницце.

Однако если этого кажется мало, то можно также привести точку зрения официальных представителей властей. Министр внутренних дел Финляндии Паула Рисикко хочет направить больше полицейских для борьбы с хэйтспичем, а также призвала к рассмотрению необходимости изменений в законодательстве. Глава же полиции Финляндии Сеппо Колехмайнен пошёл дальше и прямо заявил о необходимости криминализации языка вражды. Здесь неплохо бы привести замечательную цитату упомянутого должностного лица, необычайно ярко характеризующую образ мысли современного левого функционера: «Конституция также защищает и свободу слова, но это не распространяется на расистские высказывания». Кажется, этой фразой сказано всё. В том числе и отношение леволиберального истеблишмента к самой идее права на выражение собственного мнения. «Конституция защищает свободу слова, но!» И кто знает, насколько скоро после этого самого «но» последует не только запрет на «расистские высказывания», но и на критику цензуры, глобализации и, наконец, власти в целом? Впрочем, подобный вопрос задавать теперь поздно, ведь в Финляндии уже снимают социальную рекламу, где в игровой форме предлагают детям доносить на своих родителей, когда те критикуют политиков в социальных сетях.

Александр Степанов

 

Комментарии

Комментарии