RSS

Евгений Левкович: Больше всего в интервью Чичваркина и Ходорковского программе «вДудь» меня взволновал интервьюер. Сам Дудь, то есть

Больше всего в интервью Чичваркина и Ходорковского программе «вДудь» меня взволновал интервьюер. Сам Дудь, то есть.
Сразу оговорюсь, к Юрию я отношусь хорошо. И как к человеку (хотя знакомы мы с ним довольно шапочно) и как к в ведущему (он, безусловно, прекрасный интервьюер и сделал клёвую программу). Но от нескольких эпизодов у меня, как говорил граф Толстой, волосы обратно в мозг проросли.
В частности, Чичваркин, рассуждая о феномене любви русского народа к собственной власти, которая, при этом, регулярно насилует тот самый народ в хвост и в гриву, упоминает историю со взрывами домов в 1999-м году, благодаря которой Путин начал своё восхождение, замочил в сортире десятки чеченских деревень и поднял свой рейтинг от неузнаваемого до президентского. Он упоминает знаменитую «оговорку» спикера Госдумы Селезнёва, сделанную им с трибуны парламента — о том, что «сегодня утром был взорван дом в Волгодонске», в то время как дом был взорван в Буйнакске, а в Волгодонске трагедия случится только через три дня. Приводит в пример «учения» в Рязани, когда бдительные жители дома по улице Новосёлов обнаружили в собственном подвале мешки с гексогеном и задержали закладывавших взрывчатку, а те, при проверке, оказались сотрудниками ФСБ, после чего тогдашний директор ФСБ Патрушев объявил на всю страну, что в Рязани всего лишь проводились учения (типа, тест на бдительность), а в мешках был не гексоген, а сахар (хотя взрывотехники рязанского УВД, которые были абсолютно не в курсе проводимых «учений» и первыми приехали на место обнаружения мешков со всей необходимой аппаратурой, подтвердили наличие в них именно гексогена). И, да, в любой стране мира, кроме, допустим, Северной Кореи, Руанды времён радио «тысячи холмов» и Германии времён Геббельса, это стало бы поводом для народного бунта, отставки правительства, уголовных дел на руководителей силовых ведомств или хотя бы серьёзного парламентского расследования (в зависимости от культурного развития той или иной страны), но никак не к голосованию «сердцем» за убийц, причём не только к голосованию быдло-электората, которому можно впарить, что дома взрывал хоть Билл Клинтон, хоть Арсений Яценюк, но и к голосованию элит. Чичваркин объясняет этот феномен наследием советского коммунистического диктата, многолетнего зомбирования, которое привело к оруэлловскому «двоемыслию». Люди просто отказываются верить в то, что родная власть может проделывать с ними такое, с этой информацией невозможно жить, с ней надо будет что-то делать — а что тут ещё делать, кроме как тут же идти с вилами на Кремль? Это ведь даже не воровство — твоих собственных детей четвертуют. Поэтому они эту информацию тупо отторгают. И отторгали бы её даже в том случае, если бы во взрывах домов им признался бы сам Путин.
Конструкция Чичваркина может быть и ошибочная (хотя, скорее, просто факторов намного больше), но понятная и логически обустроенная.
И тут Юрий Дудь поднимает вверх удивлённые глаза (совершенно искренне поднимает!) и рушит эту конструкцию одной фразой: «Я впервые об этом слышу…».
Юрий Дудь. Не «наследник совка», а прогрессивный хипстер. Не быдло у телевизора, а продвинутый пользователь интернета. Не грузчик водочного магазина, а один из самых талантливых и успешных представителей своего поколения. Выпускник журфака МГУ. 15 лет работающий в ведущих СМИ страны. Интересующийся политикой. А сейчас, по сути, являющийся частью политического процесса, поскольку его интервью с Навальным/Чичваркиным/Ходорковским смотрят миллионы людей. НИЧЕГО НЕ СЛЫШАЛ ни об «оговорке» Селезнёва, ни о рязанских учениях — то есть, не в курсе одной из ключевых историй, которая сделала страну такой, какой мы её знаем сегодня, и жизнь в которой того же Юрия, очевидно, не то чтобы сильно устраивала.
Да, в 1999-м Юрию было всего 13. Но он уже стажировался. И про «рязанские» учения говорили тогда не эзоповым языком по кабельному телеканалу, а в лоб на самом рейтинговом НТВ. А когда убивали Политковскую и Литвиненко, которые обо всём этом тоже писали и говорили — Дудю было уже 20. А потом он уже был главредом.
Правильно поймите, с моей стороны в этом нет никакого снобистского ёрничания — уверен, что Юрий Дудь знает и видел гораздо больше меня, 39-летнего. Пусть другого — но больше. С моей стороны это просто констатация факта. И её даже можно обернуть не в нытьё (мол, как всё беспросветно, если даже Дудь), а в конструктив (нельзя недооценивать необходимость распространения самой, казалось бы, лежащей на поверхности информации, этим надо заниматься, этим надо не лениться заниматься, это только нам в уютном фейсбучном мирке кажется, что все вокруг всё знают и понимают, а это не так, и в этом виноваты мы сами, лентяи, возомнившие себя самыми умными и достойными).
Хотя мне, признаться, сложно себя приободрить. Лично я — да, ною.
Я уже говорил, что ближайший выбор, который нам уготован (если он вообще уготован) — это банальный выбор между людоедами и не людоедами. Тут ничего не поделаешь — именно на такой выбор деградировало государство. И при наличие «Норд-Оста», взрывов домов, Беслана и нескольких десятков политических убийств, казалось бы, не нужно объяснять Дудю (и уж тем более, например, Ходорковскому) кто здесь, собственно, людоеды. Но они на полном серьёзе сравнивают менталитет Путина и Навального, обсуждают их фрейдистское сходство и «мы это уже проходили». И я не понимаю, что с этим делать.
Что проходили? Массовое убийство собственных граждан ради достижения корыстных целей? Даже в 1937-м мы этого не проходили. Убийца и конченная мразь Сталин умер, тем не менее, в стоптанных ботинках.

оригинал — https://www.facebook.com/evgeny.levkovich/posts/10207524935440964

автор — Евгений Левкович

Комментарии

Комментарии