RSS

Наш весёлый детский сад

  • Written by:

Эти на вид взрослые люди на самом деле ни в какой мере взрослыми не являются. Они сами отказались от взросления, потому что уверены, что маленьким зависимым дитятей быть лучше. И их психология – это в полном и точном смысле слова психология маленьких детей.

Вот это как раз чаще всего и не приходит в голову стороннему наблюдателю, пытающемуся понять «загадочную русскую душу», странные и, как кажется, совершенно алогичные и безумные поступки русских людей.


Русская Атлантида. Глава 9

Вадим Слуцкий

«Русская Атлантида» — это цикл статей о русской культуре и русской ментальности, о специфических особенностях русского уклада, обычаях и традициях русского народа.

Первые 8 глав цикла можно найти тут: http://rusmonitor.com/tag/russkaya-atlantida Все статьи Вадима Слуцкого  тут: http://rusmonitor.com/tag/vadim-sluckijj

***

Эта глава – о сходстве рабов с маленькими детьми, делающем Россию подобием детского сада, где должности заведующей и воспитателей занимают пятилетние дети.

Как известно, дети – вовсе не маленькие взрослые. Это психологически совершенно иные существа, которых по этой именно причине взрослым непросто бывает понять.

Тем не менее, детская (возрастная) психология достигла определённых успехов, и мы сейчас уже хорошо знаем, чем дети отличаются от взрослых.

О России часто говорят, что это страна загадочная. Умом её не понять (проще – другим местом) – и всё такое прочее.

Между тем, загадки нет. Просто рабство, которое русские выбрали много веков тому назад в качестве своего особого образа жизни, с которым навсегда себя идентифицировали, — неминуемо означает остановку личностного развития огромных человеческих масс, их инфантильность.

Иными словами, эти на вид взрослые люди на самом деле ни в какой мере взрослыми не являются. Они сами отказались от взросления, потому что уверены, что маленьким зависимым дитятей быть лучше. И их психология – это в полном и точном смысле слова психология маленьких детей.

Вот это как раз чаще всего и не приходит в голову стороннему наблюдателю, пытающемуся понять «загадочную русскую душу», странные и, как кажется, совершенно алогичные и безумные поступки русских людей.

Но если предположить, что эти люди – дети, то многое становится понятным.

*  *  *

lord_of_the_flies_by_xgerka-d4t7wu1

1) У нас на даче больше пыли!

Первая психологическая особенность детей, которую стоит отметить:  их уважение к себе, в отличие от уважения к себе взрослых, НОСИТ СРАВНИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР.

Что это значит?

Взрослый уважает себя за какие-то объективные достижения. Я создал дружную семью, вырастил достойных детей. Достиг высокого уровня мастерства в своей профессии. И т.п.

Взрослому не мешает то, что кто-то другой в той же профессии ещё более успешен, что чьи-то дети – ещё более удачные.

Чтобы уважать себя, взрослому не нужно сравнивать себя с другими, убеждая себя в своём превосходстве.

У детей всё не так. Дети, во-первых, плохо понимают, какие, собственно, существуют основания для самоуважения, у них не развито самосознание. Во-вторых, они не уверены в себе и им необходимо, именно по этой причине, убедить себя в своей полноценности и значимости прямо сейчас, не откладывая дела в долгий ящик.

Поэтому они научились добиваться иллюзорного самоуважения ЗА СЧЁТ ПРЕВОСХОДСТВА НАД ДРУГИМИ. Иногда – подлинного, но чаще – тоже иллюзорного.

Иначе говоря, чтобы ощутить, что с ним всё в порядке, ребёнок должен СРАВНИТЬ себя с другими детьми: если не со всеми, то с теми, кого он знает, — и убедить себя в том, что он их в чём-то превосходит.

Замечательные примеры подобного способа добиваться самоуважения есть у Корнея Чуковского в книге «От  двух до пяти». Скажем, один мальчик хвастался: «А У НАС НА ДАЧЕ СТОЛЬКО ПЫЛИ!»

Он не нашёл другого способа ощутить своё превосходство над собеседниками, как вот такой: с нашей точки зрения, очень странный. Мы же считаем, что это плохо, когда много пыли. Но у ребёнка другая точка зрения!

У него есть преимущество перед другими детьми. У них на дачах пыли мало – а у него много! Вот он какой крутяка!

Дети всё время хвастаются друг перед другом и стремятся одерживать победы друг над другом (в том числе – родные братья и сёстры – друг над другом). Это неизбежно, пока ребёнок мал и слаб. Так он добивается самоуважения.

А теперь задумаемся: если иметь на даче огромные кучи пыли – не такое уж большое преимущество, как нам кажется, — то иметь огромное количество средств массового уничтожения людей (термоядерных ракет и пр.) – возможно, тоже не такое уж преимущество?

Однако это не мешает большинству россиян испытывать законную гордость своей крутостью.

Хотя, если уж на то пошло, пыль лучше ядерных ракет (не такая опасная). Так что разумнее гордиться пылью – чем ракетами.

*  *  *

Тут необходимо кое-что уточнить.

Дети НИКОГДА НЕ СРАВНИВАЮТ СЕБЯ СО ВЗРОСЛЫМИ. Почему – понятно: это слишком невыгодно.

Так вот, русские воспринимают европейцев КАК ВЗРОСЛЫХ. Разумеется, я имею в виду европейцев западных.

Поэтому россияне стремятся ощутить своё превосходство, например, над грузинами и украинцами (которых воспринимают как равных себе и даже младше себя, по причинам, всем понятным), — но превосходить цивилизованную Европу не стремятся. А ведь именно это могло бы их стимулировать к нормальному экономическому и правовому развитию. Но увы!

Отношение русских к Европе и европейцам всегда напоминало отношение испорченного, хамоватого, но слабого и зависимого ребёнка к взрослым, от которых он, во многом, зависит, перед которыми лебезит и в душе преклоняется, но ради самоутверждения время от времени хамит им и делает на зло.

Так, кстати, часто ведут себя испорченные дети в детском саду по отношению к воспитателям.

*  *  *

Как видим, сохраняя свой традиционный – монгольский – уклад, русские вынуждены постоянно сравнивать себя с другими и постоянно хвастаться.

На это хвастовство они всегда тратили огромные средства.

Полёты в космос (хотя во многих российских посёлках и деревнях нет ни водопровода, ни канализации, и женщины стирают бельё в речках и ручьях, как в 13 веке), победы в олимпиадах (где наши простые русские ребята, такие, как Вик Уайлд и Витька Ан показывают всем этим ничтожествам кузькину мать) – это важнейшая составляющая русской жизни, без которой обойтись никак нельзя.

И это так будет всегда, пока ещё существует Россия.

Что-то измениться могло бы только в том случае, если бы русские научились добиваться самоуважения иным – конструктивным, взрослым – способом.

Но надежды на это нет никакой.

*   *   *

2) Я! Я!! Я!!! ВСЕ СМОТРИТЕ НА МЕНЯ!!!!!!!!!                                                                   Вторая психологическая особенность детей: им необходимо постоянно находиться в центре внимания окружающих.

Зачем это им?

Просто они не уверены не только в собственной значимости, но даже, как это ни странно, в самом своём существовании. То, что другие люди (особенно здорово, если это взрослые!) обращают на них внимание, подтверждает в их собственных глазах, что они есть, они существуют, и, более того, играют в этом мире определённую роль.

И никаким иным образом добиться этого дети не могут, потому что ничего ещё не умеют и их социальный статус крайне низкий.

Те же особенности мы видим у русских.

Особенно им сладко, когда их замечают ВЗРОСЛЫЕ: т.е. европейцы.

Поэтому русские время от времени – подобно хулигану-двоечнику с последней парты – стремятся обратить на себя внимание всего мира какими-то пакостями, поскольку иначе они привлечь к себе внимание не умеют.

Так ведёт себя Россия в целом. Так ведут себя и отдельные русские люди.

Скажем, недавно прогремела на всю страну гнуснейшая история ареста за «государственную измену» жительницы Вязьмы Светланы Давыдовой, матери семерых детей. Шум стоял по всей Руси Великой, и, разумеется, у многих зудело – ТОЖЕ ОТМЕТИТЬСЯ, чтобы все меня заметили: ВОТ ОН Я, Я ТОЖЕ УЧАСТВУЮ, Я ЕСТЬ, Я ВАЖНЫЙ И ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ! ВСЕ СМОТРЯТ НА МЕНЯ!!!

Например, журналистка Ольга Романова  сразу махнула в Вязьму и увидела: там мебель плохая. Закупили мебель и повезли. И Ольга Романова даже публично отрапортовала, что и сборщик вместе с мебелью едет.

Это всё – в то время, когда мама ещё сидела в следственном изоляторе ФСБ.

Ретивой Романовой, которой нужно было поскорее отметиться, подтвердить свой статус и обратить на себя внимание, не пришло в голову, что:

  1. люди бывают привязаны к своим вещам, независимо от того, дорогие они или дешёвые, и особенно это свойственно детям,
  2. чтобы узнать, что людям нужно, следует спросить у них самих: может быть, у них есть чувство собственного достоинства (которого сама О. Романова, увы, лишена), и они ответят, что ничего не нужно,
  3. пока мать в тюрьме, не следует отбирать у детей ещё и привычную обстановку и вообще что-то менять в их жизни.

Понятно, бурная романовская активность принесла и какую-то пользу: например, дети увидели, что они кому-то небезразличны. Но больше тут, скорее, вреда.

А всё потому, что цель – отметиться, заявить о себе, пролезть в самый фокус общественного внимания.

Зоя Светова – другая московская знаменитость, которой тоже надо ежечасно подтверждать свой статус – посетила Светлану Давыдову в узилище. Сделать для неё она ничего не могла и изначально сама это понимала. Но – отметилась: была, написала. Я важная, значительная, я – в центре внимания!

Так, когда был захвачен Театральный центр на Дубровке, на переговоры с Мовсаром Бараевым (главным террористом) вскорости прибыли и Ирина Хакамада, и даже Алла Пугачёва! Не имевшие, разумеется, никаких полномочий.

Но не в этом было дело. Важно – показаться, отметиться, пролезть в центр общего внимания.

Точно такая же психология, разумеется, и у Путина. Он вообще чрезвычайно типичный русский человек.

*  *  *

3) Я УЖЕ БОЛЬШОЙ!

Классическая фраза всякого нормального ребёнка: «Я уже большой!». Ну, или: «Я узе байсой!» — неважно.

Нигде так не популярны солидность и взрослость – как среди малых детей.

В этом смысле чрезвычайно характерно отношение русских к Европе, которую, как я уже отмечал выше, они воспринимают как Мир Взрослых, отличный этим от их мира.

Многим кажется отношение русских к Европе парадоксальным.

Больше всего они жаждут, с одной стороны, приобщиться к европейской жизни. Купить на свои кровные (т.е. наворованные) домик в Швейцарии или на Лазурном берегу — или, на худой конец, просто поездить, пошляться по Парижам и Лондонам – чтобы потом небрежно всем знакомым рассказывать (при этом выясняется, что никаких впечатлений о Европе, кроме 50 сортов колбасы в магазинах, у рассказчика нет), ощущая себя Очень Крутым от чувства приобщённости К НАСТОЯЩЕЙ ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ.

Но, с другой стороны, не меньше обожают и ПЛЮНУТЬ ЕВРОПЕ В ЛИЦО (или не плюнуть, а снять штаны – и громко пукнуть, опять же – прямо в ихний глянцевый фэйс).

Никакого противоречия тут нет. И то, и другое – варианты самоутверждения инфантильного, закомплексованного существа, которое в равной мере стремится и почувствовать себя взрослым, и сделать назло взрослым, чтобы убедить себя в своей от них мнимой независимости.

*  *  *

4) Мама: — Поздоровайся с дядей! Дитё: — Нет! Дядя чужой! Я боюююсь!!!

Дети боятся всего незнакомого, избегают всяких изменений.

Для них психологически очень важна стабильность: чтобы сегодня происходило то же, что вчера, чтобы вокруг были те же люди, та же обстановка.

Ребёнок просто не умеет меняться и поэтому боится изменений. Поэтому неизменность его мира – кажется ему гарантией безопасности.

Как известно, тысячи и даже десятки тысяч лет первобытные люди (психологически они были очень похожи на детей) ровно ничего не стремились менять в своей жизни. Они строили жилища, охотились, сватались и растили детей – в точности так же, как их предки.

Никакими объективными причинами это не было вызвано. Это особенность детской психологии и психологии инфантильных взрослых людей.

Вот почему «КАК БЫ НАМ ПОДМОРОЗИТЬ РОССИЮ?!» — всеобщее русское желание.

*  *  *

5) «А ТЕПЕРЬ Я БУДУ КАК БУДТО ДОКТОР!»

Детей не смущает то, что они ничего не умеют. Они тут не видят проблемы.

Если ребёнка попросить провести урок в классе или полечить кого-то, бойкое и уверенное в себе дитя ничуть не смутится. Возьмёт указку или стетоскоп – и будет изображать учителя или врача: ИГРАТЬ в него.

Разумеется, вменяемый ребёнок – пусть даже 4-5-летний – отлично понимает при этом, что он не настоящий врач или учитель, и что его действия – лишь имитация взрослой деятельности, детская игра.

Но представьте себе, что это дитё выросло, стало большое и толстое: в точности как взрослые. Оно занимает должность, имеет оклад, и немалый. Все его считают взрослым.

Вот в такой социальной ситуации невозможно догадаться, что ты не занят серьёзной деятельностью, а играешь, имитируешь её.

На эти имитации – чего угодно: парламента, суда, защиты прав человека (при отсутствии самого объекта защиты этих прав, т.к. Россия населена не людьми, а рабами, а это существа, по сути противоположные и даже антагонистичные человеку), государственного управления, экономической и научной деятельности и пр., и пр. – уходит огромное количество сил, времени и денег, хотя, вообще-то, лучше было бы потратить их не на эти игры, а на взросление.

Но это детям не приходит в голову.

И вообще, если дети живут без взрослых, это им и не может придти в головы. О том, что им нужно меняться, взрослеть, дети узнают от взрослых. Более того, без НЕОБХОДИМОСТИ взрослеть, без определённой СИСТЕМЫ СТИМУЛОВ – этот процесс роста невозможен, так как он психологически труден.

Дети – коль скоро всё зависит от них самих, от их решения – ВСЕГДА ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ВЗРОСЛЕНИЯ, если рядом с ними нет Образца-Взрослого (обычно это мама или папа) и нет никакой необходимости взрослеть: их никто не поощряет за взросление – и не наказывает за отказ от него.

А раз от взросления отказались, то и делать ничего не умеют – и приходится имитировать.

По этой причине в России не существует понятия «репутации». Все притворяются: кто кем может. Один притворяется государственным деятелем. Хотя объективно его деятельность направлена к разрушению государства. Другой – законодателем. Хотя он разрушает Закон. Третий – правоохранителем. Хотя он скорее «правоохренитель» или «правохоронитель». И т.д., и т.д., и т.д.

Имитировать – это обычная деятельность россиян.

Скажем, Гарри Каспаров всю жизнь играл в шахматы. Так как играл он не у себя во дворе, а в роскошных залах с большим количеством публики, это освещалось в прессе, ему платили большие деньги, он прославился – то ему казалось и кажется до сих пор, что он занимался важным делом. Хотя он всю жизнь играл в игры – как дитя. И ничего полезного не научился делать.

Но вот он перестал играть в эту игру. Перестал потому, что уже не может быть чемпионом, а он любит только выигрывать, и не любит проигрывать.

Но чем-то же нужно заняться!

И он решил поиграть в другие игры. В общественную деятельность. В журналистику.

Что это не игры, а серьёзные взрослые дела, что в этом нужно разбираться: быть квалифицированным и личностно зрелым человеком, чтобы это делать хорошо, — этого он не в силах понять.

Так же весело играют в свои игры миллионы россиян.

Любая деятельность – даже самая серьёзная, связанная с самой жизнью и смертью людей, — в России превращается в детскую игру, в имитацию. По всей стране миллионы детишек увлечённо строят замки из песка и города из бумаги. Им неважен результат: их увлекает сам процесс. И они себя прекрасно чувствуют!

Детишкам нужны воспитатели, нянечки. Кто-то должен им подтирать носы, останавливать их драки, воспитывать.

Но некому.

И они увлечённо изображают из себя взрослых, пыжатся – и очень довольны собой.

*  *  *

6) Я ЗАЖАЛ КУЛАЧОК – И КУКАРЯМБА НЕ ПРИДЁТ!

Всем, кто интересуется детской психологией, памятен один маленький пациент, который до ужаса боялся Кукарямбу. Кто такая эта самая Кукарямба, неизвестно. И сам этот мальчишка её никогда не видел и не имел о ней представления. Тем не менее, он был уверен, что она обязательно придёт ночью, если он не зажмёт край простыни в  кулачок и не будет так его держать всё время.

Если будет – значит, всё в порядке. Кукарямба не придёт и не съест его. Но не дай Бог разжать пальцы!

Такая фанатическая склонность к РИТУАЛАМ очень характерна для детей. Это видно, например, в их играх, которые чрезвычайно ритуализованы. Характерны ритуалы и для т.н. «примитивных народов», которые, как я уже отмечал, психологически очень похожи на маленьких детей.

В России также ритуалы играют огромную роль в социальной жизни. Как войти к начальнику, как поклониться, куда сесть – от этого в гораздо большей степени зависит успех, чем от квалификации или других каких-то объективных характеристик просителя.

Западные инвесторы этого часто не понимают, а если бы поняли, могли бы добиться гораздо лучших условий для себя, причём, не тратя на это ни одного лишнего пенни.

Ритуал всегда повторяется в неизменном виде – и тем успокаивает ребёнка. Ритуал – это сеанс самопсихотерапии, в которой малыш нуждается, так как ещё мал и слаб, неуверен в себе.

Поэтому ритуалы пронизали всю российскую жизнь сверху донизу. Даже семейная жизнь в России очень часто ритуализована. А уж общественная – это просто сплошной ритуал.

*  *  *

7) НАШИ ВСЁ РАВНО ПОБЕДЯТ!

Для ребёнка мир делится на две неравные и, во многом, противостоящие друг другу части: на НАШИХ и НЕНАШИХ.

«НАШИ» — это свои: мама, папа, бабушка и дедушка, тётя с дядей, братья и сёстры. «НЕНАШИ» — все прочие.

НАШ мир – большой, тёплый и прекрасный. НЕНАШ – незнакомый, опасный и вызывающий тревогу, хотя и чем-то притягательный.

Ребёнок никогда не обсуждает качества тех, кто входит в ЕГО мир. И так понятно, что они хорошие, добрые. Потому что – МОИ.

Папа – сильный и добрый. Мама – самая лучшая.

Это априори.

Любые попытки обсудить с ребёнком качества его близких воспринимаются им как агрессия, и он отвечает на неё тоже агрессией (только настоящей).

Вчера я заходил в гости к своим друзьям, уже пожилым людям. Они смотрели новости. И Геннадий Геннадьевич – человек умный, с высшим образованием, которому почти 80 лет – сказал: «Ну, НАШИ опять наступают!»

Это – под Дебальцево.

Прекрасный образ мира. НАШИ – НЕНАШИ. Когда НАШИ наступают, это хорошо. Когда ИХНИЕ – плохо.

Такое мировоззрение почти у  всех русских.

 

*   *   *

Сколько же может просуществовать детский сад, в котором должности заведующей и воспитателей заняли воспитанники младшей группы?

Трудно сказать. Раз повара и прочий техперсонал на месте, а финансирование поступает – то, видимо, достаточно долго.

Что там будет внутри твориться – это другой вопрос. Перспективы – опять же другой вопрос.

Но какое-то время он просуществует, пусть и недолго.

Однако, согласитесь, какое наслаждение для детей! Делаешь что угодно. Сидишь в кресле заведующей, звонишь по телефону – КАК ВЗРОСЛЫЙ!

Чудесно! Просто чудесно!!!

Правда, наслаждение это преходяще: когда-нибудь обязательно придут взрослые – и накажут. А если не взрослые – то сами дети всё разломают, сядут на обломках и заревут в голос: «У-у-у-у-у-у!!! Хааатииим к мааамееее!!!!!»

Но мамы нет. И уже не будет.

slutski_vБедные дети!

Вадим Слуцкий

Comments

comments

WordPress 4 шаблоны
{lang: 'en-GB'} v