RSS

СНГ: фантом или реальность?

  • Written by:

Минувшая пятница отмечена мероприятием, которое стоит прокомментировать. В казахском поселке Бурабай, расположенном в живописнейшем горно-озерном уголке посреди степи, прошло сразу два саммита- СНГ и Евразийского экономического союза (ЕАСЭ). Помимо главного кремлевского модератора, здесь собрались еще восемь глав государств и трое их посланников: туркменбаши прислал вместо себя вице-премьера, Молдова была представлена на уровне заместителя министра иностранных дел, а Украина –  временным поверенным в Казахстане.

Сообщается, что в формате саммита СНГ было подписано 16 документов. Затем число государств-участников сократилось до пяти и проводилось в формате Высшего Евразийского экономического совета (РФ, Беларусь, Казахстан, Армения и Киргизия). Чтоб не запутаться в названиях и терминах, давайте вначале разберемся, what is what?

Пара близнецов

Политологи нередко задаются вопросом, чем отличаются СНГ и ЕАЭС? Не близнецы ли они? И нужна ли такая пара? А поскольку вопрос этот геополитический, мнения поляризируются относительно и судьбы этих проектов – от официозно-оптимистического до полного отрицания их жизнеспособности.

Думаю, что истина поближе к середине. Долгое время бытовало мнение, что СНГ- это фикция, фантом, поскольку уж больно несочетаемы в своем культурном и политическом устройстве бывшие сводные сестры по СССР. Поэтому предел, которого способна достигнуть эта обитель – это создание площадки, на которой главы бывших колоний могли бы иногда встречаться, чтобы поговорить о том, о сем, погасить конфликты. Все остальное – блажь, «протоколы намерений», фантазии для утешения В. Путина с Назарбаевым.

Однако, в этой крайности есть, по меньшей мере, две неточности. Во-первых, политические конструкции стран, которые вошли в СНГ, не так уж сильно различаются. Все они, за исключением разве что Украины и Молдовы, управляются вертикальными режимами, различаясь не по сути, а по колориту. Конечно, между Путиным, Лукашенко, Алиевым и Бердымухамедовым можно найти несколько различий. Но сходств все-таки больше, и они – существенней. Это тот случай, когда путинский концепт о «суверенной демократии» и оправдывает, и сглаживает несхожести. Ну, а тот, кто все же не укладывается в этот норматив, постоянно в состоянии отторжения. Грузия вообще ушла, Молдова и Украина словно висят на волоске. Чтобы обезопасить себя от какого-либо диктата и ответственности за общие решения, Украинская Рада до сих пор не ратифицировала даже Устав СНГ.

Во-вторых, неверно трактовать СНГ и как клуб вроде Британского содружества, способный сотрудничать исключительно в гуманитарной сфере. Здесь все аккурат наоборот: именно экономический мотив поддерживает хоть какое-то тление жизни в этом конгломерате. Причем, как показывает опыт, в тех границах, когда экономическое пространство понимается просто, как пространство – поле, территория. И проект начинает буксовать при малейшей попытке Москвы предложить, тем более — навязать какие-либо надгосударственные органы и структуры. Примером тому — Таможенный союз. Даже при том, что пока единственным обязательством друг перед другом в нем является Единый таможенный кодекс, войти в него пожелали только пятеро (РФ, Беларусь, Казахстан и примкнувшие к ним Киргизия и Армения). Но и этого стало достаточно, чтобы начаться раздраю. В мае 2010 Беларусь едва не выскочила из ТС, в прошлом году Лукашенко крепко поссорился с Путиным из-за эмбарго на импорт белорусского мяса, а сейчас идет склока из-за того, что Минск якобы стал окном для транзита из ЕС в Россию запрещенных санкциями продуктов. Как только Кремль начинает разговоры об учреждении какого-либо наднационального органа типа Евразийского парламента или введении единой внутренней валюты , тут же встречает сопротивление и все вязнет в бюрократических процедурах.

Зато когда в 2012 году была создана Зона свободной торговли СНГ(ЗСТ), то есть просто поле для беспошлинной торговли, в нее потянулись почти все ( из членов СНГ не подписались только Азербайджан и Туркмения). Даже Украина вошла, причем Рада  мгновенно (уже в августе) ратифицировала договор. Это решение не поколебали даже самые резкие требования о пересмотре внешнеполитического курса, прозвучавшие после Крымнаш: глава украинского МИД Павел Климкин весной с.г. в ответ на выпад одного из депутатов заявил о нецелесообразности выхода из ЗСТ. По-видимому, этим объясняется и прибытие на нынешний саммит украинского представителя.

При этом премьеры, армянский Тигран Саркисян и молдавский Владимир Филат, — подписавшие договор, не говоря уже об украинской стороне, не забывали подчеркнуть, что это вовсе не противоречит их стремлению иметь аналогичный доступ и на рынок ЕС.

Что касается соотношения СНГ и ЕАЭС, то мне кажется, это не дубляж и не разное, а определенная попытка перевести СНГ на новую стадию. Кстати, именно так процесс трактует «Википедия». Другое дело, насколько это реально? По своему составу это та же пятерка, что и удерживается пока в сцепке ТС. Судя по риторике, с ним связанной, здесь все та же линия на «скоординированность» и «согласованность» для выработки единой экономической политики. Что из этого выйдет — как показывает история с ТС, большой вопрос.

На этом фоне ЗСТ с его «восьмеркой» играет роль запасного пути, резерва на тот случай, если затеи типа ТС развалятся. Ну, а на базе «свободного поля» можно отрыть зону и для пространств за пределами СНГ. Только это будет уже совсем иное измерение, стряхнувшее с себя все сентименты и фантазии на счет возрождения советской империи. Сплошной прагматизм. И только.

Немного подробностей

Поскольку свежи еще новости, на содержании саммита остановлюсь только очень коротко. Из множества вопросов, касавшихся мелочей, вроде эстафеты «городов культуры» или заявления по поводу 70-летия ООН, наиболее приметными были два вопроса: один политический, другой – экономический.

Первый был посвящен отчету В. Путина о сирийском походе и принятию заявления о международном терроризме . Этой теме был посвящен практически весь его доклад, в котором нового на эту тему нет ничего, и значение имеют только акценты. Смею предположить, что в данной аудитории важнейшим был тезис о том, что в Сирии орудует 5-7 тыс. архаровцев – уроженцев России. И нельзя допустить, «чтобы они полученный сегодня в Сирии опыт позднее применяли бы у нас дома».

Докладчик припугнул, что террористы попытаются прорваться из Афганистана через Центрально-Азиатский регион, чем обосновал важность принятия двух документов — Концепции и Программы военного сотрудничества в укреплении пограничной безопасности до 2020 года. Как ни странно на первый взгляд, но эти посылы, географически адресованные трем членам СНГ – Туркменистану, Узбекистану и Таджикистану, вызвали эхо именно из Ашхабада. Поводом послужили слова Назарбаева в общении с Путиным о том, что Астана обеспокоена недавними боевыми столкновениями между афганскими правительственными силами и талибами. Этого было достаточно, чтобы туркменский МИД тут же выразил протест, заявив, что ничего серьезного на границе не было и нет.

Столь болезненная реакция в совокупности с неприездом на саммит Гурбангулы Бердымухамедова вызывает вопрос. То, что талибы резко активизировались именно на туркменской границе с прошлого года, признают даже афганские правительственные СМИ и парламентарии. Более того, появлялись сообщения, что афганские туркмены формируют отряды, призванные из солидарности к соотечественникам препятствовать проникновению талибов к границе. Обстановке там столь горяча, что весной по всей ее линии пограничники начали строить заграждения из колючей проволоки. А сам президент дал приказ стянуть дополнительную технику.

В этой ситуации многие эксперты ожидают, что Ашхабад обратится за помощью к Москве. Но тот пока упорно добивается ее от Вашингтона. В дни работы саммита в Америку отправился глава туркменского МИД Рашид Мередов. Причем переговоры о военной поддержке со стороны США ведутся уже давненько. В этом контексте логично предположить, что делая ставку на Запад, и учитывая градус отношений его с Россией, туркменбаши избегает пока контактов с Путиным и не заводит речь о возврате российских пограничников на таджикско-афганискую границу.

Второй акцент был экономическим. Прискорбно отметив просадку СНГ по всем экономическим параметрам – от ВВП до торговли, Путин в который раз завел пластинку о переходе к расчетам в национальной валюте. Он напомнил, что базовый документ – Соглашение об интегрированном валютном рынке всеми уже подписан еще в декабре 2012 года. И не пора ли закончить его ратификацию, чтоб от слов перейти к созданию общего финансового рынка.

Что из этого получится – поглядим-увидим. А вот предметным итогом нынешней встречи стало ослабление позиции России в части дирижирования. Под напором партнеров ей пришлось снять Виктора Христенко с поста председателя Евразийской экономической комиссии и принять требование о ротации. С февраля 2016 его сменит армянский экс-премьер Тигран Саркисян.

Владимир Скрипов

Владимир Скрипов

Комментарии

Комментарии